Когда Советский Союз распался, блестящий певец и Божьей милостью композитор Игорь Демарин отправился в Москву в поисках лучшей судьбы. Уехал он туда не один - с женой-единомышленницей певицей Ириной Шведовой и. ее юной соперницей. Надо ли удивляться тому, что этот банальный любовный треугольник вскоре превратился в четырехугольник?

Развод сравнивают с ампутацией: ты остаешься в живых, но тебя становится меньше. Во всяком случае, порознь Игорь и Ирина так и не сумели повторить успех своего тандема. Просто какое-то наваждение - и сегодня, спустя 12 лет после расставания, в мире эстрады их имена чаще звучат вместе, чем по отдельности. "Хочу тебя забыть, - пела Шведова, - да, видно, не получится, сплетаются в года моей печали дни". Похоже, слова их звездной "Америки-разлучницы" оказались пророческими.

В посолидневшем, степенном Демарине ныне трудно узнать былого комсомольца-романтика, Робин Гуда и сердцееда. Правда, он по-прежнему нервничает, вспоминая бывшую жену. Иногда даже кажется, что певица, чей первый альбом многозначительно назывался "Ведьма", опоила его приворотным зельем. Говорят, со второй супруги Наташи он взял твердое обещание, что она не будет пытаться петь. Во всяком случае, даже когда его приглашают поучаствовать в семейных шоу, Игорь выходит на сцену исключительно в дуэте с мамой - актрисой народного театра.

Уже несколько лет "мягкий и пушистый" Демарин вдохновенно пишет мюзикл по широко известному роману Зюскинда "Парфюмер". Особенно ему удалась партия героя - маньяка, оставляющего за собой женские трупы. Психоаналитик, пожалуй, сказал бы, что выбор жутковатой темы не случаен. Как справедливо заметил писатель, женщина способна на все, а мужчина - на все остальное. Ну а чьей крови Игорь подсознательно жаждет, нетрудно догадаться, прочитав его интервью.

"Боже мой, я победил самого Филиппа Киркорова!"

- Игорь, в Украине ты был очень популярен, твои песни исполняли лучшие певцы СССР, ты одержал несколько побед в престижнейших всесоюзных конкурсах, удачно выступил в Сопоте. Все атрибуты успеха и славы были, как говорится, налицо и на лице, тем не менее в 92-м ты решился все бросить и отправился покорять Москву. С этим переездом ты что-то приобрел или, наоборот, потерял?

- И не приобрел, и не потерял. Все шло своим чередом, и я получил то, на что, собственно говоря, рассчитывал. Уезжал я из Киева по двум причинам. Во-первых, с 86-го, после выступления в Юрмале, Москва стала для меня такой же площадкой, как Киев. Юрмала расширила круг поклонников.

-. а потом была Ялта, конкурс артистов стран Социалистического содружества.

-. да, Гран-при. Боже мой, я победил самого Филиппа Киркорова! Ну а вторая причина - в Киеве меня никто не держал.

- А Украина никогда никого не держала.

- Ну, не знаю - сейчас, может, заботится о своих звездах, старается сохранить золотой фонд. По-моему, люди творческие смотрят нынче вперед увереннее, чем раньше, но у меня все сложилось так, как сложилось.

- Многие бывшие киевляне рассказывали мне страшные истории о том, как они притирались в Москве. Лолита, например, до сих пор с содроганием вспоминает жуткие коммуналки с полчищами тараканов и крыс.

- У меня все происходило спокойнее, потому что я как раз из такой коммуналки в Киеве уехал. Ты вспомнил время, когда развалился Союз, да буквально все трещало по швам. Хорошее, между прочим, время! После конкурса в Ялте меня записали на прием к высшему начальству, которое распоряжалось квартирами, я должен был идти решать свой жилищный вопрос, но буквально через неделю Кабмин был расформирован.

Словом, никакого решения моих проблем в Киеве не предвиделось. C 88-го я был заслуженным артистом, но четыре года ощущал по отношению к себе прохладцу. Когда же, наконец, занялся благоустройством, развал уже шел на глазах. "Боже, - думаю, - остаюсь у разбитого корыта. Надо что-то делать". Руки не складывал. Сперва в украинский шоу-бизнес подался, но он был очень своеобразный - я с ним даже нажил себе большие проблемы в Москве.

- В чем это выражалось?

- В Киеве мне сказали: "Ты у нас будешь второй Ротару". В эту затею верилось с трудом: ну как я могу быть Ротару? Но мне золотые горы сулили: "Мы в тебя будем вкладывать деньги, раскрутим в Москве, а жить будешь в Украине". В Первопрестольной вроде поверили, начали меня снимать потихонечку. Потом говорят: "Ваши спонсоры хоть что-то должны перечислить".

Звоню в Киев: "Так и так, московский шоу-бизнес начал со мной работать, ждет уже денег за съемки". Мне в ответ: "Да нет, мы передумали! Это бесполезное дело, больше заниматься им не хотим". Короче, оставили меня с большими долгами и массой проблем, которые нужно было как-то решать. Я просто в шоке был. Слава Богу, все удалось уладить: какие-то суммы вернул, какие-то мне простили.

- Во второй половине 80-х годов, когда я служил в армии, секретарь комсомольской организации нашего дивизиона старший лейтенант Фролов в свободное время пел под гитару потрясающие песни. Мы у него однажды спросили, кто же их написал. "Игорь Демарин, - последовал ответ, - комсомол его любит". Комсомол действительно тебя любил?

- Это была моя первая концертная организация, и именно благодаря комсомолу я объездил весь мир. Правда, без проблем тоже не обошлось. Я учился в консерватории на композиторском факультете и то в Грецию попадал, то на Кубу, то опять в Европу: Германия, Франция, Дания. Пусть это недельная была поездка, но за кордон. Приезжал домой, а наши преподаватели зарубежной музыкальной истории - страшные ревнивцы - начинали бурчать: "Мы почему-то за границу не ездим. Нам командировки как воздух нужны, а выезжает Демарин". Ох и долго я потом сдавал им экзамены и зачеты.

- Ты ведь приехал в Киев из Харьковской области.

- Да, родом я из Изюма. Окончил музыкальное училище на Донбассе, в Артемовске, был пианистом, служил в Севастополе в ансамбле песни и пляски.

- Хорошая школа.

- Ансамбль пел мои песни (и поет до сих пор, чему я несказанно рад).

Игорь Демарин: "Из-за собственной лени я до сих пор не вступил в Союз композиторов. А ведь такие люди, как Пахмутова, - это наша история"

Хормейстер этого коллектива и подготовил меня для поступления в консерваторию, правда, нацеливал в основном на хоровую музыку. "Получится у тебя что-то инструментальное или нет, - говорил, - это еще вопрос, а хор - он всегда прозвучит". Я к этим установкам прислушивался, тем более что в свое время этот хормейстер занимался у такого корифея, как Павел Иванович Муравский.

На прослушивание в консерваторию я приехал прямо в матросской форме. Маэстро Штогаренко аж загорелся: "Матросик!". Наверное, вспомнил себя в этом возрасте. Все-таки у меня счастливая судьба - я поступил! Не все, разумеется, вышло гладко. У меня была фортепианная подготовка, а в консерватории требовалась больше теоретическая, поэтому год я учился на подготовительном отделении. Потом попал в класс Колодуба - это мой мастер, шеф. Пять лет Лев Николаевич меня школил и довел до симфонии - она блистательно прозвучала.

В общем, с Киевом у меня связаны самые яркие воспоминания, здесь проходило мое становление. Жаль, промелькнуло все быстро.

"Антонов стал мне звонить: "Давай встретимся, разберемся в натуре"

- Знаменитые московские композиторы и поэты-песенники еще того, советского разлива, составляли довольно замкнутый клан. Как они восприняли появление уже известного коллеги из Киева?

- Ну, если считать кланом Пахмутову с Добронравовым, то с распростертыми объятиями. Как и поэты Танич, Зиновьев, Резник. На самом деле, из-за собственной занятости и лени я до сих пор еще в Союз композиторов не вступил. Только сейчас этим занялся, уже прошел этапы прослушивания. Московские композиторы Хренников, Фельцман, Пахмутова (фамилии можно перечислять долго) - это наша история, на их песнях мы росли, учились, и они таки научили нас лучшему. Только ради того, чтобы побольше с этими людьми общаться, хочу вступить в Союз композиторов.

- Тем не менее у тебя, я знаю, был какой-то конфликт с Юрием Антоновым.

- Ну, это всегда подозрительно, когда хорошо встречают, - так и жди потом какого-нибудь подвоха. Антонову нравились мои "Америка-разлучница", "Заграница", "Белый вальс", он как бы принял меня за своего, проникся. Правда, потом одна моя песня напомнила ему что-то из его творчества.

-. которое он почему-то давно не обновлял.

- Очень давно. Мы сейчас даже хотим скинуться, чтобы послушать его новые песни. Шутка! Видимо, кто-то ему нашептал: "Смотри, Демарин твою песню выдает за свою".

- Что же это за песня была?

- "Конвой".

- Ну да, что-то там есть. С другой стороны, консерватория научила меня свободно использовать народный мелос.

- Благодатная почва.

-. и беспроигрышный вариант. Все равно народную песню не повторишь.

- Да и нот всего семь, правда?

- Конечно. Если сейчас мы начнем выяснять, кто у кого чего, разговор будет долгим.

- Но зато каким интересным!

- Вообще-то, для публики это не столь важно. Простой народ, когда слушает, удивляется: "Так слова же другие!". (Смеется). Мол, из-за чего сыр-бор?

Если бы мы с Антоновым сели за стол переговоров, я бы наиграл те народные песни, на базе которых делал "Конвой". Он убедился бы, что просто мы вместе пользуемся одним материалом, поэтому предъявлять претензии - бесполезная трата времени.

- А что же Антонов?

- Не успел я ему ничего объяснить, как буквально на следующий день в скандальной московской газете вышел материал "Демарин - вор!". Вдобавок Антонов стал мне звонить: "Давай встретимся, разберемся в натуре". Я одно время его побаивался, думал: "Е-мое! Какие дела?". Ну а потом пошли песни Матвиенко и все - вопрос закрылся.

- А много ли вообще среди песен, которые на слуху, почти вчистую содранных с каких-то хитов прошлого?

- Конечно.

- Ну, например?

- Дим, это такая тема, что можно диссертацию защитить, если подумать. Очень часто у нас обращаются к каким-то латиноамериканским мелодиям, тот же Паулс пользовался ими активно, хотя его шлягеры с "исходниками" сравнить нельзя.

Когда за такие вещи берется мастер, он просто делает песню наподобие. Я тоже, бывало, писал что-то наподобие моих любимых песен. Это называется "под впечатлением". Например, есть югославская песня "Кристина" - я с ней побеждал на конкурсах. Потом у меня появилась "Иванна". Если их рядом поставить - разные песни, и хотя в обеих есть что-то общее, это нельзя назвать заимствованием. Если я что и почерпнул в "Кристине", то энергетику. Или мы с Рыбчинским сделали песню "Нищий" - там та же история. Мне нравилась одна песня, а это как бы парафраз темы.

Во всяком случае, "Ламбаду" я никогда не писал, не пытался на суперхитовости и популярности срубить денег, хотя многие этим занимаются. Те, кто имеет доступ к хитам, которые в Европе только раскручиваются, стараются быстро, еще горяченькой песню сюда привезти и выдать свой вариант - на опережение. Не знаю, что эти люди чувствуют потом, когда скопированный хит начинает у нас звучать. Может, им неудобно становится.

"Из-за Шведовой я себя забросил, как минимум, лет на 10"

- Долгое время фамилия Демарин звучала в тандеме с фамилией Шведова. Ирина пела замечательные песни, которые ты написал: "Америка-разлучница", "Белый вальс", массу других. История ваших отношений сложна и запутанна. Сегодня уже не секрет, что был у вас и любовный треугольник, и любовный четырехугольник - словом, чего только не было. Что вас объединяло? Ваш союз был творческим или семейным?

- Творческим, разумеется, - даже дети у нас так и не появились. По молодости мы настолько были увлечены делом: концерты, гастроли. К тому же у меня большие, даже завышенные требования к исполнителю. Немало пришлось потрудиться, чтобы из просто рядовой актрисы театра Ира стала певицей.

- Тем не менее театральность в ней все-таки побеждала.

- Увы. Мой принцип: эстрада эстрадой, а театр театром, и не надо смешивать жанры. Ты должен выйти на конкурсе и победить, а Ирка проигрывала, потому что нужно было дать простор песне, а не себе. Это в театре ты работаешь на себя, а в песне должен от всего отрешиться.

С театром на сцене мы боролись изо всех сил, но он - к сожалению, ты совершенно прав - победил.

- На твой взгляд, Шведова была незаурядной певицей?

- Она вообще певицей не была - ни одной секунды, ни одного такта. Просто меня убедила в обратном. В то время мой "Белый вальс" показали Ротару.

"Женщины с трудом переносят звездную болезнь. А Шведову на руках носили, поклонники вокруг нее хороводили"

Мне очень нравилось, как София Михайловна его подавала, это была ее песня, но Ирка перехитрила всех. Она присутствовала при рождении "Вальса" и умудрилась сделать его самостоятельно. Мы с Рогозой только наметили, как написанным распорядиться, а она уже туда показала, сюда, третье-десятое. Потом сама пробила на "Песню года", и все подняли руки вверх, сдались. Честно говоря, добиться показа ее на ЦТ, вынести на поверхность афганскую тему именно тогда было крайне сложно, почти нереально.

- Я хорошо помню, как у Леонтьева выбрасывали из эфиров "Афганский ветер": "Зачем стучишься, похоронка, в панельный дом?". В Москву вы с Ирой приехали, полные радужных планов и надежд, но очень скоро семейная лодка разбилась. Обо что: о быт или.

- Ну, то, что не о быт, - точно. Он был у нас куда лучше, чем в Киеве, мы снимали двухкомнатную квартиру, причем могли себе позволить обосноваться в любом районе. Материально все было совершенно нормально, но сразу стало играть роль окружение. Ирка нравилась и Добрынину, и Антонову, другим композиторам и поэтам. Она за кулисами или где-то в студии ходит, а они шу-шу-шу: "Ирочка, тебе. шу-шу-шу. хиточки нужны".

У меня к хитам было особое отношение. Как во всем мире заведено? Если приезжает, скажем, Том Джонс, даже имея 100 новых песен, он все равно выдаст "Делайлу". Обязательно, потому что это его визитная карточка, он без нее никуда. Если на сегодняшний день у тебя нет песни лучше "Америки-разлучницы", катай ее полным ходом, не трогай!

- А она начала трогать?

- И еще как! Ирке захотелось на сцене потанцевать, попеть какие-то безделицы, а ведь она уже заявила о себе как о серьезной исполнительнице.

Ирина Шведова с дочерью Василисой

Другие никогда в жизни не смогут о чем-то серьезном спеть, потому что нет того внутреннего мира. Им только поплясать, сексы-шмексы, а из ее уст слово доходило до публики, ее на руках носили.

В общем, вдруг пошли заявочки типа: "Мне нужно то-се, со Славой Добрыниным поработать". Я в ответ: "Ради Бога, правда, хита я не слышу. То, что Слава делает для других, для себя - это нормально (он большой профессионал), но тебе нужна песня достойная, не для раскрутки. "Ягода-малина" - отличная вещь, но не для тебя: если ее споешь, себя уничтожишь".

Я устал доказывать это день и ночь. "Ладно, воля твоя, - сказал, - вперед, за орденами! Я занимаюсь своим делом, мне достаточно и своих планов. В конце концов, из-за тебя я себя забросил, как минимум, лет на 10".

Короче говоря, сдался, махнул на все это рукой. Московский шоу-бизнес между тем такого себе не позволяет. Они, если за одну песню схватились, доводят ее до конца.

- Многие артисты вообще на двух-трех песнях совершенно безбедно живут.

- Конечно! А мы стали разбрасываться темами: "Да ладно!". Эх, если бы тогда контракт заключить: шаг влево, шаг вправо - и все, сразу на место.

- Выходит, Москва сыграла со Шведовой злую шутку?

- Можно сказать и так. Талантливейший человек, но только что-то начинало получаться на эстраде, она сразу бросалась в театр. У Наташки Рожковой та же история. Она же прекрасная эстрадная исполнительница, даже Пугачевой когда-то конкуренцию составляла, но ее постоянно куда-то заносило: если не монашкой стать - значит, пойти в театрик. Причем не первосортный, а оставляющий желать лучшего (смеется). Ирка тоже театр организовала, труппу собрала какую-то.

Сколько таких примеров! В 80-х годах появилась Валентина Игнатьева. Я в ней сразу искру Божью отметил, когда на конкурсе "Красная гвоздика" она победила с пахмутовской песней. Это исполнительница вроде Шведовой была, пела непонятно чем. Помнишь спортивную: "Темп моей страны, моей земли. "?

- ". ждать мы ни секунды не могли".

- Игнатьева пела так, будто в этот темп себя загоняла. Голоса не было совершенно, но она будто с ума на сцене сходила, свято во все верила. Вот сидел я у телевизора, и вдруг меня что-то непонятное пронзало. Куда делась Игнатьева? Пахмутова мне сказала: "Куда-то в театр ушла". (Смеется). Так и тянет их на подмостки.

"В порыве бешенства я мог отругать Иркиного хлопца по телефону, но ничего больше. У нас слишком разные весовые категории"

- Уже в Москве, насколько я знаю, в жизни Ирины Шведовой появился какой-то пожарник. Как это произошло?

- (Смеется). Точнее, представитель пожарных войск. Как? Женщины с трудом переживают звездную болезнь. Мужик как-то еще может с ней справиться, в конце концов, ему морду набить можно, чтобы успокоить, а слабый пол трогать нельзя. В общем, пошли вокруг Ирки хороводить поклонники, и она стала серьезно к ним относиться. А ведь, как правило, обожатели не воспринимают звезду как человека - для них это что-то заоблачное. Увы, она попыталась приземлиться, стала с ними дружить. Это я смеясь говорю, что ее воздыхатель - пожарник: хлопец просто служил в пожарных войсках. Она его провожала в армию, потом встречала, помогала устроиться в Москве, чтобы не забрали в Чечню.

- Ты об этом узнал?

- Безусловно.

- И как отнесся к ее увлечению?

- (Пауза). Ну как мужчина может к этому относиться? Честно говоря, я такого поворота не ожидал. В общем-то, любой мужик бесится, когда не по его сценарию что-то происходит. Знаешь, я всегда Ирке говорил: "Если после меня петь - то песни Паулса, если уйдешь - замуж должна выйти, как минимум, за миллионера. С ним жизнь у тебя должна быть куда лучше, чем со мной!". Поднимай планку выше, чтобы, видя, на кого меня променяли, я не считал себя униженным и оскорбленным.

- А у нее сплошные непонятные истории. Голову ей тогда вскружил 18-летний пацан из какой-то семьи странной. Хотя сам он не странный (пьет воду).

- Ты с ним встречался, обсуждал возникшую ситуацию, выяснял отношения?

- Нет, нет! В порыве какого-то бешенства я мог отругать хлопца по телефону, но ничего больше. Ну, во-первых, неравные весовые категории: там совсем мальчик, а мне все-таки 34 года было. Слишком большой разрыв, чтобы соперничать на равных, как-то несолидно. Хотя мелькала шальная мысль, когда Ирка пришла и заявила: "Если ты меня не оставишь в покое, он хочет с тобой разобраться". Вот здесь я уже вскипел! (Жадно пьет). Дима, от таких вопросов я у тебя всю воду выпью.

- Я тебе отдам свою, потому что и следующие собираюсь задавать в том же духе. Кстати, помнишь эту строчку: "Если к другому уходит невеста, то неизвестно, кому повезло"?

- (Смеется). Я отношусь к тем мужчинам, которые стараются разойтись достойно, чтобы не было больно ни той стороне, ни этой. Я ведь тоже в то время был не святой, у меня был - нет, не дежурный вариант! - очень надежный, верный спутник Наташка. Все это время она дышала в затылок, в спину, в лицо и спасала меня от многих разочарований и проблем. В общем, когда все произошло, она была одной из первых моих спасительниц. Все-таки я очень сильно был ущемлен, и у меня долго не проходило это непонятное состояние - гнев, перемешанный с болью, обидой.

- Тем не менее в своих интервью Шведова настойчиво твердила, что вашу идиллию разрушила ее лучшая подруга. "Она ворвалась в семью и увела у меня Игоря", - до сих пор уверяет Ирина.

- Она имеет право говорить так, как ей это видится, но первым я никогда никого не бросаю. Даже если отношения, приятельские или еще какие-то, обречены. Нет, Ирку я бы первый не бросил.

"Если женщина может себе позволить молодых поклонников, с которыми у нее 10 лет разницы в возрасте, честь ей и хвала"

- Наташа, твоя замечательная жена, с которой у вас двое сыновей, работала, как я понял, в коллективе костюмером.

- Она и вокалисткой была. Хотя коллектив - понятие относительное.

- То есть в него входили Шведова, Демарин и Наташа.

- (Смущенно). Ну да.

- Говорят, вы познакомились на Крещатике.

- Милая история! К тому времени я уже окончил консерваторию, но почему-то в тех краях оказался. Кажется, в предварительных авиакассах билет брал. Выхожу на угол Крещатика и Карла Маркса и вижу со спины девушку.

- И как она тебе с этого ракурса показалась?

- Ну, внимание на нее обратил. Потом смотрю, рядом моя подруга Стелла идет. Она вокалистка, училась в эстрадно-цирковом училище.

- Ее ты тоже узнал со спины?

- (Улыбается). Естественно, подхожу поближе: "Девчо-о-онки!". Стелка обернулась первая: "Ах! Боже мой!". А Наташка смотрит на меня так - ну никак. Я еще, помню, подумал: "Ничего себе!".

- Действительно, безобразие! Пацан в зените славы, а тут такое неуважение.

- Потом уже выяснилось, что по рассказам Стеллы Наташка меня знала. Та была моей давней подругой - еще 16-летней брала у меня после Юрмалы автографы. Правда, с тех пор утекло много воды - ей уже лет 20 было, а Наташке 16.

В общем, прогулялись мы по Крещатику. Ну где же еще весной гулять (смеется).

"Все время Наташка дышала мне в затылок, в спину, в лицо и спасала меня от очень многих разочарований и проблем"

Тепло, красота, каштаны цветут, и тут меня понесло. Наташка смотрела на меня своими глазенками, как молодая лань, ну совершенно юная козочка. Она меня сразила - и все, пошла какая-то переоценка ценностей. Конечно, глупо загадывать наперед, но у меня перед глазами будто кино прокрутилось: как дальше пойдет жизнь. Я уже к тому времени решил уезжать в Москву, и ни секунды не сомневался, что она поедет со мной.

Потом мы встречались в разных компаниях, в Гидропарке гуляли.

- Дальше прогулок не заходило?

- Очень долго не заходило. Затем Стелка пришла вдруг одна, без Наташки.

- Вот молодец!

- Я удивился: "А где Наташа?". - "Она то, она се". Тут же я позвонил ей из автомата: "Ты это чего?". - "А я даже не знала, что вы гуляете" (смеется). "Мы сейчас там-то и сям-то - срочно давай к нам!". В общем, такие пикантные моменты завершились рождением новой семьи.

- Когда Наташа работала в вашем коллективе костюмером, Ира о чем-то догадывалась? Видела в ней соперницу?

- Мне кажется, для Ирки это был какой-то важный раздражитель, ей хотелось подстегнуть себя ревностью. Не исключено, что она пыталась себя приподнять: мол, там молодая девчонка, а я все-таки незаурядная личность. Ирка - человек неглупый, даже чересчур умный. Какой-то план в отличие от меня у нее был, а я как рассуждал: раз Наташка мне нравится, значит, нравится и Ирине. Она пригласила ее поработать, сделать, может быть, из нее артистку.

- Но хоть какие-то знаки внимания Наташа тебе в то время оказывала?

- Конечно.

- И в чем это выражалось?

- Во всем. Я видел, что Наташка питала ко мне теплые чувства, это было, можно сказать, рождение нашей любви.

- После того как вы официально с ней повенчались, а история вашей любви выплеснулась на страницы газет и телеэкраны, Ира Шведова, говорят, вдруг опомнилась, начала жалеть о том, что произошло. Насколько мне известно, она даже просилась назад, предлагала: "Давай снова жить вместе".

- Ну нет, этого уже не было. Не знаю, может у тебя какие-то другие источники информации. (Задумчиво). Да, Ирина этого не ожидала.

- Рассчитывала, что Игорь Демарин будет страдать долго, пока не умрет от несчастной любви?

- Она думала, что покрутит ее Игорь роман и все вернется потом на круги своя. Не учла только, что семьи у нас не было, - нас связывала идеология, любовь к песне, к сцене. Мы только этим и жили, и когда произошли коренные идеологические разногласия, ничего общего не осталось.

- По слухам, три последующих поклонника Ирины Шведовой, с которыми она жила после тебя, звонили тебе и советовались: как с ней быть, что делать?

- (Смеется). Знаешь, вся эта молодежь почему-то ко мне тянулась.

- А все они - молодежь?

- Да, пацаны. Нет, я такие романы не осуждаю - природа! Если женщина может себе позволить поклонников, с которыми у нее 10 с лишним лет разницы в возрасте, честь ей и хвала. Шведова, очевидно, из породы таких женщин.

Ой, вспомнил одну историю. Как-то мы собрались на даче. Пришел сосед Андрей, очень хороший парень, один из поклонников Ирины. У них были горячие отношения, страсти-мордасти, но потом оказалось, что его друзья тоже были ее пылкими обожателями. Пришел еще один Иркин поклонник, разожгли костер, остались втроем. Я - как гуру (смеется).

- Как ветеран движения.

- Андрюха - уже пройденный этап. И знаешь, как-то разговорились. О чем могли говорить люди, имевшие к Ирке прямое отношение? Я успокаивал их: "Вы хорошие ребята, и если мы вместе сидим у костра, значит, у меня к вам претензий никаких нет".

- И вообще, сдвинем бокалы!

- С точки зрения творчества они были моими поклонниками не меньше, чем Иркиными, тем более время все расставляет на свои места. Многие эпизоды уже просто потешают - когда сегодня их вспоминаешь, становится до слез смешно. Думаешь: "Ради Бога, может, в этом и состоит прелесть жизни?" (пьет залпом) .

- Игорь, на мой взгляд, ты безумно талантливый человек, и как жаль, что много лет. нельзя сказать, что выбросил впустую, но бросил к ногам Шведовой-певицы. Конечно же, это было в ущерб себе. Вместо того чтобы самому на полную катушку работать, ты обслуживал ее как муж, как композитор, как продюсер, как идеолог.

- Как идиот!

"Деньги - 60 тысяч! - пропали. Мне не Шведову жалко, а ее талант"

- Потом вы расстались, прошло какое-то время, и когда сольная карьера у нее не заладилась, она, насколько я знаю, часто звонила тебе, предлагала снова стать ее автором и продюсером. Ты якобы согласился опять поработать вместе, даже вложил в проект ее очередной раскрутки огромные деньги. Это так?

- Действительно, она обращалась, но я, глядя на то, что на эстраде творится, был не готов рискнуть. С другой стороны, у нее был большой поклонник, очень богатый человек Анатолий Смолянинов. Творческая личность, мой друг, царствие ему небесное! Его не стало два года назад - разбился с женой в вертолете. Трагедия всей России - не только друзей и близких. Как-то он мне сказал: "Игорь, давай Ирину не забывать".

- Он вложил в нее деньги?

- И немалые. К шоу-бизнесу Смолянинов никакого отношения не имел, просто пытался сделать для Шведовой доброе дело. Как продюсер, я распоряжался его деньгами: как потратить, куда направить.

Я сказал Иркиным поклонникам: "Если мы вместе сидим у костра, у меня к вам претензий нет"

Для начала у нас возникла замечательная идея - записать песню "Странница" на стихи Рыбчинского. Я давно ее сочинил, но никому не давал, а Ирина - она все-таки может сделать продукт.

Неожиданно клип получился обалденный, мы запустили его в ротацию, он хорошо пошел, вызвал резонанс. Ирку стали звать на концерты, появились какие-то предложения. Это же просто, как дважды два: люди видят на экране клип, значит, сегодня эта песня должна прозвучать или в ночном клубе, или на концертной площадке, куда певицу приглашают.

Я не везде с ней ездил - у нее был директор. "Ну что, как прошло?" - спрашиваю его как-то. "Да, в общем, нормально". - "И как "Странницу" принимают?". Он потупил глаза: "Ира ее не пела". - "Не понял, а что она пела?". И тут он начинает перечислять мне названия, от которых у меня волосы встали дыбом.

- История повторилась?

- Оказывается, параллельно у нее были какие-то обязательства перед хлопцем-афганцем, уважаемым человеком. Я ничего не имел против, но мы раскручиваем песню, она должна звучать. В общем, это был первый звоночек. Я ее вызываю, мы начинаем беседовать. "Ты понимаешь, что мы сейчас делаем?" - спрашиваю.

- А в ответ тишина?

- Я называю суммы, - порядка 60 тысяч! - которые уже вложены. Клип пропадает.

-. а нужно же возвращать затраты, зарабатывать деньги.

- Пусть даже не возвращать, но хотя бы правильно всем этим распорядиться, дойти до какого-то логического завершения, увидеть результат работы. Ирка юлит, а потом заявляет: "Да и вообще, мне клип не нравится". Дима, я понял: дважды в одну реку не войдешь - бесполезно и пытаться.

Деньги пропали, и тогда я сказал себе: "Все!". Это благо, что Толя человек был нормальный. Он рассмеялся: "Теперь я понимаю, в чем состоит смысл пословицы: "Дважды в год лета не бывает".

В общем, не получилось взаимопонимания. Потом Ирка опять приходит: "Все! Мы работаем!". Крутится клип - месяц, два, три, полгода. Ничего от тебя сейчас не требуется - жди. Зарплата идет, хочешь фитнес - пожалуйста, спонсор за все платит, но это ее не устраивало, раздражало, она не чувствовала своей воли. Сила, оказывается, есть, воля есть, а силы воли не было.

У Шведовой совершенно свое представление о творчестве, о любви - обо всем. Она сама продюсер и знает, чего хочет, а у меня до сих пор нечиста совесть.

- Тебе ее жалко?

- Не ее - она-то не пропадет, жаль ее талант. Все кажется, что я в то время чего-то недосказал. Причем Наташка, жена моя, мать моих детей, была обеими руками за: "Игорь! Я поддержу, сделаю все, что в моих силах!". Она так болела за успех, практически сама была идеологом проекта, придумывала, как снять клип, помогала, находила людей. Благо после окончания ГИТИСа тесно связана с киношной историей.

- Наташа не ревновала, не боялась оставлять вас наедине?

- Нет, просто когда стало уже очевидно, что все повторяется, она за меня переживала. "Хватит, - сказала, - ты зря душу и сердце рвешь - ничего не получится". Наташа просто психовала, когда мы Ирку увещевали: "Ну давай же!". Та вроде опять возвращалась, но лишь до тех пор, пока не нахлынет чувство протеста: "Нет, я сама, я знаю, что надо делать, а вы не так вкладываете".

"Недавно у меня "дочь" появилась внебрачная"

- Это правда, что Шведова все время старалась находиться где-то рядом с Демариным? Сперва без видимых причин по нескольку раз в день звонила, потом и вовсе дачу начала строить рядом с твоей.

- (Вздыхает). Недавно у меня еще "дочь" объявилась внебрачная. Буквально год назад Шведова вывела ее в свет, представила журналистам, а народ простой: "Смотрите, и ведь как похожа! Ну, этот Демарин!". Я все думаю: "Зачем это тебе надо? К чему эти фортели? Чтобы лишний раз напомнить о своем существовании?".

- Закрывая тему Ирины Шведовой. Писали, что на твоем сольном концерте в зале гостиницы "Россия" в Москве, когда в финале на сцену вышли самые близкие люди: жена, ее и твои родители, дети, - Ирина тоже к ним поднялась, взяла микрофон и громко сказала: "Игорь, я тебя очень люблю!".

- Это действительно было.

- Так любит она или нет? Или творческая ревность взыграла?

- Не знаю. Честно говорю, не знаю. (Иронично). Наверное, если бы любила, смогла бы удержать свое счастье в руках.

- Во время последних выборов в Государственную Думу России ты проехал по всей стране с агитационным туром в поддержку Российской партии ЖИЗНИ, возглавляемой председателем Совета Федерации Федерального Собрания РФ Сергеем Мироновым. Повсюду ты пел гимн этой партии, который сам же и написал, но, по слухам, никакого вознаграждения за это не получил и в расстроенных чувствах заявил, что тебя просто кинули.

-. В интернете, на страничке скандалов, я такие сплетни читал. Ой, там еще было написано, что я появился перед журналистом в каких-то штанах.

-. в рваных тренировочных, опухший после запоя и сказал: "Нет у меня денег совсем, я нищий, потому что меня кинули".

- "Жизнь" меня кинула - жить не дает! (Смеется). Все это милая выдумка, особенно хорошо звучит "после запоя". Нет, было совсем не так. Миронов - достойный, очень творческий человек, много классики знает, читает стихи наизусть. Как все политики, во время выборов он играл в эти игры. Пару ночей, когда ждали объявления результатов, мы провели вместе. Хороший был повод потусоваться, попить водки.

Может, из того запоя действительно трудно было выйти, но это не относится к рваным треникам - у меня нормальная хоккейная форма, есть даже энхаэловская.

- Ты увлекаешься хоккем?

- Да, это классный вид спорта.

"Я негодую, когда бездарности выходят на сцену"

- Что ж, настоящие мужчины и в хоккей играют, и на сцене популярностью пользуются. Увы, сегодня на российской эстраде засилье ненастоящих мужчин с совершенно другой ориентацией. Каково тебе быть в меньшинстве?

- С одной стороны, жалко эстраду - как бы стремились к другому. С другой - когда на сцене талантливые люди. Слушая Элтона Джона, например, я не думаю о том, к кому он относится, это не имеет значения. Правда, если это большинство неталантливое.

-. а именно об этом речь.

-. прощения нет. Я просто негодую, когда бездарности выходят на сцену - убивается вера, надежда, чистота искусства. Ты можешь что угодно делать, если это талантливо, и пример тому - Боря Моисеев - человек совершенно непоющий.

-. и уже не танцующий.

- Он все боялся исполнить мою "Мэрилин", но она ему нравилась, и я заставил его петь на сцене вживую. Он так это делает, что мурашки по коже идут, причем его исполнение не уступает вылизанной фонограмме. Это талантливый художник, он берет меня за руку и привозит в Киев. Что же касается бездарей, то им я запретил бы выходить на сцену независимо от ориентации.

- Жаль, но сегодня - как и вчера! - одаренным людям добиться признания и успеха намного сложнее, чем нахрапистым, пробивным и наглым, которых покровители толкают вперед. Вот и твое место должно быть намного выше, чем то, которое ты сегодня в российской эстрадной иерархии занимаешь. Что ты об этом думаешь?

- (После паузы). Жизнь такая. Мое творческое кредо формировалось во времена "Песняров", Магомаева. Ободзинского мы вообще ни разу по телеку не видели, но это был самый гастролирующий певец.

- Эти таланты себя не выпячивали - они были и так видны.

- Да, были настолько заметны творчески, что люди сами их поднимали. Недавно я перечитывал книгу, посвященную памяти Эдуарда Смольного. Сейчас таких администраторов (я не могу назвать его на современный лад продюсером) нет. После Юрмалы он меня выхватил и так продал в Кузбассе на стадионах, что я почувствовал: "Так я же артист!". Хотя какой там артист - начинающий исполнитель. Я выходил с гитарой и ревел в микрофон: "Иванна-а-а!". Я видел, что ему нужен.

- Просто он разглядел талант.

- Тогда был спрос на таланты, а сегодня берут марионетку и запускают в обойму, на гастроли, чтобы он, или оно, или она, ездили и собирали лавэ, отбивали то, что в них вложено.

"Спасибо, Дима! Благодаря тебе мама почувствовала, что меня в Украине не забывают"

Неважно даже, кто поедет: "Стрелки", "Белки" или "Блестящие" - главное, чтобы одно лицо было раскрученное, а все остальное - антураж. Cтрашно, люди на это ведутся. Вернее, ведутся (присутствует у человека такая жилка) на то, что показывают в магическом ящике.

- Кто из артистов, появившихся на эстраде в последние годы, тебя потряс? Перед кем ты снимаешь шляпу?

- К сожалению, как потрясали меня Долина, Гвердцители и Валера Леонтьев, так по-прежнему и потрясают. Из новых, так, чтобы ах? Да я сам такого человека ищу.

- По манере написания, композиторским ходам твои песни куда сложнее, чем большинство хитов российской эстрады. Это не унца-унца, здесь и мелодия, и мысль. Как происходит рождение песни?

- Мне интересно сочинять именно такие песни, потому что, если займусь не своим делом, сразу же себя потеряю.

Я люблю мелос, который приходит от югославов, от болгар, мне нравится музыка славянского региона. Я не пишу хип-хоп, американизмов у меня очень мало, хотя какие-то рок-н-ролльные моменты использую - от этого никуда не деться. Сейчас мы с Рыбчинским занялись серьезным делом - добьем наконец мюзикл "Парфюмер". Там будет много интересной музыки, надеемся увидеть когда-нибудь, что в результате получится. Тем более парфюмер у нас замечательный - Боря Моисеев.

- Игорь, это интервью обязательно прочитают в небольшом городке Изюме, где живет твоя мама. Она ловит о тебе каждое слово, высматривает тебя по телевизору.

- Мамуля - мой самый строгий, настоящий критик. К сожалению, до сих пор я не написал ни одной песни о маме - это настолько сокровенные чувства, что выразить их не могу. Всю свою жизнь она посвятила мне, все мои первые удачи и первые разочарования проходили на ее глазах. Мама меня подпитывала, заставляла, брала, что называется, за руку и доводила до какой-то решающей черты. До сих пор, выходя на сцену, я боюсь не оправдать какие-то ее ожидания. Например, она хочет, чтобы я выступал в костюме, и я волей-неволей начинаю над этим задумываться.

Спасибо, Дима, - благодаря тебе и "Бульвару Гордона" мама почувствовала, что меня в Украине не забывают, что я здесь желанный гость. Мамуля, скоро приеду! Все видеозаписи, что обещал, привезу (она же не видит московские телеканалы), и мы вместе споем нашу любимую (поет) :

Мiсяць на небi,