Как Надя Михалкова спасается от измен мужа?

На прошлой неделе 25-летняя Надежда Михалкова и ее супруг 28-летний режиссер Резо Гигинеишвили обвенчались в грузинском монастыре Бодбе в городе Сигнахи. Церемония состоялась спустя год после их свадьбы. Место супруги выбрали не случайно. Женский монастырь в Бодбе носит имя просветительницы Грузии святой равноапостольной Нины. Такое же имя родственники Резо дали их с Михалковой дочке. На грузинский манер они называют свою наследницу Нино. Сама же Надя Михалкова верит, что святая Нина оградит их брак с Резо от супружеских измен и зависти окружающих.

Памятуя о вольных нравах Гигинеишвили, который закрутил роман с Михалковой, будучи женатым и воспитывая дочь от предыдущего брака, Надя решила заручиться помощью грузинских святых. И скрепила свой союз в святом месте, которое почитают все грузины.

Возможно, теперь религиозные чувства не позволят Резо поступить с ней так же, как он поступил с прежней возлюбленной Настей Кочетковой.

После венчания в монастыре, под ликом святой Нины, пара отправилась на праздничный банкет в старинное поместье князей Чавчавадзе, куда пригласили лишь самых близких. Поздравить супругов приехали клан Михалковых, Федор Бондарчук, Владимир Пресняков и даже президент Грузии Михаил Саакашвили.

После церемонии лица молодых светились от счастья. Надя крепко сжимала руку супруга, показывая, как крепко любит его, несмотря на то, что они вместе уже несколько лет. В мае Надежда стала мамой очаровательной дочки Ниночки. Имя для девочки выбирал папа Резо. А звездному дедушке Никите Сергеевичу оставалось лишь смириться с выбором своей младшенькой и не мешать ее счастью. Девушка долго скрывала свой роман от отца. Оно и понятно: Михалков никак не ожидал, что его кровиночка Наденька остановит выбор на женатом мужчине.

Тайный роман

– Резо, сделай так, чтобы мой папа на нас не сердился, – просила своего любимого Надя, приводя себя в порядок после очередной бурно проведенной ночи.

– Надюша, останься хотя бы на пятнадцать минут, – уговаривал мужчина свою любовницу. Но та, резко ответив, что сегодня у нее, как всегда по выходным, семейный ужин, поцеловала его на прощание и отправилась в дом отца.

Михалков в последнее время был сдержанно-холоден с дочерью. Его супруга Татьяна Евгеньевна пыталась сглаживать острые углы. Она-то давно была в курсе секрета дочери, но старалась подготовить мужа к серьезному разговору. Этот семейный ужин проходил как никогда очень тихо. Михалков искоса посматривал на дочь. Перед десертом, когда Надя уже перевела дух – все прошло спокойно, папа не задал никаких вопросов, – у Никиты Сергеевича зазвонил телефон.

– Я в личную жизнь своих детей не вмешиваюсь, – отрезал «комдив» и, строго посмотрев на Надю, отправился в свой кабинет. Мурашки пробежали по телу девушки. В эту минуту она поняла, что о ее романе с начинающим режиссером пронюхали журналисты. «Видимо, Настя Кочеткова разоткровенничалась с журналистами, и те решили оповестить об этом отца», – подумала Надя.

Брошенная Настя

Певица Настя Кочеткова считала, что их счастье с любимым Резо будет продолжаться вечно. Но едва дочурке Машеньке исполнилось полгодика, как стало понятно: отношения дали трещину. Резо начал задерживаться допоздна, объясняя это тем, что его новый проект требует «полного погружения». Вскоре прекратились их задушевные разговоры в ванной, когда они вместе вальяжно лежали в ароматной пене, попивали вкусный мятный чай, беседовали, строили планы, куда отправятся на отдых. Анастасия пыталась вывести мужа на откровенный разговор, но тот убегал, ссылаясь то на усталость, то на занятость.

«Эх, Резо, Резо, ну почему?!» – повторяла про себя Настя. Ей хотелось кричать. Ведь после свадьбы ее жизнь целиком сосредоточилась на муже. Она забыла о клубах, посиделках с подругами и думала только о нем ненаглядном. Как истинная грузинская жена, она освоила приготовление лобио, сациви, хинкали. Муж не мог на нее нарадоваться. Нахлынувшие воспоминания вызывали слезы обиды. А какая была свадьба! В духе лучших грузинских традиций: шумная, со стрельбой, похищением невесты, фейерверком. Все расходы на оплату столь грандиозного мероприятия взял на себя состоятельный отец невесты Сергей Кочетков. Говорили, что именно на его связи позарился никому не известный режиссер из Грузии, ищущий поддержки во влиятельных кругах.

Настя велела себе не обращать внимания на разговоры злопыхателей. Тогда она была беззаботно счастлива. В галерее Зураба Церетели собрались гости один именитее другого. Молодых пришли поздравить Вахтанг Кикабидзе, Тигран Кеосаян, Сосо Павлиашвили, Нани Брегвадзе, Артем и Надя Михалковы. На последнем имени девушка вдруг вздрогнула.

– Надя, – произнесла она. – Не может быть!

Неужели и правда, что тот проект, в который погружается ее «ласковый и нежный», называется Надя Михалкова. А она-то думала, что это все злые завистники сплетничают.

Настя вспомнила, что сегодня 28 сентября, а как раз накануне муж пришел за полночь очень утомленный, от ужина отказался, приняв душ, сразу лег спать. Набрав в поисковой системе фамилию соперницы, Кочеткова поняла, что не ошиблась в подозрениях – вчера у Нади был день рождения.

– Да, у нас с Надеждой много общего, – заявил Резо, когда супруга вывела его на откровенный разговор. И сообщив, что у них с Михалковой серьезные планы на будущее, Гигинеишвили, хлопнув дверью, ушел. Настя не стала устраивать истерик, дальнейшего выяснения отношений. В их семье это было не принято. Она тихо отпустила мужа в знаменитый клан Михалковых. Но сама долго не могла прийти в себя. Девушка несколько месяцев просто бродила по городу и фотографировала все подряд. Вскоре от общих с бывшим мужем друзей она узнала, что он… женился.

Увела женатого

– Настька, у Михалковой с Резо все прошло без торжеств. Даже свадебного платья у нее не было, – протараторила в трубку подруга. – Видимо, Михалков не захотел помпы – неудобно, что дочка женатого увела, – продолжала откровенничать Настина собеседница. Настя почувствовала, что от этих разговоров ей уже ни жарко ни холодно. Она вычеркнула этого человека из жизни за его ложь, отказалась даже от алиментов.

– Мама, мама, – услышала Настя голос дочери, – а я вот папу нарисовала, – сказала Маша, протягивая рисунок. – Хочу подарить ему свою картину, а он чего-то ко мне не приходит…

– Он не придет, малыш, у него теперь другая дочка, – грустно ответила Настя.

А в это время счастливый Резо нашептывал Наде Михалковой, чтобы та родила ему еще и сына-наследника…