Территория ухоженных женщин

автор: womenna | 13-07-2015, 13:41 | Просмотров: 481

О личности Кирова большинство людей знают из фильмов и книг: революционер, соратник Сталина, глава Ленинграда, при котором былая столица стала возрождаться из разрухи. Но официоз - лишь малая часть жизни этого неординарного человека.

В конце 1920-х годов глава Ленинградского обкома ВКП(б) товарищ Киров часто наведывался в бывший особняк балерины Кшесинской. Поездки сюда были вызваны служебной необходимостью: в здании работали структуры Ленсовета. Здесь же проходили и тайные свидания Сергея Мироновича, большого любителя женщин, с балеринами Мариинского театра. Эта маленькая слабость его и погубила.

Сергей Киров - биография личной жизниДве жены Кирова

Когда весной 1920 года Красная армия взяла Баку, член Реввоенсовета Сергей Киров и не думал, что найдет здесь жену. Знакомство, любовь и брак оказались настолько скоротечными, что история не сохранила даже имени его избранницы. Уже через девять месяцев в семье родилась дочь, а вскоре молодая мама умерла.

Сергей Миронович стал вдовцом, а трехмесячная Женя - сиротой. Причем в прямом смысле этого слова. Отцу, в жизни которого на первом месте стояла партия, было недосуг возиться с пеленками.

Со своей второй женой - Марией Маркус - он познакомился еще до революции. Тогда господин Костриков (такова настоящая фамилия Кирова) работал журналистом во владикавказской газете «Терек», а Маркус трудилась там кассиром. Черноглазая полногрудая барышня сразу приглянулась Сергею, и он пытался приударить за ней.

Его предложение руки и сердца Мария отвергла. В дореволюционной России брак имел силу лишь после венчания, а переходить в православие еврейка Маркус отказалась. Потом революционные вихри разбросали их в разные стороны, но изредка Сергей писал девушке письма.

Теперь же, став вдовцом. Киров рискнул вновь попытать счастья с Марией. Тем паче он был уже не нищим журналистом, а важным человеком - первым секретарем ЦК Азербайджана и другом наркома по делам национальностей товарища Сталина. Мария ответила согласием, поставив жесткое условие - Сергей должен оставить свою дочь. Маленькая Женя Кострикова отправилась в детский дом, а Мария Маркус - в его роскошную квартиру.

Когда Кирова назначили на пост главы Ленинградского обкома, Маркус тяжело вздохнула: болезнь легких и влажный климат сочетались плохо. Из-за постоянных приступов она была раздражительна, но супруг всячески пытался упредить ее вспышки ярости.

Освободив Марию от общественной работы, он перевел ее на должность домашнего секретаря. Летом она выезжала на лечение на черноморские и кавказские курорты, а в перерывах между ними его водитель отвозил Маркус в санаторий под Лугой.

Их отношения становились все прохладнее, а видный и еще далеко не старый Киров хотел любить и быть любимым. Он активно посещал спектакли, концерты, бывал на общественных мероприятиях. Особым его расположением пользовались актрисы Мариинского театра.

Злые языки поговаривали о романах Кирова с балеринами. Однако в партии не приветствовалась «аморалка», и эти встречи проходили в атмосфере конспирации. Кроме того, глава Ленинграда всерьез побаивался гнева супруги и старался не ставить под удар свой брак.

Осень 1929 года выдалась промозглой. Возвращаясь в свою огромную квартиру, Киров попросил шофера остановиться - ему хотелось немного пройтись пешком. В арке незнакомая девушка пряталась от дождя. Замедлив шаг, словно оценивая ее точеную фигурку, он улыбнулся:

- Так можно и до утра простоять. Небо все обложило.

- Ничего, - незнакомка взглянула на него и почти сразу отвела взгляд. - Сейчас уже утихнет. Сильнее был.

Ее ответ удивил Кирова. Он рассчитывал, что ленинградцы должны знать первое лицо города, чьи портреты не сходили с передовиц. Но она его, похоже, не узнала. Он предложил свою помощь - перенести через лужи. Уже поставив девушку на землю, Киров услышал сзади голос: «Сергей Миронович, вы бы сказали, я бы ее сам куда надо отвез». И только тут она поняла, кто этот галантный кавалер. Киров досадливо махнул рукой и, не прощаясь, сел в автомобиль.

Радости Сергея не было предела, когда спустя месяц он увидел эту же девушку в переднике официантки. И не где-нибудь, а в столовой Смольного! Невзначай навел справки - Мильда Драуле, 30 лет, замужем за работником горкома Леонидом Николаевым, воспитывает сына.

Симпатия между ними возникла еще тогда, на пустынной улице, поэтому их отношения быстро переросли из служебных в личные. Любовная стихия захватила обоих. Вскоре Мильда уже работала в отделе кадров горкома, и товарищ Киров официально вызывал ее в свой кабинет.

Слухи о новом романе первого лица все же просочились наружу. Тогда Мильду перевели в управление Наркомтяжпрома, но их страстные встречи продолжались. Сергей не мог заставить себя отказаться от этой женщины.

О роли мужа Мильды - Леонида Николаева - в этом любовном треугольнике нужно сказать особо. Он знал, что у жены роман, даже знал с кем. Оттого его комплекс неполноценности только разрастался. Еще в детстве Николаев переболел тяжелой формой рахита и долго не мог ходить. Врачи поставили мальчика на ноги, однако недуг оставил отпечаток не только на его фигуре, но и на психике.

Вступив в ВКП(б) в 19 лет, Николаев так и не смог построить партийной карьеры. Конфликтный по натуре, он регулярно провоцировал начальство на скандалы и, в конце концов, был изгнан из горкома в Институт истории партии. Впрочем, и там не задержался. В результате новой ссоры Леонида перевели на железную дорогу, но там работать он отказался.

Убийство Кирова: Расправа ревнивца

Трудоустроиться у Николаева никак не получалось, и он рассчитывал, что Киров поможет ему с новым местом. Вот только попасть к сопернику на прием не вышло. Тогда Леонид написал письмо Сталину - и здесь без ответа. Отчаявшись что-то изменить, Николаев пришел к мысли о собственной избранности. Он всерьез решил, что не может найти работу, потому что должен войти в историю как убийца самого Кирова.

Днем 1 декабря 1934 года Николаев пришел к Смольному и с помощью знакомого сумел проникнуть внутрь. В портфеле у него был наготове пистолет, а в голове - легенда о личной просьбе к товарищу Кирову о трудоустройстве. Когда Николаев вышел из туалета, то увидел, как по коридору прямо на него в сопровождении охраны идет сам Киров. От неожиданности он прижался к стене, и глава города прошел мимо.

Успокоившись, Леонид пошел вслед. Он видел, как Киров скрылся в кабинете, а охрана, помявшись у дверей, куда-то отлучилась. Николаев, выждав еще пару минут, подошел к двери и с силой дернул ее на себя. От увиденного он обомлел: глава обкома нагой лежал на его жене и что-то шептал ей на ухо.

Не помня себя, ревнивец вытащил пистолет и выстрелил сопернику в затылок. Вторым выстрелом Николаев пытался убить себя, но дрожащие руки не дали попасть в висок. Он потерял сознание, а очнулся, когда прибежавшая охрана выкручивала ему руки.

Гибель Кирова стала потрясением для страны. Сталин приехал в Ленинград и лично допрашивал Николаева. Убедившись, что убийство не имеет отношения к политике, он, тем не менее, использовал его в своих целях. Смерть товарища Кирова объявили заговором врагов, главными из которых были Лев Каменев и Григорий Зиновьев. На процессе в 1936 году они даже сознались в этом, но признание несуществующей вины их не спасло. Приговор один - расстрел. Эта же участь была уготована и Леониду Николаеву, и Мильде Драуле.

Истинные мотивы убийства Кирова были тщательно скрыты, ради этого машина НКВД уничтожила тысячи людей. Его смерть стала началом большого террора в СССР.