Фаина Григорьевна Раневская - биография

Раневская со своими домашними и огромным багажом приезжает на вокзал.

- Жалко, что мы не захватили пианино, - говорит Фаина Григорьевна.

- Неостроумно, замечает кто-то из сопровождавших.

- Действительно неостроумно, - вздыхает Раневская.

- Дело в том, что на пианино я оставила билеты.

Фаина Григорьевна Раневская (1896-1984) — российская [en] актриса, народная артистка СССР (1961). На сцене с 1915 года.

В 1949-55 и с 1963 в Московском театре имени Моссовета. Блестящая характерная актриса, склонная к эксцентрике и гротеску; беспощадная трезвость ее взгляда на жизнь смягчалась мудрой иронией, образы обретали драматическую и даже трагедийную глубину: Берди («Лисички» Л. Хелман, 1945), Спекулянтка («Шторм» В. Н. Билль-Белоцерковского, 1951), Люси Купер («Дальше — тишина» В. Дельмар, 1969), Фелицата («Правда — хорошо, а счастье лучше» Александра Николаевича Островского. 1980) и др. Снималась в кино (фильмы: «Подкидыш», 1940; «Мечта», 1943; «Свадьба», 1944, и др.). Государственная премия СССР (1949, 1951).

Талант — это бородавка. у кого-то она есть, а у кого-то нет, — любила [en] повторять актриса. И ее зрители могли убедиться в справедливости этих слов: такого яркого, самобытного, бьющего через край актерского таланта действительно не было ни у одного человека в мире, кроме самой Фаины Георгиевны.

Уже с детства Фая начала грезить о сцене, однако, как это часто бывает, по приезде в Москву не смогла поступить ни в одну из театральных студий по причине «полного отсутствия таланта». И лишь после долгих странствий в составе провинциальных трупп в 1930 году ее приняли в Камерный театр, где Раневская наконец смогла показать все, на что она способна. Кстати, и свой псевдоним актриса взяла не случайно: как-то раз ветер вырвал из рук актрисы деньги и унес их — именно тогда она с грустью сравнила себя с Раневской у Антона Павловича Чехова.

Фаина Георгиевна немало снималась в кино, но в основном в небольших или эпизодических ролях — в те годы на главные роли принципиально не хотели утверждать актрису-еврейку. Впрочем, по этому поводу она особенно и не расстраивалась: «Сняться в плохом фильме — все равно, что плюнуть в вечность», — говорила она, а разве фильм, в котором решающее слово имеет не режиссер, а «некто из министерства» мог получиться удачным?

Язык Фаины был настолько ярким и выразительным, что многие её слова с ходу становились афоризмами. Так получилось, например, с придуманной ею и ставшей всенародной фразой из фильма «Подкидыш»: «Муля, не нервируй меня!»

Фаина Григоррьевна Раневская к концу жизни актриса с грустью говорила: «Я стала такая старая, что начала забывать свои воспоминания», а подводя итог своим творческим достижениям, написала: «В 5 лет я была тщеславна и мечтала получить медаль за спасение утопающих. Теперь медали и ордена держу в коробке, на которой нацарапала: «Похоронные принадлежности».

Фаина Григорьевна Раневская скончалась 19 июля 1984 года.

27 августа 2011 года в Google вышел логотип с изображением Фаины Григорьевны.

Цитаты Фаины Раневской

  • 1. Жизнь слишком коротка, чтобы тратить ее на диеты, жадных мужчин и плохое настроение.
  • 2. Не можете никак понять, нравится ли вам молодой человек? Проведите с ним вечер. Вернувшись домой - разденьтесь. Подбросьте трусы к потолку. Прилипли? Значит нравится.
  • 3. Многие жалуются на свою внешность, и никто - на мозги.
  • 4. Есть такие люди, к которым просто хочется подойти и поинтересоваться, сложно ли без мозгов жить.
  • 5. Женщины – это не слабый пол, слабый пол – это гнилые доски.
  • 6. Всю жизнь я страшно боюсь глупых. Особенно баб. Никогда не знаешь, как с ними разговаривать, не скатываясь на их уровень.
  • 7. Помните я говорила в прошлом году что жизнь г*вно. Ну так это был еще марципанчик.
  • 8. У Раневской спросили: что для нее самое трудное?

— О, самое трудное я делаю до завтрака, — сообщила она.

— И что же это?

— Встаю с постели.
  • 9. Оптимизм - это недостаток информации.
  • 10. В моем тучном теле сидит очень даже стройная женщина, но ей никак не удается выбраться наружу. А учитывая мой аппетит, для нее, похоже, это пожизненное заключение.
  • 11. Женщина, чтобы преуспеть в жизни, должна обладать двумя качествами. Она должна быть достаточно умна, чтобы нравиться глупым мужчинам, и достаточно глупа, чтобы нравиться мужчинам умным.
  • 12. Семья заменяет всё. Поэтому, прежде чем ее завести, стоит подумать, что тебе важнее: всё или семья.
  • 13. Однажды Раневская потребовала у Тани Щегловой — инженера по профессии — объяснить ей, почему железные корабли не тонут. Таня попыталась напомнить Раневской закон Архимеда.

    — Что вы, дорогая, у меня была двойка, — отрешенно сетовала Фаина Георгиевна.

    — Почему, когда вы садитесь в ванну, вода вытесняется и льется на пол? — наседала Таня.

    — Потому что у меня большая жо*а, — грустно отвечала Раневская.
  • 14. Своих мужей, миленькие мои, всегда ревнуют только уродины, а нам красавицам не до того, мы ревнуем чужих.
  • 15. Если женщина идет с опущенной головой — у неё есть любовник. Если женщина идет с гордо поднятой головой — у неё есть любовник. Если женщина держит голову прямо — у неё есть любовник. И вообще, если у женщины есть голова, то у неё есть любовник!
  • 16. Милочка, если хотите похудеть - ешьте голой и перед зеркалом!
  • 17. Говорите и думайте обо мне, что пожелаете. Где вы видели кошку, которую бы интересовало, что о ней говорят мыши?
  • 18. Когда я выйду на пенсию, то абсолютно ничего не буду делать. Первые месяцы просто буду сидеть в кресле-качалке.

    — А потом?

    — А потом начну раскачиваться.
  • 19. Вторая половинка есть у мозга, ж*пы и таблетки. А я изначально целая.
  • 20. Вот женишься. Алешенька. тогда поймешь, что такое счастье. Но поздно будет.
  • 21. Умеют ведь женщины, из всех цветиков-семицветиков, выбрать лютика-е*анутика.
  • 22. Если человек сделал тебе зло — ты дай ему конфетку, он тебе зло — ты ему конфетку. И так до тех пор, пока у этой твари не разовьется сахарный диабет .
  • 23. Искать женщину без изъянов может только мужчина без извилин.
  • 24. Что толку делать пластическую операцию. Фасад обновишь, а канализация всё равно старая.
  • 25. Я бы вас послала. Да вижу, вы — оттуда!
  • 26. Люди, как и свечи, делятся на два типа: одни — для света и тепла, а другие — в ж*пу.
  • 27. Девочки, не обижайте мужчин. У них и так вечная трагедия в жизни: — то не по вкусу, — то не по зубам. — то не по карману!
  • Если ты ждёшь, что кто-то примет тебя "таким, как ты есть", то ты просто ленивое м*дло. Потому что, как правило, "такой, как есть" - зрелище печальное. Меняйся, скотина. Работай над собой. или сдохни в одиночестве.
  • Вербовка Раневской в КГБ

    У Фаины Григорьевны был инцидент, который произошел с ней, когда актрисе было уже за 70 лет.

    Во времена СССР КГБ вел войну против западных спецслужб и диссидентов с помощью бойцов невидимого фронта. Особенно много завербованных было среди артистов. Вообще-то, доносительство считалось подлостью, но не каждый мог отказать всесильным вербовщикам.

    Фаина Георгиевна была уже в преклонном возрасте, когда ее решили также сделать агентом. Инициатива исходила от Олега Михайловича Грибанова, генерал-лейтенанта советских спецслужб, из-за маленького роста и недюжинной гипнотической силы прозванного «маленьким Бонапартом ». Само упоминание его имени подавляло волю собеседника.

    Фаине Раневской повезло — Грибанов был занят и послал на первую встречу с потенциальным агентом молодого офицера по фамилии Коршунов. Тот пребывал в уверенности, что моментально завербует артистку. Но не тут-то было. В поединке с КГБ Раневская показала себя гениальной актрисой, обведя всех вокруг пальца. Коршунов вербовочную беседу проводил, как принято: сначала посетовал на деятельность иностранных разведок на территории СССР, затем напомнил о долге каждого гражданина по оказанию посильной помощи органам государственной безопасности, по защите завоеваний социализма. Раневская все поняла.

    Выслушав сказанное, она спросила: «Молодой человек, а где вы были раньше, когда я еще не успела разменять седьмой десяток?» Коршунов замахал руками: «Что вы, Фаина Георгиевна! Вам больше тридцати никто не дает, поверьте… Вы просто девочка по сравнению с другими артистками вашего театра!»

    Раневская хитро прищурилась, закурила «беломорину» и спокойно сказала наглому оперу: «Мне с вами, молодой человек, все понятно… Как, впрочем, и со мной тоже… Без лишних слов заявляю: я давно ждала этого момента, когда органы оценят меня по достоинству и предложат сотрудничать! Я лично давно к этому готова. Разоблачать происки ненавистных мне империалистических выползней… Можно сказать, что это — мечта моего детства.

    Но… есть одно маленькое «но»! Во-первых, я живу в коммунальной квартире, а во-вторых, что важнее, я громко разговариваю во сне. Вот и давайте, коллега, вместе по-чекистски поразмыслим. Представьте, вы даете мне секретное задание, и я, будучи человеком обязательным и ответственным, денно и нощно обдумываю, как лучше его выполнить, а мыслительные процессы, как вы, конечно, знаете из психологии, в голове интеллектуалов происходят беспрерывно — днем и ночью… И вдруг! И вдруг ночью во сне я начинаю сама с собой обсуждать способы выполнения вашего задания. Называть фамилии. имена, клички объектов, явки, пароли, время встреч и прочее… А вокруг меня соседи, которые неотступно за мной следят вот уже который год кряду. Они же у меня под дверью круглосуточно, как сторожевые псы, лежат, чтобы услышать, о чем и с кем это Раневская по телефону говорит!

    И что? Я говорю вам о своих недостатках заранее и честно… Если я ошибаюсь, — поправьте меня, уберегите от совершения в будущем роковой ошибки! Я бы даже сказала, от непредумышленного предательства… Но что делать, если мои родители передали мне такой порок — громко разговаривать во сне? Я уже обращалась к врачам, к светилам медицины — все пустое, ничего поделать не могут».

    Выслушав страстный монолог, Коршунов опешил и ушел со встречи придавленный железными аргументами народной артистки. Утром он доложил Грибанову об объективных сложностях, о желании Раневской сотрудничать, а также о том, что потенциальный агент живет в коммунальной квартире и говорит во сне.

    Спустя месяц Раневская праздновала новоселье в высотке на Котельнической набережной.

    Коршунов, решив, что теперь уже ничто не мешает артистке вступить в ряды бойцов невидимого фронта, стал названивать ей в театр, но у нее все время оказывались «то понос. то золотуха », то «критические дни ». Опер рассвирепел и заявил, что сам приедет к ней в новую квартиру для расчета.

    Рано утром в приемной КГБ появился мрачный мужчина неопределенного возраста с документом государственной важности. Это было коллективное заявление жильцов высотки на Котельнической набережной, где проживала Ф.Г. Раневская. В своем обращении 10 жильцов просили органы госбезопасности разобраться с некой артисткой (фамилия Раневской в заявлении не указывалась), которая по ночам всех беспокоит воплями о происках империалистов и о том, что разберется с супостатами, когда ее примут в органы госбезопасности внештатным сотрудником.

    Прочитав коллективное заявление, Грибанов вызвал Коршунова и рявкнул: «На Фаине поставь крест, ищи кого-нибудь другого… Молчащего во сне. Все! Свободен!»

    Вскоре Коршунову настучали агенты из театра, где работала Раневская, что «заявление» написала она сама, а в КГБ послала сантехника из ЖЭКа, поставив ему две бутылки водки. Впоследствии Фаина Георгиевна не раз повторяла: «Я отказала органам лишь по одной причине. Дать много органам я не могу, а мало мне не позволяет совесть — проклятое воспитание!»

    Понравилась статья? Поделитесь с друзьями! Получите +1 к Карме :)

    И чуть ниже оставьте комментарий.