Известная телеведущая рассказала в интервью о том, как выдавала замуж старшую дочь.

Читайте также

Екатерина Стриженова прививает дочери вкус к музыке — Дети сейчас живут в Америке и при этом работают. Так что подготовку свадьбы они доверили нам с Сашей. И на это ушло полгода. Пусть хлопотно, но мы получили громадное удовольствие. Видимо, реализовали какие-то собственные тайные мечты об идеальном празднике. Но поскольку главными героями были не мы с Сашей, а ребята, то нам пришлось обсуждать с ними каждый шаг. Восьмичасовая разница во времени серьезно замедляла процесс. Я даже летала в Нью-Йорк, чтобы определиться со свадебным платьем. Сначала Настя с Викторией (сестра Екатерины — модельер Виктория Андреянова . — Прим. «ТН») по Интернету обсудили все детали, потом мы подобрали ткань, и я с образцами летала к Насте. А еще надо было выбрать букет невесты, праздничный торт, цветочную арку, на фоне которой предстояло регистрироваться молодоженам. В какой-то момент я совершенно отчаялась, потому что Насте не нравился ни один из предложенных вариантов. У нее же, как у профессионального художника, тонкий вкус и свое собственное видение предметов.

— Можно так было и поссориться, сказать: «Ну и делай все сама».

— Нет, что вы! Волнение волнением, но оно было радостным. Мы обо всем в итоге договорились. Например, в поисках лучшего торта я объездила всю Москву и, нарушив диету, перепробовала все десерты столицы.

Больше всего я извелась из-за погоды: незадолго до дня свадьбы зарядили дожди. Мы с Сашей сами женились под дождем, и я боялась, что история повторится. Пусть это и счастливая примета, но создает массу трудностей.

За неделю до торжества я взяла отпуск, не отвечала ни на какие звонки, кроме тех, что касались свадьбы. Пришлось отказаться от съемок в кино. Я и думать не могла ни о чем постороннем!

Для нас с Сашей свадьба дочери — одно из самых главных событий в жизни, настолько невероятное и яркое, что я даже описать не могу собственные переживания.

Настя с Петей вместо тостов попросили гостей приготовить творческие поздравления. Мы с Сашей долго искали компромисс, никак не могли определиться с жанром. Я предлагала сделать танец, Саша говорил, что лучше петь. В конце концов склонились к иллюзиону. Ездили на репетиции в цирк к Запашным, готовили номер «Распиленная женщина». Мне пришлось помучаться, чтобы научиться складываться в узкий ящик, который обычно используют изящ­ные цирковые.

Мне мешали длинное платье и выпирающая грудь. (Смеется.) Но все получилось.

Молодожены и гости пришли в восторг. Наше тайное послание зятю: «Вот что иногда хочется сделать с женой, но это ни в коем случае нельзя делать с нашей дочерью!» — было благополучно расшифровано.

Александра, наша младшая, с волнением наблюдала за предсвадебными хлопотами и то и дело повторяла: «А вот когда у меня будет свадьба…» На что мы отвечали: «Пока твое место в школе!»

— Молодые обвенчались. Вы не пытались отговорить их от такого серьезного шага? Может быть, клятву перед алтарем лучше дать, уже пожив вместе несколько лет?

Читайте также

Екатерина Стриженова: «Фитнес-клубу я предпочитаю бег» — Я воздерживаюсь от советов. Особенно когда меня не спрашивают. Кроме того, они венчались в той же церкви, у того же батюшки, что и мы с Сашей 26 лет назад. Мы поехали в Одинцово, нашли отца Валериана. Он уже старенький, редко служит. Но когда узнал, в чем дело, согласился. И ребятам, как и нам когда-то, он сказал очень важные слова, которые мы не забываем: «Теперь вы связаны невидимой ниточкой, и все, что сделает жена, отразится на муже. Поступок мужа отразится на жене».

Одним словом, все происходящее придало нам надежду и веру, что у молодых все будет хорошо. Самой большой наградой для нас стали слова детей: «Это именно то, о чем мы мечтали…Спасибо!»

Настя: Когда мы обручились, родители предложили подарить нам в качестве свадебного подарка деньги, а торжество не устраивать. Но для нас было важно отметить главное событие в жизни вместе с близкими и именно так, как мечталось. Чтобы когда-нибудь рассказать детям и внукам. (Смеется.)

— Обычно отцы с трудом переживают известие, что дочь выходит замуж. Александр не стал исключением?

Читайте также

Екатерина Стриженова: «Стриптиз – не главное умение мужчины» Катя: Откровенно говоря, Петя в нашей семье появился только потому, что в момент их с Настей знакомства нашего папы не оказалось рядом. Мы впервые в жизни отдыхали без него. Полетели на Тенерифе втроем — я и дочери. И когда Настя отпросилась на дискотеку в другой отель, я с легким сердцем ее отпустила. А там отдыхал Петя с родителями. На дискотеке ребята и встретились. В то время Настя училась в Англии, Петя — в Америке, но они начали общаться, переписывались и перезванивались. Так вот, если бы с нами был Саша, он непременно пошел бы на дискотеку вместе с Настей и держал бы все под контролем. В Москве он так всегда делал. Когда Настя шла с друзьями в кафе или клуб, Саша ее туда привозил, предупреждал охрану, а спустя время забирал ребенка домой.

Петю я увидела года через два пос­ле этого, когда он приехал к родителям в Москву. Настя сказала, что за ней в новогоднюю ночь заедет молодой человек и они поедут в ее компанию. Конечно, мы спросили: «Можно нам на него посмотреть?» И когда увидели высокого голубоглазого блондина, похожего на нашего папу Сашу в юности, мне лично стало все понятно.

Настя: Петя заехал за мной в ту новогоднюю ночь абсолютно по-дружески. Мы еще не встречались. Но мои родные устроили из его прихода какие-то смотрины. Когда он зашел, Виктория упала в кресло и произнесла: «Как похож на Сашу в молодости!» Думаю, что Петя, попав в нашу большую веселую семью и услышав бабушкины расспросы: «Петенька, чем вы занимаетесь?» — испытал стресс. Конечно, он уверенный в себе человек и держался с достоинством, но не многие бы выдержали.

Когда мы действительно стали парой, я страшно переживала, что Петя не понравится папе. Не знаю, что тогда мне пришлось бы делать… Мнение родителей для меня очень важно. И тут папа сам нас пригласил на джазовый концерт своего друга Вартана Тонояна. Тот сразу разрядил обстановку, с порога воскликнул: «Скандал! Жених выше отца!» Все рассмеялись, и у меня от сердца отлегло.

Катя: Я говорила Саше: «А что ты имеешь против? Петя не пьет, не курит, получил прекрасное образование, делом занимается. Ты хочешь привязать к себе дочь на всю жизнь? Но она взрослый человек, вспомни себя — уже в 20 лет стал отцом».

Их отношения Саша не воспринимал всерьез до тех пор, пока дети не обручились. Петя, кстати, официально попросил руки нашей дочери, правда по Скайпу. (Смеется.)

— Катя, когда вы гуляли на свадьбе дочери, мелькнула мысль: эх, нам бы с Сашей такую? В те годы ведь все было куда скромнее…

Читайте также

Екатерина Стриженова: гипс любви не помеха — Это было совсем другое время, как можно сравнивать? Тогда нам казалось, что именно наша свадьба самая лучшая. Мы расписывались во дворце бракосочетания «Аист», которого давно «нет в живых», на его месте мебельный салон. А отмечали два дня подряд в нашей с мамой и сестрой квартире, куда чудом набилось 70 гостей. Наши родные наготовили столько всего, что столы буквально ломились. Все были сыты, пьяны, веселы и плясали до самого утра. Спасибо родителям, которые все оплатили. Мы с Сашей в то время были студентами, жили на стипендию.

Платья мне шила Виктория. Для первого дня белое — из чудесной атласной ткани, а для второго — алое шифоновое. Белое платье до сих пор бережно храню, не надевала его больше ни разу. Кстати, надо бы примерить…

— Настя, а вы знаете историю любви родителей?

— Эту историю, мне кажется, знает вся страна. Они познакомились на съемочной площадке фильма «Лидер», в котором оба снимались. И с того времени стали встречаться. Знаю, что папа чуть не с 14 лет каждый год делал маме предложение, но бабушка говорила, что рановато. Из-за этой истории мне уже в 15 лет казалось, что я старая дева, потому что еще не встретила свою любовь.

Катя: Иногда меня спрашивают, как сложилась бы моя судьба, не встреть я 30 лет назад Сашу Стриженова. А кто знает? На съемочной площадке были воспитатели, которые, заметив взаимную симпатию двух подростков, пытались нас развести. Мне говорили: «Только не Саша! Он из богемы, зачем тебе это надо?» А ему: «Не трогай девочку, она из порядочной семьи, не надо вам встречаться». Действительно, мы с ним абсолютно разные, он пришел из другого мира, его родители — артис­ты, он рос в совершенно иных условиях, чем я. Удивительно, как мы не разбежались еще тогда, до свадьбы.

Про нас с Сашей пишут, что мы чуть не с 14 лет жили вместе. Не надо нас дискредитировать в глазах детей! Как такое вообще было возможно в те годы, да еще с нашим воспитанием? Мы встречались, Саша красиво ухаживал. Это сейчас молодые люди предпочитают вместе жить, а не жениться. Чуть не каждый день на программе с Гордоном «Они и мы» мы упираемся в этот вопрос. Я категорически против гражданских браков, а Гордон уверяет, что жениться незачем. Ведь в этом случае никто вам не изменит, вы не потеряете имущество, а ваши дети — наследство.

А я считаю, что если любишь, не будешь сомневаться, заключать брак или нет. Мы, например, с Сашей встречались четыре года, а свадьба, затем рождение Насти — стало продолжением нашей любви.

— Любопытно, что о вашей с Александром паре практически не складываются сплетни…

— Одна желтая газета как-то попыталась это сделать, но заплатила за сплетни в суде. Искусственно мы не подогреваем к себе интерес. Но вы же понимаете, что вокруг нас невероятное количество соблазнов. Поддаться или нет — каждый решает сам. Недавно на программе «Они и мы» услышала: «Я терпел ее три года». Вот я бы не хотела, чтобы меня кто-то терпел. Мне кажется это оскорбительным. Так же, как невозможно жить с человеком, за которого стыдно, или с тем, кто постоянно раздражает.

Что бы между нами с Сашей ни происходило, дело никогда не заходило настолько далеко, чтобы прозвучало слово «развод».

Настя: Подростком я осознала, что не все семьи полные, что существуют разводы и дети могут расти без папы. Но мне было бы легче отрезать себе руку, чем пережить развод родителей. Лет в десять мне стали вдруг сниться сны, что это произошло, и я просыпалась в слезах. Родители успокаивали и объясняли, что в жизни все бывает, не стоит так переживать, в любом случае своих детей мама с папой любят всю жизнь. Но, честно говоря, от этих слов мне не становилось легче. Теперь я уже взрослый человек и прекрасно понимаю, что развод куда лучше, чем тягостное сосуществование с нелюбимым. Но до сих пор мне даже подумать страшно, что мама с папой могут перестать быть вместе.

Наблюдая за их отношениями, я вот что поняла: главное в браке — это уважение друг к другу. Мои родители очень близкие по духу люди, они умеют договариваться. Наверняка и в их отношениях были кризисы. Но они старались не подключать к своим проблемам нас с Сашенькой. Честно говоря, я даже точно не знаю, были ли эти проб­лемы серьезными. При нас родители позволяют себе лишь поспорить, хотя и весьма эмоционально.

— Настя, многие девушки не спешат замуж. Они не представляют, как можно всю жизнь прожить с одним мужчиной. А вы не боитесь скуки и рутины?

— Как раз таки благодаря родителям мне не было страшно начинать собственную семейную жизнь. Не было ощущения, что, Боже, ведь этот человек через четверть века может мне наскучить! Я наслаждаюсь тем, что все 25 лет своей жизни вижу нежность, существующую между родителями. То мама присядет к папе на коленки, то они целуются или, завалившись в обнимку на диван, смотрят телевизор. Как-то мама на два дня улетела на съемки, так папа, едва ее проводив, начал звонить мне, говорить, как скучает. Он всегда сам встречает маму в аэропорту. Хотя, казалось бы, можно прислать водителя. Вроде бы мелочи, но они многое говорят о семье. Пусть кто-то утверждает, что страсть и любовь живут недолго, но я что-то в это не верю!

— Катя, неужели за почти 30 лет никто из посторонних мужчин вам не показался интереснее Александра Стриженова?

— Если бы такой человек нашелся, наверное, я была бы с ним. Но я с детства знала: выходить замуж надо с убеждением, что хочешь прожить с этим человеком всю жизнь. А не так: «Выйду за Васю, не понравится — поменяю на другого». Мои родители очень любили друг друга, но папа рано умер, и мама в 36 лет осталась одна с двумя детьми. И больше замуж не вышла. Говорила по этому поводу так: «Лучше Володи не будет, а хуже мне не надо». В день памяти папы к нам до сих пор приходят его друзья. В нашем окружении у всех были крепкие семьи.

— Когда вы в 19 лет узнали, что скоро станете мамой, не было страха: а как же карьера?

— Да что вы! Кто про это думал? Мы с Сашей пребывали в невероятном счас­тье. Наши друзья заскакивали в гос­ти посмотреть на «большую куклу Нас­тю». Сашка ходил такой гордый… Он тогда учился в Школе-студии МХАТ, к девяти вечера прибегал домой купать Настю и убегал на репетицию. Одна я ее купать боялась. В то время среди молодых родителей была по­пулярна тема закаливания. Саша храбро подставлял Настю под струи ледяной воды — я на это даже смотреть не могла.

Когда друзья нашей семьи говорят: «Какая же Настя замечательная! Как получилось ее так прекрасно воспитать?» — Саша отвечает: «Она зачата и родилась в такой сильной любви, что другой стать не могла».

— Есть такое выражение: «Первый ребенок — последняя кукла». Настя, наверное, родители вас страшно баловали?

Настя: Не знаю, до какой степени, мне не с чем сравнивать. Но предполагаю, что баловали действительно страшно. (Смеется.) Во время жуткого дефицита у меня были и ролики, и говорящие куклы, и большой мотоцикл на аккумуляторе. Помню, мне было лет пять, мы отдыхали в Испании, и родители повели меня в магазин игрушек. Там было какое-то невероятное количество этажей и отделов, мы часа четыре ходили от полки к полке, и я никак не могла определиться, что взять, хотя папа сказал: «Все что угодно!» В итоге я выбрала подарки всем, кроме себя, — и маме, и кузинам, и подружкам. Когда тебе говорят: «Бери все что хочешь», как трудно, оказывается, сделать выбор. (Смеется.)

Когда мне было семь лет, родители с гастролей по Америке привезли мне огромную папку для хранения рисунков и невероятные фломастеры, рисующие как кисти. В то время я училась в художественной школе, и для меня это стало роскошным подарком. Но поскольку я не выносила несправедливости, то почти все фломастеры раздала подружкам. Так же я поступала с куклами и другими игрушками. И никогда родители меня за это не ругали. У нас так заведено: «Твоя вещь — ты ею распоряжаешься». Помню еще один случай. В загородном доме родители сделали ремонт в моей комнате. Получилось красиво, но я решила проявить художественные способности и креатив. Красками нарисовала на стене арбуз, разрезанный пополам. А потом вырезала из какого-то туристического журнала красивые картинки с островами, океанами, джунглями и обклеила ими весь потолок.

Родители увидели и сказали: «Отличный арбуз». И я, помню, спросила: «Вы же не думаете, что я сделала это назло или из вредности?» Мама четко объяснила: «Это твоя территория, можешь делать здесь все что хочешь. Вот если пальмы и арбузы появятся над нашей кроватью, к тебе будут вопросы». Это очень важно — предоставлять ребенку свободу, проявляя при этом уважение. В нашем доме, к примеру, никто и никогда не заглядывает в чужой телефон и компьютер. Хотя некоторые родители именно так контролируют своих детей. Из-за того, что мне всегда доверяли, мне не хотелось творить что-то нехорошее. Как-то я спросила папу: «А что ты сделаешь, если узнаешь, что я курю?» — «Скажу, что мне жаль твое здоровье», — ответил мудрый папа. А я никогда и не курила.

— Неужели совсем ничего не запрещали?

— Все вопросы мы решаем дискутируя. Но если вопрос спорный, то последнее слово остается за папой. Скажет: «Сделаем так — и точка», — все дебаты прекращаются. И мне это кажется правильным. Родители вообще никогда не давят авторитетом и фразы «Делай, как я сказал!» не произносят.

Помню, как подростком я отстаивала право идти по красной ковровой дорожке кинофестиваля в джинсах и кедах. Мы долго спорили, но потом договорились так: я иду в брюках, а не в джинсах, но… в любимых кедах. Когда родители не согласны со мной или с Сашенькой, то выступают единой командой. Мы все можем пошуметь, я — так даже расплакаться. Но у нас никто не ходит по дому с поджатыми губами, не объявляет бойкот и уж тем более не разговаривает грубо.

— Настя, в детстве вам наверняка много времени пришлось провести с бабушками?

Читайте также

Марина Муравьева-Газманова: «Олег – мой самый хулиганистый ребенок!» — Я появилась на свет, когда родители жили в папиной квартире в арбатских переулках. Бабушка Люба (народная артистка России Любовь Стриженова. — Прим. «ТН»), несмотря на занятость в театре, помогала моим маме и папе не утонуть в быту. До сих пор люб­лю бабушкины рыбные котлетки и варенички с капустой. Кстати, она и меня научила вкусно готовить. Потом мы переехали к бабушке Вале. Она уволилась с работы, когда родилась моя кузина Лиза, дочка Виктории. И занималась всеми тремя внучками — Лизой, Юлей и мной.

Когда я была маленькой и родители надолго уезжали, то возвращались всегда с какими-то чудесными подарками для всей семьи. И это вызывало во мне такую бурю эмоций, что я каждый раз плакала от счастья. Честно говоря, это продолжается и сейчас.

В прошлом году мне исполнилось 25 лет. Накануне у меня было депрессивное настроение, я хандрила. Стоило подумать