Ночной Разговор у Алексея Лушникова: Сергей Рогожин.

Архивы ток-шоу Пионер

Ночной Разговор у Алексея Лушникова

Сергей Рогожин

ЛУШНИКОВ: Хочется начать программу с неких корней и мотивов твоего первенства У меня есть 6 вариантов мотивов, которые, на мой взгляд, толкают людей на первенство.

РОГОЖИН: А если я отгадаю, то какой приз?

ЛУШНИКОВ: Выбирай (показывает на публику, смех). Первый мотив — влияние родителей. Может случилось так, что ты, родившись в Молдавии, изначально был испытуем родителями, которые говорили: у тебя хороший голос и тебе надо стать звездой? Есть ли влияние родителей как мотив?

РОГОЖИН: Есть влияние родителей, безусловно, все родители оказывают на детей свое влияние, но мне ни кто никогда не говорили, что я должен стать звездой. В детстве я все время пел совершенно при любых обстоятельствах, может быть, в неподходящих местах. Недавно я приезжал в Запорожье — на Украине — и я пошел со своим приятелем на рынок. Перед тем как мы с ним пошли, он меня очень удивил — он мне сказал: «Я пойду с тобой на рынок, только я тебя умоляю — не пой по дороге.» Т.е. я могу идти и напевать, еще что -то делать, люди обращают на меня внимание, но меня это не сколько не смущает, потому что это для меня естественный физиологический процесс.

ЛУШНИКОВ: Другой мотив — деньги. Известно — деньги во имя денег. Человек может произвольно или не произвольно старается выбрать ту профессию, тот род деятельности, который, на его взгляд, приносит много денег… Так уж мы устроены. Были ли деньги как мотив?

РОГОЖИН: Я вообще этого вопроса не понимаю, честно говоря. Я не отрицаю значения денег в нашей жизни. Безусловно, когда их много — это хорошо, но когда речь идет об артисте или художнике, и когда речь идет о настоящем артисте, не в плане похвальбы, а в плане значимости, то, как я себе это представляю и понимаю, а я себя к этим людям причисляю, поскольку я все это делаю для себя с большой буквы. Ты понимаешь, о чем я говорю? То в данном случае не мы выбираем профессию, а профессия выбирает нас

ЛУШНИКОВ: Тогда попробуем третий мотив — известно, что каждым человеком двигают его комплексы, я в чем-то закомплексован, ты в чем-то закомплексован, даже независимый журналист Богданов, вероятно, тоже в чем-то закомплексован, но, может быть, где-то именно комплексы толкнули тебя на первенство?

РОГОЖИН: Сцена — это дар и эта профессия — это дар, поэтому я его могу уже использовать так или иначе и, выходя на сцену, возможно, я решаю какие-то свои комплексы, потому что на сцене, в кадре при съемках видеоклипа, кино или еще как-то — я могу быть таким, каким мне хотелось быть, не скрывая свои комплексы и в то же время прячась за какую-то маску. Этот дар позволяет мне этих комплексов не стесняться.

ЛУШНИКОВ: Известна великая сила любви, мы даже летом снимали с тобой на эту тему программу. Может, все-таки любовь какая-то тайная, какая-то страсть, может быть, удачная, может быть, неудачная. толкнула тебя к первенству?

РОГОЖИН: Любовь — это тоже дар, которому надо быть благодарным. Есть люди, которые не способны любить, они лишены этого дара и это ужасно.

ЛУШНИКОВ: Случай. Известно что происходит какой-то случай, совершенно небольшой, казалось бы, маленький штрих, который меняет всю жизнь. У тебя был такой случай?

РОГОЖИН: Такие случаи были и их было несколько, я глубоко уверен, что где-то там наверху они запрограммированы, эти случаи, и я думаю, что мы в состоянии на это все влиять. Я не очень люблю явные импровизации. Каждая импровизация, каждый экспромт, к чему я отношу случай, должен быть хорошо подготовлен. Случай случается с тем человеком, который готов к этому случаю. Если он себя не готовит к этому случаю, если даже он с ним случится — пользы он ему никакой не принесет. Поэтому к этому случаю надо быть всегда готовым.

ЛУШНИКОВ: Последний мотив, который я тебе предложу — это амбиции. Наверное, людьми творческими, прежде всего, движут амбиции, может, поэтому я оставил этот мотив последним, как наиболее вероятный.

РОГОЖИН: Артист без амбиций — это никто. Человек без амбиций — это просто творческий человек, а не артист. Он может заниматься этим для себя, но человек, который хочет донести это до публики, который хочет кокетливо спросить — Ну как это Вам? — и, мало этого, спросить — он хочет, чтобы это было лучше, чем у всех остальных в его территории какой-то, в его направлении. Поэтому, безусловно, амбиции должны присутствовать, и у меня они есть. Главное — не дать им захлестнуть все остальное, чтобы не остались одни амбиции просто на голом месте.

ЛУШНИКОВ: Амбиции, комплексы, любовь, деньги, влияние родители… Что все-таки, на твой взгляд, является наиболее сильным мотивом?

РОГОЖИН: Каждый выбирает сам. Все то, что ты говоришь, в совокупности присутствует для того, чтобы быть первым, все что двигает — это все есть, то, что ты говорил, но я не могу тебе точно сказать в каком процентном содержании этот коктейль.

ЛУШНИКОВ: Понятно, и мне кажется, что мы как-то немножечко определились. Перейдем ко второй части программы, а именно — зачем это все надо? Может, лучше было заняться другим делом?

РОГОЖИН: Я очень надеюсь, что я отношусь к тем людям, которых боженька поцеловал. Хочется верить, что я не сам все это придумал, а так случилось, что это нужно не только мне, но и другим. Если это нужно одному, другому, то я уже счастлив.

ЛУШНИКОВ: Давайте обратимся к вопросам.

КРУГЛОВА («Гражданин Weekly»): Сережа, по жизни ты играешь какую — то определенную роль?

РОГОЖИН: Мы все по жизни играем определенную роль.

КРУГЛОВА: А какую роль?

РОГОЖИН: Не скажу. Должна же быть в артисте какая-то загадка, я же не могу все взять, выложить и рассказать. Я достаточное времени был ужасно правдивым человеком и не понимал, как можно говорить неправду или что-то придумывать про себя, а потом вдруг до меня дошла такая мысль, что многие мои коллеги делают следующее — они показывают себя такими, какими они хотят, чтобы мы о них думали. В очередной раз моя жена посмотрела ток-шоу и сказала: «Ты что, с ума сошел, что рассказываешь все о себе? Так нельзя. Люди потом не простят, мстить за это начнут.» Поэтому я решил на некоторые вопросы просто не отвечать, за эти вопросы я буду брать деньги: если вы хотите, чтобы я ответил откровенно, чтобы я ответил на этот вопрос — это будет стоить столько-то и столько-то. По-моему, я нашел очень удачный выход.

БОГДАНОВ (независимый журналист): Я не знаю, хватит ли у меня денег на откровенные ответы… Но вопрос первый — 1986-1987 год. Вы лучший голос Ленинградского рок-клуба. Лучше ничего не было. Победитель фестиваля (я пока деньги держу) и вдруг из группы «Аукцион», где Вы уравновешивали Гаркушу, панки, хиппи, все крутится, все вертится — Вы ушли в сладкую попсу и пропали на несколько лет, как звезда — Вы были настоящая звезда настоящего ленинградского рока. Зачем?

РОГОЖИН: Мне очень нравится, что все барышни, которых я сегодня впервые вижу — говорят мне «ты», а ты, которого я долго знаю, говоришь мне «Вы» — это приятно. Дело в том, что… Я тебе это совершенно бесплатно расскажу. Что касается, почему я ушел — я очень закоснелый профессионал. Я очень люблю профессиональное отношение к делу. А что делается во многих коллективах рок-клуба, ты можешь себе представить, тебе это рассказывать не надо, когда отменяются репетиции, когда люди с неадекватным поведением могут выходить на сцену, и прочее… Меня это все очень не устраивало, потому что … Я не могу обвинять этих людей, потому что рок-н-ролл — это не просто стиль в музыке — это стиль жизни, но, увы, это не мой стиль. Но опять же, видимо, моя искренность в этом меня подвела, потому что я не могу притворяться. Я мог бы притворяться и быть таким рок-н-рольным парнем, я — актер, и я могу это делать, и со сцены я это делаю, но жить таким образом я не мог, и поэтому я должен был честно себе сказать, что ты не такой, ты должен уйти на профессиональную сцену. В результате я это сделал.

ЛУШНИКОВ: Я, долго готовясь к нашей программе, искал на тебя компромат и у меня есть два…

РОГОЖИН: Слава тебе, Господи!

ЛУШНИКОВ Одно…

РОГОЖИН: Подожди, ты же можешь продать это? Может, я у тебя это выкуплю сейчас.

ЛУШНИКОВ: Я рад, что пока в рамках нашей студии все происходит бесплатно, даже Богданов достал из кармана свои девальвированные рубли…или деноминированные…

После нашей состоявшейся год назад программы, одно издательство в Петербурге разразилось статьей, где меня обвиняли, и тебя — конкретно — обвинили в том, что Анатолий Собчак подарил тебе квартиру, ну да Бог с ним — с этим изданием… Но буквально несколько дней назад, готовясь к программе — я нашел один очень интересный материал. Одно московское издание в разгар войны и компроматов против Собчака — в достаточно большом материале был упомянут ты, где говорилось, что Собчак подарил тебе квартиру. это произошло из-за твоих отношений с несовершеннолетней дочкой экс-мэра и что у тебя из-за этого были очень сложные отношения с твоей супругой Светланой, которые чуть не закончились разводом.

РОГОЖИН: Меня даже в пот бросило… Чего мне только не шили, но можно бы было на этом поставить точку, всех заинтриговать… Пусть все думают: «Ай да Рогожин, что вытворяет!» Какие бы я срубил дивиденды… Какой я парень — сто рублей, с дочкой мэра крутил… Я тебе хочу сказать — самое смешное, что его дочка, когда она была несовершеннолетняя, Ксюша действительно была в меня влюблена. Я надеюсь, если она будет смотреть эту программу — она не будет на меня в обид, и мы вместе с семьей Собчака были в круизе, но этом я много рассказывал и даже на этом строил свои загадки в «Блеф-клубе» когда-то,… так получилось… в морском путешествии… И ко мне подошла… Вообще я с этой семьей знаком очень хорошо потому, что Нарусова преподавала у меня в институте и я был хорошо с ней знаком… и она ко мне подошла и по-дружески сказала: «У нас в семье трагедия. Дочка в тебя влюблена, и я не знаю, что делать.» Я тогда на какой-то дискотеке, которые проходили на корабле, пригласил Ксюшу потанцевать. Я уверяю тебя, что танцами все закончилось. Что касается квартиры — это смех и грех — когда я жил и был прописан в комуналке и не знал, что мне делать и как выходить из этого положения — все мои знакомые говорили: «Что ты там… Ты уже сколько лет… Ты — популярный артист, как тебе не стыдно, с пьяными соседями…Пойди в комитет культуры, напиши заявление, все так делают…» Я написал. Прошло два месяца. Я уже забыл про это, я начал искать деньги, одалживать, чтобы купить себе квартиру, когда пришла бумага, что мне разрешили купить однокомнатную квартиру в строящемся доме по государственным расценкам. По государственным расценкам мне это обошлось на 40 процентов дешевле, чем если бы я покупал эту квартиру частным образом. Вот и все. Это вся история, которая была, уверяю тебя. После этого каким-то образом — я купил конечно, я от этого не отказался — эту квартиру пустил в обмен и сейчас у меня трехкомнатная квартира в центре. Нормальная, хорошая — я не жалуюсь, всем бы такую квартиру. Я живу хорошо. Но никто мне не дарил. Я не люблю — слышат звон, не знают где он — а самое главное — приплетать сюда личность Собчака, с которым у меня действительно нормальные человеческие отношения…

ЛУШНИКОВ: Поставим точку на квартирных вопросах. Но у меня есть второй компромат. Тоже одно московское издание…

РОГОЖИН: Москва проснулась…

ЛУШНИКОВ: Откопал я это в Интернете…

РОГОЖИН: А там страничка — слухи и компромат на Рогожина?

ЛУШНИКОВ: Нет (смех). Твоей персональной компроматной странички нет. Но, тем не менее, кое-что я нашел. Есть информация, что профессиональную деятельность Сергея Рогожина финансируется одной влиятельной в С-Петербурге организованной преступной группировкой, задачей которой является не само творчество Рогожина, а лоббирование его назначения на должность председателя комитета по культуре администрации С-Петербурга вместо Вл. Яковлева, а дальше — через тебя в этой должности — приватизация ряда объектов культуры, находящихся в ведении комитета по культуре и прежде всего кинотеатров, расположенных на Невском проспекте и в центре города.

РОГОЖИН: Нет, в нашу задачу входит первейшим образом взять мосты (смех), телеграф, банки, а потом еще раз взять Эрмитаж…

ЛУШНИКОВ: Тем не менее такая информация есть…Я понимаю, что ты отшутился, не увидим ли мы скоро Сергея Рогожина председателем комитета по культуре?

РОГОЖИН: Друзья мои, я не могу Вам запретить думать так, как Вы уже подумали. Поэтому я оставляю этот вопрос без комментариев, оставляю на вашей совести — писать об этом все, что вы захотите.

ЛУШНИКОВ: Жизнь в нашем городе богата слухами… И поэтому не могу тебя не спросить о нашумевшем пятилетии программы «Телекомпакт», где, как говорят, Сергей Рогожин вел себя крайне не этично, показывал на кого-то пальцем. Расскажи, что там было?

РОГОЖИН? Мне знакомо чувство стыда, но этот случай я вспоминаю не испытывая, как ни странно, чувства стыда. Мне потом показали на пленке, снятой с бытовой камеры, и если это к кому-то попадет, то можно получить за это очень большие деньги, потому что то, что пишут, что я там делал — это даже десятой доли не отражает на самом деле того, что я там делал, но самое главное — я ничего не соображал. Поэтому чувства стыда я не испытываю никакого. «Телекомпакт» пригласил невероятное количество гостей, выступающих было человек пятьдесят, если не больше. Началось все в 8 часов вечера, я туда приехал в 8 часов вечера, а мой выход на сцену был в половину второго ночи, когда уже закрывались все мосты, и мне было не успеть на мосты. А ведущий Дмитрий Нагиев, когда я забегал за кулисы и просил: «Дима, давай побыстрее выпусти меня, потому что нет сил — он после всего того, чего между нами не было, делал вид, что он меня в первый раз видит вообще и поэтому, учитывая столько времени нам приходилось находиться там, а на столе кроме водки и вина из закуски было какое-то канапэ вот такой величины…, а все остальное было очень дорого, хотя мы потом и заказывали все же поесть, потому что это было невозможно… Вино я уступил дамам, а водку выпил сам. Поэтому… Я тебе могу выдать только единственный перл — Когда вышла певица Хлебникова, я потом видел это сам на видео — оказывается я там в полуголом состоянии выплясывал под сценой и кричал, чтобы Хлебникова разделась, когда она в конце концов со словами — Рогожин, я тебя ненавижу — разделась, она была в гипюровом пеньюаре с пушистой оборкой мехом, она это дело с себя сняла и оказалась в черном лифчике и штанах. После этого она отнесла очень бережно свой пеньюар и наклонилась естественно тем, чем можно наклониться к публике — я очень громко начал кричать — Клевая задница!- Но это было самое, я уже не хочу рассказывать, что я делал с Нагиевым и прочее, что я показывал и так далее, часть газет попыталась это описать… Я. единственное, удивляюсь, когда все эти статьи вышли — там было столько фотографов — и почему проклятые папарацци не сработали и никто не сфотографировал эти моменты? Если бы это потом опубликовали, то я бы как порядочный человек был бы обязан на Хлебниковой жениться. Поскольку все это было голословно и там были мои весьма приличные фотографии, где я очень хорошо выглядел, то определенная категория публики, которая зная меня и видя мою романсовую программу, и какой я эстет, и в смокинге — не поверила. Мало того, половина газет написала об этом и потом в течении еще двух недель вторая половина газет выстроилась в очередь — у меня на ответчике было записано, начиная с «Комсомольской правды», чтобы я в их газете дал опровержение этому всему, потому что это на меня настолько не похоже, что этого просто не может быть.

ЛУШНИКОВ: А ты после этого в таком состоянии вышел на сцену?

РОГОЖИН: Да, вышел и спел. Ну и что? Я считаю что настоящий артист должен петь в любом состоянии. И потом, если ты все время похож на обложку с журнала «Мамин пупсик»… это не смешно, это скучно жить и моя рок-н-рольная закваска дала о себе знать. Если я тебе расскажу что мы с «АУКЦИОНОМ» вытворяли в городе Выборге в гостинице «Дружба»… Можно печатать скандальные мемуары — все, что там происходило…

ЛУШНИКОВ: Я, единственное, чему рад — что песня Хлебниковой «Чашка кофею» появилась раньше, чем этот случай, и нельзя сказать желтой прессе, что эта песня посвящена тебе в отместку.

РОГОЖИН: Она как раз пела эту песню, когда я кричал про ее это самое…. Я жалею лишь о том, что я был на этом вечере вместе со своей женой и она все это видела, когда мы проснулись на следующее утро она на меня посмотрела внимательно и сказала: «Ну ты вчера дал. У меня такое ощущение, что мы не живем вместе эти 14 лет, а такого хама и нахала я увидела вчера в первый раз в жизни.»

ЛУШНИКОВ: Ты только что упомянул, что Дмитрий Нагиев делал вид, что он тебя не знает. Был какой-то конфликт?

РОГОЖИН: Ну как тебе сказать… Я не хочу это комментировать.

БЕЗРУЧКО («Синие страницы): Так как. я не называла Вас на ты, у меня такой вопрос — звездная болезнь артиста… Как бы это можно было сравнить — с простудным заболеванием или с внутренним психическим состоянием человека, его личности. Что это такое — звездная болезнь?

ЛУШНИКОВ: Ты обвиняешь Сергея лично?

БЕЗРУЧКО: Нет, я спрашиваю его мнение личное, обобщенный вопрос.

РОГОЖИН: У меня простуда встречается чаще. Но человек слаб, и если ты к этому не готов, то это может случиться — и это трагедия. Всем известен случай недавний с одним очень известным мужем одной нашей известной певицы, на Украине, когда он начал требовать «мерседес» на летное поле и предложил, чтобы ему принес извинения Кучма и министр культуры Украины за то, что они это не сделали, и после этого, когда они это все-таки не сделали, поставив его на место и сказав, что существует определенный регламент подачи лимузина к трапу самолета, что существуют определенные политические деятели и то — определенного ранга, которым этот лимузин подается. Он сказал, что он считает, что его не просто оскорбили как артиста, а что Украина плюнула в лицо России. Вот на таком уровне это все.

ЛУШНИКОВ: А что это за артист?

РОГОЖИН: Браво! Если бы был конкурс на догадливость — ты бы имел успех Леша.

ЛУШНИКОВ: Один — один. Хотелось бы выяснить, на ваш взгляд, насколько откровенен с прессой был сегодня Рогожин, и есть ли у него ответы, в искренности которых можно усомниться?

ГОСТЬЯ: Я бы не усомнилась ни на минуту ни в одной фразе, ни в одном слове, и чтобы он ни говорил, что старается скрывать. но -сказал всю правду, все, что можно…

БОГДАНОВ: Отношения с Нагиевым остались не раскрытыми.

РОГОЖИН: Это только за деньги.

ГОСТЬЯ: Мне кажется, что человек искренним может быть только в кругу близких ему людей.

ГОСТЬ: Так как я была свидетелем Вашего поведения в «Телекомпакте», я могу сказать, что считаю, что Вы искренно ответили на вопросы.

РОГОЖИН: Ни кому об этом не рассказывайте.

ЛУШНИКОВ: Самое интересное, что осталось непонятно, ждать ли скорого твоего назначения на должность председателя комитета по культуре администрации С-Петербурга.

РОГОЖИН: Это как братва решит.

ЛУШНИКОВ: У нас в гостях был модный парень…

БОГДАНОВ: Рогожин был в свое время пионером в рок-клубе по профессиональному исполнению песен, и он сочетает в себе экстравагантность с наивностью и модность, он. Конечно, модный парень, но еще и свой парень. Это показатель того, что у него впереди много новых и интересных песен.

Июл 17, 2006 Дмитрий Нагиев