Мишель Серова: «Это моё интервью можно назвать одним из первых»

Мишель Серова не из тех, кого постоянно показывают по телевизору. Однако после единственного выступления на программе, посвященной ее отцу, Александру Серову,  девушка с удивлением обнаружила, что поисковые программы в интернете выдают на запрос ее имени около восьмидесяти тысяч ссылок. Несмотря на занятость, Мишель нашла время рассказать нам о музыке, учебе и своей жизни.

- Мишель, каково это, когда к вам испытывают такой интерес? Это выступление  — сознательный шаг к публичности?

— Можно сказать, что это был мой дебют на телевидении. Передача была посвящена папиному бенефису, его юбилею. Я пришла для того, чтобы сделать ему подарок, выбрала для этого очень красивую песню.  Папа был не против, но отправлять меня в свободное плавание по шоу-бизнесу он бы не хотел.  Хотя в интернете получился такой вот ошеломляющий сдвиг. Но мне кажется, что половина всех ссылок – лишь совпадение с именем или комментарии на папином сайте. А так, 80 тысяч ссылок – это многовато для меня.

- Чувствовали ли вы волнение на сцене?

— Многие боятся сцены, знакомые говорят: «Ой, ну как же так, Мишель, ты выходишь, а там столько  народу… Неужели тебе не страшно?» Но надо же учиться вести себя на сцене. Не просто стоять, а передавать то настроение, смысл произведения. Это большой труд, это не каждому дано, тем более, если это не развивать. Когда выходишь на сцену, чувствуешь энергетику зала, чувствуешь, что тебя слушают – это так приятно. Они же могут сказать: «Что это такое тут вышло? Мы хотим слушать Александра Николаевича!»  А они слушают и меня. Я получаю удовольствие от того, что я проживаю произведение, которое исполняю. Это очень ответственная и приятная работа.

- Музыкой вы увлеклись давно?    

— Я не могу сказать, что занимаюсь вокалом профессионально и трачу на него много времени. Скорее, это просто хобби. С детства мне было интересно танцевать, рисовать, играть на пианино, участвовать в каких-то театральных постановках. Ну и петь, разумеется. Еще в школе, когда меня пригласили в хор, решила попробовать. Мы выступали на детских праздниках, и я с радостью принимала участие. Как же так, праздник, а Мишель  не будет участвовать? Такого не бывает. После школы я начала параллельно  заниматься  вокалом, понемногу, но тем не менее. И получилось, что да, я пою (улыбается).

- Музыкальное образование получить не хотели бы?

— Конечно, хотелось бы, хоть в музыкальной школе я и не училась.  Думаю, что закончу первый курс, успешно сдам летнюю сессию, а потом уже займусь музыкой. Да, я понимаю, что впереди еще несколько лет учебы, но забрасывать вокал тоже нельзя, потому что голос — живая вещь, которую нужно всегда поддерживать. Он должен быть все время в работе, причем в довольно активной. Я предпочитаю песни довольно серьезного жанра — академические вещи, оперные. Потому что именно там ты раскрываешь свой голос. Это что-то недостижимое, в моем понимании. Это настолько красиво,  и очень мне нравится. И для этого нужны хорошие вокальные познания. Надеюсь, скоро могу осуществить эту свою небольшую мечту.

- Александр Николаевич вас в этом поддерживает?

— Папа вообще изначально был не то чтобы против, но он не хотел, чтобы я серьезно занималась музыкой. Потому что чем серьезнее я буду к этому относиться, тем больше времени и сил для этого потребуется.  Но шоу-бизнес – это сложная среда со своими «тараканами». Поэтому, честно говоря, там нужно вести себя осторожно. А папа, естественно, хочет уберечь от всех невзгод, поэтому идея моего выхода на сцену ему не близка.

- К слову об учебе, где вы учитесь сейчас?

— В МГИМО на первом курсе факультета журналистики (кафедра связи с общественностью). Это творческий  факультет, у нас часто проходят мастер-классы. Вообще-то это интересно, мне очень нравится. Правда, не могу сказать, что мечтала связать свою жизнь с журналистикой, скорее, просто факультет, из всего предложенного, самый креативный.  Плюс здесь отличное преподавание языков. У меня их два – испанский и английский. Признаюсь, приходится нелегко: я учусь 6 дней в неделю, на дневном отделении. Но никто не говорил, что будет легко. Понятно, что учеба — это тяжело, и надо прилагать много усилий — как моральных, так и физических.

- Как вы относитесь к критике, боитесь неправильного мнения о вас?

— Я могу сказать, что у каждого человека есть своя точка зрения. На вкус и цвет, как говорится, товарища нет. Кому-то нравится, а кому-то нет. Я не могу навязывать себя и то, чем я занимаюсь. Если человек это принимает, то хорошо,  я очень рада, мне приятно, и спасибо. Если не нравится, то, в принципе, когда критикуют — это хорошо. С одной стороны, потому, что ты видишь свои ошибки, свои минусы, и это тебе помогает двигаться в положительную сторону. Ты можешь исправиться и достичь чего-то большего, попробовать себя немножко по-другому подать. Так что я нормально и спокойно к этому отношусь. Хорошо, когда родные могут высказаться и отметить те моменты, которые были неудачными. Это пойдет мне на пользу, я смогу учиться на своих ошибках, смогу их исправить и все будет нормально.

- У вас есть девиз по жизни?

— Я не могу сказать, что у меня есть конкретный девиз. Если сформулировать, то я считаю, что надо всего добиваться, учиться и стремиться вперед. Не надо отчаиваться. Если есть преграды,  их нужно спокойно преодолевать, перешагивать через них и идти дальше.

- Ваш отец —  известный музыкант и певец. Чувствуете, что передались отцовские гены?

— О да, получается, что с детства меня окружала музыка, папина, в основном. Я жила в этой среде. Ко мне приросло его творчество. И я тоже начала заниматься музыкой. Что интересно,  мы с ним по знаку зодиака оба овны, поэтому такие целеустремленные, настойчивые и упертые.  Собственно говоря, мягкими наши характеры нельзя назвать.

- Хотели бы вы  исполнить какую-либо его песню?

— Даже не знаю, папино творчество все же посвящено женщинам.  Не могу сказать, что я осмелилась бы исполнять его песни. Дуэтом – да, было бы здорово и замечательно, но, мне кажется, мне надо еще учиться, чтобы петь с папой.  Я еще пока не доросла до него.

- Мишель, в вашей семье сохранились  воспоминания о том, в честь кого Вас назвали?

— Мама меня хотела назвать Настей, но когда папа приехал с гастролей, то сказал, что  будет Мишель. Потом оказалось, что он назвал меня в честь актрис Мишель Мерсье и Мишель Пфайфер.

- Помогает или мешает вам ваша фамилия?

— Я довольно-таки простой человек и никогда не вызывала особый интерес со стороны ребят по поводу того, кто у меня папа. Пресса? Ее особо не было. Я и мама всегда были далеки от этого. Это мое интервью можно назвать одним из первых. Не могу сказать, что какое-то предвзятое отношение было и есть, со стороны моих одноклассников  и однокурсников. Не было такого, что, мол, «вот у тебя папа такой известный человек, значит ты такая невоспитанная, так себя плохо ведешь, у тебя какой-то скверный характер, ты с людьми очень небрежно поступаешь, наверное, и вообще ведешь себя высокомерно».  Никогда не слышала ни от кого подобных комментариев!  В принципе, со мной все очень откровенны и искренни. Я, в свою очередь,  отношусь к людям также. Поэтому я никогда не видела злых глаз со стороны или  слухов про себя. Помню, моя одноклассница рассказывала мне, что, когда узнала, что дочка Александра Серова будет учиться с ней в одном классе, то думала, что я, скорее всего, окажусь заносчивой.  А когда пообщалась со мной, мнение свое поменяла.  Я преподношу себя такой, какая я есть, без масок. Есть я, такой меня и принимайте. Иначе быть не может.

- Много ли у вас друзей?

— У меня есть люди, которые мне очень близки. У меня были друзья и в школе, но некоторые просто  уехали учиться в Лондон или в Швейцарию. Связь оборвалась, так как  у каждого своя жизнь, и общаться на расстоянии, как раньше, очень тяжело. Сейчас у меня новые знакомства, новые друзья, они тоже все замечательные и открытые. В институте, в моей группе много девочек, все они разные, но доброжелательные и открытые. Именно там у меня довольно-таки много близких подруг и друзей, с которыми мне приятно общаться, проводить вместе время не только в вузе, но и вне его. С мамой у меня очень хорошие отношения. Она часто делает мне замечания и поучает. Я ей очень за это благодарна, потому что, если бы не ее воспитание, то я бы не была такой, какая я сейчас есть.

- Можете сказать, что вы счастливы?

— Я абсолютно счастлива. Счастье – это состояние души, когда человек чувствует и покой, и благополучие, и заботу, и внимание. Счастье – это когда у тебя есть близкие люди, которые о тебе заботятся, и о которых ты тоже можешь позаботиться. Для человека достаточно любить и быть любимым. Я горжусь тем, что в данный момент у меня все это есть.

- Если бы можно было выбрать в какую эпоху жить, вы бы остались в этой?

— Меня в ней все устраивает. Конечно, есть свои минусы, которые хотелось бы исправить. Но бежать от этого обратно в прошлое, и жить там, думаю, не стоит. Потому что там может быть совсем не лучше. В другое время могут быть те правила, которые противоречили бы моим установкам. Мне не хочется бежать назад, а хочется идти вперед, смотреть в будущее. Может быть, как-то изменить его. У нас есть огромное количество времени в настоящем, чтобы строить то, что впереди,  и никто не запрещает этого делать.

Анастасия Лицоева