Марина Александрова о муже, сыне и семейных принципах

Фотосессия известной актрисы и ее мужа Андрея Болтенко, главного режиссера Первого канала, была сделана в Нью-Йорке, где позапрошлым летом появился на свет их сын. О больших переменах - в жизни и мироощущении - актриса рассказала в эксклюзивном интервью HELLO!

О женском счастье

Когда женщина в счастье, она становится собой. Ей не нужно притворяться, не нужно во что-то играть, переделывать себя под кого-то или кого-то переделывать под себя. Женщина раскрывается как цветок.

Счастье надо разглядеть. (Улыбается.) Так и хочется сказать: женщины, оглянитесь вокруг. Может быть, рядом с вами тоже есть тот единственный, который сделает вашу жизнь счастливой.

Могу сказать, что никогда не любила до встречи с Андреем. То, что мне казалось любовью когда-то, было чем угодно - привязанностью, страстью, влюбленностью, авантюризмом, иногда болью. А любовь, объединяя все эти чувства, дает человеку гармонию внутри. Когда Андрей появился в моей жизни, я впервые поняла, что рядом со мной человек, который сильнее меня.

О знакомстве с будущим мужем

Судьба настойчиво нас сводила, но мы не сразу это поняли. (Улыбается.) Сейчас даже трудно сказать, когда и как мы познакомились. Много лет назад я поехала в Сочи на фестиваль "Пять звезд". Меня пригласили туда в качестве ведущей, мы работали в паре с Андреем Малаховым, а мой будущий муж был главным режиссером этого проекта. Тогда я не видела своего Андрея, а только слышала его голос.

Когда мы встретились с Андреем вновь, спустя годы, была совсем другая ситуация. Мы почти случайно оказались в одной компании и проговорили несколько часов подряд, а потом Андрей - и это немаловажно - дал мне покататься на своей машине. (Смеется.) Это почти что предложение руки и сердца, так довериться женщине. (Смеется.)

И можно сказать - это была решающая встреча. Знаете, у нас с Андреем такие неожиданные пересечения, совпадения в жизни, что хочешь не хочешь, а поверишь в судьбу. Ну, например, мой муж и моя мама родились в один день. У наших родителей крепкие браки, они долго и счастливо живут вместе: мои - больше 30 лет, Андрея - больше 40. У нас обоих были бабушки с необычным именем Леокадия. Да и что там говорить - моего мужа зовут Андрей, так же как моего отца.

Когда мы узнали, что будет мальчик, у меня даже сомнения не было, каким именем мы его назовем. Я привела один аргумент своему мужу: Андрей - имя, которое я люблю с детства, оно для меня синоним мужественности, силы, надежности!

Мне никогда ничего не запрещали. Просто я знала, что можно, а что нет. Родители мне говорили: "Ты можешь пойти на дискотеку. Но обычно у нас в 7 ужин, в 11 мы ложимся спать". А мне и не хотелось на дискотеку. Понимаете, любовь - это не запреты и ограничения. Я где-то прочитала, что любовь, это когда - не сжав кулаки, а разжав пальцы. И я выросла с этим ощущением, с осознанием стопроцентной поддержки со стороны родителей, родственников. У меня вообще перед глазами всегда была почти идеальная картинка. Родители никогда не ругались, не выясняли отношения, уж точно не спекулировали мной. И с годами взаимное уважение только растет, да и любовь тоже.

О семейных принципах

Я четко сформулировала для себя принцип семьи: родители и ребенок не должны быть скованы друг с другом железными цепями. Все должны быть свободны и потому счастливы. Думая о воспитании ребенка, я хочу научиться давать больше, чем требовать от него.

Кто-то считает, что он похож на Андрея. Другие, напротив, уверены, что он похож на меня. Мне-то кажется, что сын - это наш совместный арт-проект, самый лучший в жизни. Андрюша спокойный и уверенный, сильный ребенок, с характером.

Муж Андрей такой трогательный и любящий папа. И он, конечно, верит, что наш сын - самый удивительный ребенок на Земле, и он обязательно изменит этот мир. (Улыбается.) Впрочем, это присуще каждому молодому родителю, мне кажется. Наверное, мы оба изменились с рождением сына и продолжаем меняться каждый день - сын делает нас лучше.

Фото: Павел Антонов/личный архив Марины Александровой