Наталья Варлей. Творческая биография

Шел фильм "Кавказская пленница, или новые приключения Шурика" режиссера Леонида Гайдая. С экрана звучала веселая задорная песенка о белых медведях.

Где-то на белом свете,

Там, где всегда мороз,

Трутся спиной медведи

О земную ось.

Ее пела молодая девушка спортивного вида, шагая по горной тропинке. Песня сливалась с образом девушки и с личностью самой исполнительницы, в которой было столько жизнерадостности и энергии, заразительного веселья и задушевности, что каждому зрителю в отдельности казалось, что песенка поется именно для него. Девушка пела и тогда, когда легко вспрыгивала на большой камень и лихо плясала на нем. Дело, конечно, было не только в удачной песне. В молодой девушке зрители узнавали свою современницу, добрую знакомую. Она привлекала торжеством молодости, заинтересованным отношением к жизни.

Этот дар "покорять с первого взгляда" обнаружила молодая дебютантка кино Наталья Варлей.

Она сыграла в "Кавказской пленнице" студентку, комсомолку, спортсменку Нину. Она же в фильме была "украденной невестой". Фильм имел большой успех. На киностудию "Мосфильм" посыпались письма с вопросами о Наташе Варлей: кто она? откуда?

Нет, она не собиралась быть киноактрисой. Закончив детскую спортивную школу, Н. Варлей поступила в Московское училище циркового и эстрадного искусства, хотя родители и были категорически против. В семнадцать лет, после окончания циркового училища, Н. Варлей два года раотала в цирке, гастролировала по разным городам Советского Союза, выступала в Саратове, Волгограде, Горьком, Киеве.

Для фильма ее "нашли" в Одессе, где в это время гастролировал Московский цирк. Под самым куполом цирка, балансируя на подвешенной трапеции, Наталья Варлей отбивала ритмы испанских танцев. Это был оригинальный гимнастико-музыкальный номер.

Выбор постановщика "Кавказской пленницы" был не случаен. Ведь героине этой эксцентрической комедии требовалось по сюжету ловко спускаться по веревке с гор, прыгать с высоты в стремительный холодный речной поток, вести с бешеной скоростью машину, спасаясь от преследователей, и даже выбрасываться из окна. Все эти трюковые номера оказались под силу воздушной эквилибристке Наталье Варлей. Правда, и для нее в особо рискованных случаях готовились дублеры. Но все они были решительно отвергнуты актрисой.

Если трюковые эпизоды давались молодой актрисе довольно легко, то с игровыми сценами дело обстояло гораздо сложнее. Когда Н. Варлей появилась на съемочной площадке, то она растерялась. Ей явно не хватало актерского профессионального умения.

Переход из одного состояния в другое актрисе давался чрезвычайно трудно. Недостаток опыта вселял в душу сомнения: справится ли она с ролью?

"Труднее всего для меня, - признавалась Варлей, - это игровые сцены в фильме. Хотя в цирковом училище мы и занимались уроками актерского мастерства, все равно мне порой было очень трудно передать переживания моей героини". В игровых сценах актрисе приходилось кропотливо и долго работать над каждым, даже самым маленьким куском роли.

"Она ничего не умела делать в кино, - вспоминает Л. Гайдай, - но был в ней природный артистизм, которому подвластно многое. Кроме того, она отлично выполняла все трюки, а их немало в картине".

Эксцентрическая комедия "Кавказская пленница", в которой была рассказана история похищения невесты, высмеивала отсталые формы быта. Но не только. Фильм бил по чванству, демагогии, политической трескотне, самодурству, покоящемуся на безнаказанности. "Развлекая - поучать" - такова была творческая установка режиссера. "Мы хотели, - говорит Л. Гайдай, - не только принести веселое оживление в зрительный зал. Главная задача комедии - использовать могучее оружие смеха против дурного, отживающего, мешающего поступательному движению вперед".

Комедия получилась веселой, остроумной. Главной сатирической мишенью в фильме был образ Саахова, демагога и самодура. Это именно ему приглянулась молодая студентка Нина, которая приехала на Кавказ во время каникул к своим родственникам. Не рассчитывая на взаимность Нины, Саахов заключает сделку с ее родственником и нанимает трех бездельников, которые должны украсть намеченную для нега невесту.

Как же достигается в фильме цель осмеяния всего дурного и отжившего? Художественный прием построен на столкновении отжившего с реальным, естественным, современным. Характер Саахова вступает в картине в единоборство с характером Нины. Да, можно организовать похищение девушки, обставить его таинственно-романтически, как бывало в старину. Но фальшь этого представления выясняется сразу же, как только в действие вступает Нина - Варлей, которую не спрашивали, хочет ли она принять участие в этом спектакле. А она совсем не желает мириться с ролью вещи. Ей, студентке, комсомолке и спортсменке настолько диким и нелепым кажется обычай умыкания невест, что она собственное похищение не воспринимает всерьез. И когда ее держат в заточении на даче Саахова, ей ни разу не приходит мысль об отчаянии, несмотря на все запугивания похитителей. Она откровенно смеется над ними, ловко их дурачит, а временами делает вид, что они склонили ее на свою сторону, но только для того, чтобы снова обмануть своих телохранителей и попытаться ускользнуть от них.

Зритель весело смеется и испытывает явное удовлетворение, когда Нина устраивает погром на даче Саахова, когда она опрокидывает поднос, уставленный яствами, на парадный костюм "жениха" Дух захватывало от акробатических трюков, которые проделывала Варлей. Ее Нина выпрыгивает из окна, на веревке перелетает через весь двор, бросается в кабину машины и мчится с бешеной скоростью, спасаясь от преследователей. Вот где юная эквилибристка продемонстрировала класс спортивного мастерства и изящества.

Роль Нины сыграна Н. Варлей в эксцентрической и одновременно в правдивой манере. Актриса создает характер волевой, энергичной девушки, не унывающей ни при каких обстоятельствах.

И в то же время Нина у Варлей простодушна, искренна, ей не чуждо бурное проявление чувств. Надо видеть, каким гневом сверкают большие темные глаза Нины, в каком стремительном темпе играет актриса в одной из сцен объяснения с Шуриком, которого она по ошибке заподозрила в причастности к своему похищению.

Быстро пришедшая популярность не вскружила голову Варлей. Она очень трезво оценила свои творческие достижения в кино. "Я была просто сама собой", - говорит актриса, а успех фильма (не без оснований) относит за счет режиссера Л. Гайдая и замечательных комедийных артистов: В. Этуша, Ю. Никулина, Г. Вицина.

Перед Н. Варлей встал серьезный вопрос: кем быть, актрисой цирка или кино? Ответ пришел не сразу, а только после долгих серьезных раздумий. Трудно было сразу расстаться со спортом, который так любила Варлей. "Все, что я делаю в цирке и кино, - говорила актриса, - неотделимо от спорта. Для меня, в сущности, это одно целое. Люблю я еще плавание. Видимо, страсть к воде я унаследовала от отца - капитана рыболовного судна на севере нашей страны. Люблю и конный спорт. А в последнее время пристрастилась к прыжкам в воду с вышки".

В то же время ей очень интересно было работать с режиссером Л. Гайдаем и опытными актерами. Но она так часто чувствовала себя беспомощной на съемочной площадке. Именно в эти минуты ей приходила мысль о необходимости профессиональной актерской подготовки, чтобы сыграть интересную, серьезную роль. Эти мысли определили выбор Н. Варлей: она поступает в театральное училище.

Спортивная подготовка Н. Варлей пришлась очень кстати в ее следующей роли - панночки в фильме "Вий". снятом по повести Гоголя, хотя она и была совершенно иного плана, чем роль Нины в "Кавказской пленнице". Актрисе предстояло проникнуть в фантастический мир гоголевской повести, который выступал в сопоставлении с реальными человеческими характерами. Роль панночки очень заинтересовала Н. Варлей. Ее панночка, дочь сотника, выступала в фильме воплощением темных таинственных сил. Таинственное представало как источник драматических поворотов в жизни человека. Роковая встреча ведьмы-панночки с бурсаком Хомой Брутом явилась в фильме причиной его злоключений и трагического конца.

Но, к сожалению, актерское и режиссерское решение образа панночки оказались намного ниже его замысла: в нем преобладало главным образом внешнее, эффектное. Упор был сделан на показе сказочных превращений панночки-ведьмы, на трюковые эпизоды.

Вряд ли, конечно, какая другая актриса смогла бы сниматься без дублеров в таком, например, эпизоде. Летит на большой высоте под куполом церкви наглухо закрытый гроб, делает несколько кругов над Хомой Брутом, с размаху ударяется о невидимую преграду. Слетает крышка, и панночка встает во весь рост в гробу, пытаясь напасть на Хому.

От фильма к фильму крепнет дарование Натальи Варлей, ее комедийное амплуа теряет свою однозначность. Если в "Кавказской пленнице" актриса сыграла Нину на открытом темпераменте, на обаянии искренности, то уже в следующей комедии - "Семь невест ефрейтора Збруева", в роли молодой работницы дальней сибирской стройки Галины Листопад, Варлей более тонко и точно, со всеми нюансами стремится выявить черты характера своей героини.

Ее Листопад - энергичная, напористая, работящая. Только эти черты героини находятся в явном противоречии с ее склонностью к формализму, бездушию. На этом строится характер.

. Листопад - Варлей гостеприимно встречает приехавшего по ее письму Збруева. Проникновенным голосом она произносит правильные слова:

- Я очень рада, что вы приехали на нашу молодежную стройку, по зову сердца, по велению долга.

- Конечно, - пытается уточнить Збруев, - только. Я вообще-то больше по письму.

- Значит, за работу, Збруев! - протягивая для прощания руку и не обращая внимания на его попытку объясниться, говорит Листопад.

Обескураженный Збруев, которому приглянулась красавица Листопад, вынужден удалиться, а девушка с озабоченным видом склоняется над настольным календарем.

Актриса живет в фильме по законам комедийного жанра, оставаясь абсолютно искренней, не нажимая на смешные положения. Это особенно ярко проявилось в сцене последней встречи и объяснения Галины Листопад и Збруева. Здесь возникает неожиданная ситуация. Оказывается, Листопад замужем. Ошеломленный Збруев пытается выяснить, "зачем же тогда она писала про чувства, раз жена?" Оказывается, это просто "молодежная переписка по линии контактов с армией".

- Между прочим, - говорит Листопад, всерьез обосновывая для себя возможность таких "контактов", - письма составляла Перепелкина, а я только подписывала. - А увидев вконец расстроенное лицо Збруева, Листопад участливо заглядывает ему в глаза и дает нелепейший совет:

- Может, к Перепелкиной тебе?

Именно серьезность, с которой играет эту сцену Варлей, помогает особенно убийственно осмеять показуху, бездушие, формализм.

Принципиально новыми стали для Н. Варлей драматические роли в последующих ее фильмах - "Золото" и "Черные сухари".

Если в "Кавказской пленнице" и "Семи невестах ефрейтора Збруева" характеры ее героинь были заданы изначально, то в этих ролях актриса воспроизводит историю формирования характера героини, роста ее гражданского сознания. Такова Муся Волкова в фильме "Золото".

Первые дни Великой Отечественной войны в небольшом провинциальном городке. В банке осталось двое - старый кассир Митрофан Ильич и машинистка Муся. Город вот-вот захватят немцы, а в банк неожиданно поступают из разбомбленного эшелона огромные ценности: золото, бриллианты, ювелирные изделия. Долг совести обязывает Мусю и старого кассира принять ценности и доставить их Советской власти. Несколько месяцев длится путь Муси по немецким тылам. Много испытаний обрушивается на девушку в пути. Полузамерзшую, обессилевшую от голода Мусю находят разведчики-лыжники наступающих частей Советской Армии.

Н. Варлей органично и естественно входит в образ. Актриса дает почувствовать сам процесс накопления героиней нравственного опыта, процесс становления ее личности.

В начале фильма перед нами предстает белокурая веселая девушка, еще не всегда сознающая меру ответственности и серьезности взятого на себя поручения. А в конце картины мы видим душевно щедрого, мужественного человека. С каждой минутой, с каждым кадром мы проникаемся все большей любовью и все большим уважением к этой недавно еще такой неуверенной в себе девушке, считавшей себя совсем не сильной и даже трусихой. "Да пропади оно!" - кричит Муся в начале картины старому кассиру о золоте. Их жизнь подвергается смертельной опасности, а тут какое-то золото, которое Митрофан Ильич велит беречь больше жизни.

А сколько в ней еще наивности и детской непосредственности в самых первых эпизодах. Вот она на привале в лесу достает из рюкзака драгоценности, любуется ими. Примеряет бриллиантовую диадему. "Вот такую бы на концерт. " - восторженно шепчет Муся, мечтавшая стать артисткой. Ее огромные черные глаза сверкают радостным блеском, а воображение переносит ее на сцену. Мечты, мечты. Суровая действительность возвращает в реальный мир. Огорченно вздыхает девушка: "Кому нужно теперь золото? А что если его закопать?" - неуверенно предлагает она Митрофану Ильичу.

В преодолении немыслимых прежде для хрупкой девушки трудностей происходит становление и утверждение недюжинного характера. Попав в партизанский отряд, Муся уже категорически откажется сдать золото, это теперь для нее - "выполнение важного государственного задания".

- Да не бабье это дело по болотам да по лесам ходить, - попытается уговорить ее командир партизанского отряда.

- Я дала слово, что донесу и сдам.

- Не бабье дело. - упорствует командир.

И вот перед нами другая Муся - собранная, строгая. Она отрезает: "А кто сюда принес?" И этим ставит в разговоре точку.

Глубокого драматизма исполнены последние кадры фильма. На снегу, привалившись к дереву, лежит замерзающая Муся. Крупный план приближает к нам ее лицо. Оно покрыто снегом. Но страдание не ослабляет волю, а лишь усиливает ее. Надо видеть, какой радостью загораются глаза Муси, какими лучистыми становятся они, когда к ней приближаются советские разведчики. Она ничего не говорит, она только плачет и улыбается.

В этой роли молодая актриса поднялась еще на одну ступеньку актерского мастерства. Она научилась живо и ярко переживать все ситуации, в какие попадает героиня. В образе Муси синтез героического и бытового органичен и естествен. Именно это обстоятельство придает образу человеческое обаяние.

Непосредственно к фильму "Золото" примыкает работа Н. Варлей в картине "Черные сухари", которая рассказывает о том, как московские комсомольцы в голодном восемнадцатом году собрали эшелон хлеба и послали его революционной Германии.

Н. Варлей играет в фильме Таню - помощника комиссара продотряда. Это русская девушка, воспитанная революцией и беззаветно преданная ей. И хотя Таня живет совсем в другое время, чем Муся в "Золоте", их связывает общность человеческих натур, верность долгу. Родине. Актриса показывает последовательное становление личности героини, рост ее революционного сознания.

Уже в первых сценах, где участвует Таня, раскрываются те черты, которые позволяют ей впоследствии стать стойким бойцом революции.

На полустанке, у хлебных мешков стоит Таня вместе с другими продармейцами. Они конфискуют излишки хлеба, чтобы помочь голодающей стране. Таня не уступает даже плачущей женщине, которая умоляет оставить ей хлеб для детей. "Ты для детей, - сурово хмурится в ответ Таня, - а мы для себя, что ли? Для вас же стараемся, чтобы дети ваши хоть осьмушку да получили". Правда, позже жалость к этой женщине захлестнет сердце Тани, и она даже усомнится в правоте своих действий. "Как мне быть с этими разными чувствами. Разобраться не могу. Освободите меня", - просит она комсомольцев.

Так, явственно обнаружив борьбу в характере героини, актриса усиливала нравственное воздействие образа Тани.

С большой эмоциональной отдачей сыграла Варлей в сцене митинга, где ее героиня произносит взволнованную речь о сплоченности всех народов России в деле помощи немецким рабочим. Исчезла излишняя горячность, неуверенность в себе. Она полна сознания революционного долга. Нелегко было сыграть эту сцену. В ней актриса сумела также рассказать о зарождающемся чувстве героини к немецкому солдату Курту.

. Во время речи Тани в толпе неожиданно появляется Курт, следы которого она давно потеряла. Ей хочется крикнуть от радости. Но только взгляд и лирическая интонация в самых патетических фразах выдает ее чувства.

Верное понимание и ощущение характера Тани позволили актрисе преодолеть иллюстративность сценарного материала и сохранить цельность в поведении героини на всем протяжении фильма.

Еще одна роль Н. Варлей в кино - снова комедийная. Роль маленькая. Но по тому, как она понята и сыграна актрисой, мы вправе думать, что еще очень многое может рассказать Н. Варлей в комедийных лентах. Она сыграла в фильме "Двенадцать стульев" роль Лизы. Лиза живет в студенческом общежитии с мужем и вынуждена есть вегетарианскую пищу по той причине, что их семейный бюджет не выдерживает мяса. С блеском играет актриса сцену ужина в ресторане с Кисой Воробьяниновым, искусно сочетая условность и подлинность, достоверность внутренней жизни, бытовой детали с откровенностью игрового приема.

Пожалуй, еще рано говорить о собственной теме молодой актрисы в кино, но тем не менее уже в том, что она сделала в разных непохожих ролях - и в комедийных, и в драматических, - прочерчивается тема нравственного идеала.