Персоны Кинозал.ТВ. Лариса Белогурова

Краткая биография

Имя: Лариса Владимировна Белогурова

Дата смерти: 20 января, 2015 | 54 года

Место смерти: Москва, Россия

Карьера: Актриса

Жанр: Драма, комедия, мюзикл

Биография

Лариса Владимировна Белогурова — профессиональная спортсменка (художественная гимнастика), солистка мюзик-холла.

Лариса Белогурова родилась 4 октября 1960 года в Сталинграде (ныне Волгоград).

В 1979 году окончила хореографическую студию при Лениградском Мюзик-холле.

В 1985 году окончила Государственный институт театрального искусства им. А.В. Луначарского (ГИТИС).

В 1993 году окончила актёрско-режиссёрский курс Анатолия Васильева при Школе драматического искусства.

Снималась в главных ролях в фильмах: "Вольный ветер" (1983), "Остров погибших кораблей" (1987).

В знаменитом плутовском детективе "Гений" (1991) Лариса Белогурова снялась в роли Насти - любимой девушки главного героя, обаятельного афериста Ненашева, которого с блеском сыграл Александр Абдулов.

Ушла из жизни 20 января 2015 года.

"Свет погасшей звезды, или Истории неудачников"

Автор: Олег Гальченко www.gazeta-licey.ru

Некоторые знаменитости пропадают вообще без следа, и никакой Интернет не расскажет вам, где они сейчас. Так, например, неразрешимой загадкой для всех осталась судьба актрисы Ларисы Белогуровой. В середине 80-х она была одной из самых красивых молодых звёзд советского экрана. Бывшая спортсменка-гимнастка, солистка Ленинградского Мюзик-холла, она, может быть, не отличалась такой яркой индивидуальностью, как Догилева, Друбич или Дапкунайте. Но именно такие исполнители становятся центром всего экранного действия, угодив в руки хорошего режиссёра, точно знающего, где героиня должна эффектно пройтись туда-сюда, произнести запоминающуюся фразу, раздеться или спеть песню - пусть и не своим голосом. Лариса Владимировна после десятка ничем не примечательных ролей поймала свой миг удачи в 1987 году на съёмках "Острова Погибших Кораблей" - первого отечественного мюзикла, сделанного по западным стандартам. Вроде бы в кадре она и не делала ничего сверхъестественнного, но почему такие вокруг неё кипели страсти, было понятно. Критика ленту приняла как-то прохладно, публика же полюбила - особенно когда разобралась, что это за жанр такой специфический.

А актриса тем временем блеснула ещё ярче - в дуэте с Александром Абдуловым в авантюрной комедии "Гений", сыграв подругу главного героя. Некоторым померещилось даже, что это новая Любовь Орлова. Не случайно же именно Белогуровой досталась главная роль в фильме "Воспоминание о коровьем марше" - своеобразном новорусском ремейке "Весёлых ребят". Казалось бы, всё идёт отлично. В тридцать лет многие актёры только начинают понимать, какие характеры и жанры им ближе всего. Наша же героиня именно в этом возрасте - то есть после 1992 года не снималась ни разу. Споры о том, что с ней случилось, время от времени возникают на форумах и в прочих местах скопления киноманов. Версии высказываются самые противоречивые, зачастую просто фантастические. Но достоверно известно только одно. В 2006 году в свет вышла аудиокнига «Записки игуменьи Таисии. Воспоминания игуменьи Таисии Леушинской (Солоповой)», текст которой начитала Лариса Белогурова.

Какие закадровые события повлияли на столь радикальную смену амплуа, мы вряд ли скоро узнаем. Впрочем, нам и не положено всё знать. Уж слишком высокую цену приходится многим платить за возвращение ниоткуда.

Статья: Пластические драмы Ларисы Белогуровой ("Советский экран", № 1 1990 год)

Автор: Ольга Шумяцкая

Если уж ломать стереотипы, то до конца. Иначе не стоит и начинать. Вызов канонам — уже во внешности актрисы. Яркая блондинка в чалме — такой она предстала в фильмах «И еще одна ночь Шахерезады» и «Приключения Маленького Мука». Восточный «акцент», однако, присутствовал тоже, неожиданно сочетаясь с облаком золотистых волос. Она, наверное, могла бы сыграть и саму Шахереза-ду, и девчонку из аула, и опереточную красотку, и благовоспитанную барышню.

Удивительно и другое. Профессиональная танцовщица, Лариса танцует лишь в двух своих фильмах. И это после занятий художественной гимнастикой, экспериментальной балетной студии, хореографического училища, Ленинградского мюзик-холла, «школы» Фридрихштадт-паласта! Потом были ГИТИС, Театр имени Моссовета (сложная роль в спектакле «Инфанты»), Новый драматический. Но танец всегда оставался рядом. Нет, не танец даже, а.

—. движение, пластика, мимика, жест — это ощущение полной свободы, максимального самовыражения, когда владеешь всем, что тебе дано от природы. Жест первороден, рождается как бы сам по себе, интуитивно. Перетекает в звук, звук — в слово, слово — снова в движение, и возникают новые формы — пластические драмы. Сейчас я пробую себя и в них тоже у Анатолия Васильева, в Школе драматического искусства. Пытаюсь ставить сама, играю Настасью Филипповну в вечере Достоевского «Визави», в «Диалогах» Платона, «Разговорах запросто» Эразма Роттердамского.

В кинематографе мечту о пластических импровизациях Ларисе удалось осуществить лишь в телемюзикле Евгения Гинзбурга и Рауфа Мамедова «Остров погибших кораблей». Партнерство Константина Райкина оказалось счастливым.

— Мы страшно жалели, что встретились лишь к концу съемок. А все, что делали на экране,— импровизация, и только импровизация. Гинзбург снимал даже наши репетиции.

Кинематографическая судьба поначалу подбрасывала роли исключительно типажные. Первая — в картине С. Гаспарова «Шестой» — представила ее в амплуа романтической героини. Следующие это представление укрепили.

Романтический ореол начал понемногу таять в фильме «Прощай, зелень лета» Э. Ишмухамедова, где героиня Ларисы переступила ту возрастную грань, за которой восторженность сменяется усталостью, надежды — опустошенностью. Эта роль, по ощущению самой актрисы, стала ее первой «осознанной» работой в кино.

— Это осознанность, которая приходит после долгих диалогов с режиссером,— не только о характере героя, его психологии, но и о конкретных действиях на площадке. Плюс элемент актерской самостоятельности, когда включается что-то подсознательное, интуитивное.

— Присутствие интуиции все же необходимо?

— Мне нравится это слово — «интуиция». Интуиция — в актерской природе. Сознательное и интуитивное должны не сталкиваться, а сосуществовать.

То, что было — и успешно — опробовано у Ишмухамедова, нашло продолжение в «Отступнике» В. Рубинчика ( «Только после работы с ним я поняла, что истинно романтический характер невозможен без трагедии»), «Кумире» Е. Аралева («Почти театральная роль, потому мне близка ее драматургия»), новой картине Ю. Кара «Пиры Валтасара, или Ночь со Сталиным» («Фильм в стиле Фазиля Искандера — он автор сценария. Ирония, дивертисмент, гротеск. Я играю Нину, жену Берии»).

Отказ от амплуа романтической героини повлек и отказ от многих сценариев, на Ларису Белогурову в этом амплуа претендующих. Стереотип, хуже — штамп — штука живучая.

— Нет, нет, штамп актерской природе чужд. Игра — это спонтанность, свободное парение: все вновь, все впервые. Это отказ от прошлого. Я делаю то, что чувствую в этот момент, а если бы начала сначала, делала бы уже по-другому. И прошлого опять бы не существовало.

— Так что же, творчество не терпит опыта?

— Есть еще ремесло — актер находится в постоянном, непрерывном тренаже. Приобретается навык, он уходит в подсознание, а чувство в нужный момент «вынимает» его. А еще — то, что рядом с работой — все интересы, которые с ней смыкаются в конце концов. И стиль, и вкус, и сердце, и фантазии.

—. и желание сломать.

— Да! Ведь стереотип — это «нельзя». А творчество — «хочу и можно».