Условия жизни и воспитания детей в детском доме искажают общение взрослого с ребенком:

- ограничены время, эмоциональная насыщенность и величина отношений «взрослый — ребенок»;

- взрослые часто сменяют друг друга, и их программы поведения редко совпадают;

- снижена интенсивность и доверительность связей с ребенком;

- эмоциональная отстраненность взрослых сочетается со склонностью подавлять, навязывать свое мнение и отказывать детям в способности самим судить о различных предметах, явлениях, людях;

- преобладает не индивидуальная, а групповая отнесенность к каждому ребенку;

- общение взрослого с ребенком содержит обедненное оценочное воздействие, преобладает отрицательное, которое в свою очередь смещено в сферу дисциплинарных моментов.

В целом общение ограничено по эмоциональной наполняемости, сконцентрировано на отрицательном полюсе оценивания, смешано из сферы практической активности в дисциплинарную:

- в условиях групповой жизни регламентация поведения ребенка более жестокая, поскольку содержание и формы общения взрослого с детьми определены режимом и необходимостью его четко соблюдать и т.д. (Минкова).

Результаты исследований, проведенные академиком B.C. Мухиной [124], свидетельствуют о слабой выраженности потребности к общению, общей задержке развития детей-сирот уже с дошкольного возраста. Эти дети часто отстают в речевом развитии, не умеют играть, не умеют общаться.

Условия воспитания в закрытых учреждениях задают ребенку пассивную тенденцию в поведении. У него появляется огромное количество непродуктивных движений (раскачивается, сосет пальцы, губу, воспроизводит одно и то же действие без видимого смысла); значительно позже усваивает навыки продуктивного общения.

Как доказывают многочисленные исследования у детей, воспитывающихся в условиях депривации, ярко проявляется так называемый эмоциональный голод: они легко вступают в контакт с любым человеком, который приходит в учреждение. Однако совместной деятельности, игре, внеситуативному общению, беседе с взрослыми дети предпочитают непосредственный физический контакт (забраться на колени, обнять, погладить по голове, прижаться, взять за руку) - это своеобразная форма ситуативно-личностного общения, в которой средства общения не соответствуют мотивам и потребностям.

Исследователи указывают на то, что активность в сотрудничестве, стремление и способность что-либо делать вместе с взрослым у детей не возникает. Попытка взрослого аргументировать привлекательность совместной игры, деятельности может вызвать внезапное отчуждение, демонстрацию показного безразличия, представляющего вариант защитного поведения, которое маскирует испуг, неуверенность в себе и т. п. [32, 109, 122, 134. 148, 151 и др.]. Эмоции являются важнейшим компонентом в целостной картине поведения ребенка, и впоследствии проецируется на формирование его деятельности и коммуникативной деятельности в частности, отношения к миру, окружающим людям и самому себе.

В человеческих общностях индивид, проявляя и предъявляя себя как личность, рассматривает возможность оценить себя в системе отношений с другими. Все проявления индивидуальной активности ребенка формируются в ходе совместной деятельности. Посредством совместной деятельности реализуются отношения детей друг к другу, опредмечиваются в конкретных действиях, обмене информации, взаимопомощи. Установлено, что в целом,

потребность в общении со сверстниками у детей, воспитывающихся в условиях депривации, менее напряженная. Обычно контакты со сверстниками бедны по содержанию и мало эмоционально насыщены. В игре дети менее внимательны к действиям и состояниям партнера, часто вовсе не замечают обиды, просьбы и даже слез сверстника. Находясь рядом, играют порознь. Либо все играют со всеми, но совместные игры носят, в основном, процессуальный характер; отсутствует ролевое взаимодействие в игре; даже включаясь в какой-либо общий сюжет, дети действуют от себя, а не от лица ролевого персонажа. По операционному составу (по совершаемым действиям) такая деятельность очень напоминает ролевую игру, но по субъективному, психологическому содержанию существенно отличается от нее. Контакты в игре сводятся к конкретным обращениям и замечаниям по поводу действий сверстника (дай, смотри, подвинься и т.д.) [32,109, 122,134. 148, 151]. Постоянную привязанность к сверстникам имеет незначительное число детей. Она не зависит от возраста и положения ребенка в группе. Нет и постоянно изолированных детей. Игры часто окрашены нервозностью, сменой настроения; конфликты протекают резко, с острыми эмоциональными отрицательными переживаниями.

События часто драматизируются. Ситуативность в поведении, неспособность к конструктивному решению проблем, организации своей деятельности, самостоятельному соблюдению правил игры обусловлена тем, что уже общение детей с взрослыми в детском доме не предоставляет ребенку самостоятельности, а резко ограничивает ее твердым режимом дня, постоянными указаниями взрослого, что следует делать в тот или иной момент времени, контролем со стороны взрослого, формируя тем самым привычку к пошаговому выполнению чужих указаний.

Серьезные нарушения наблюдаются в формировании структуры самосознания детей - сирот [124]. В детских домах к детям нередко обращаются по фамилии, имя сочетается с фамилией. Часто имя

используется для приказа и почти никогда для проявления любви. В результате у ребенка формируется отрицательное отношение к своему имени.

Притязания ребенка чаще реализуются в собственной среде через физическую силу, через адекватную для воспитанников агрессию, а порой -через асоциальные формы поведения, что свидетельствует о несформированности у них навыков коммуникации, коммуникативного поведения, нарушении эмоционально-волевой сферы. Невозможность реализации потребности в признании приводит к аффективным срывам, к ощущениям гнетущего напряжения, тревожности, отчаяния, гнева, к сужению диапазона сопереживания. Обращается внимание еще на одну важную проблему - феномен «мы» в условиях детского дома. В условиях жизни без родительского попечительства у детей стихийно складывается детдомовское (интернатское) «мы». Это совершенно особое психологическое образование. Дети без родителей делят мир на «своих» и «чужих», на «мы» и «они». От «чужих» они все вместе готовы извлекать свои выгоды. У них своя особая нормативность по отношению ко всем "чужим" и своим детдомовцам [32].

У детей, живущих в сложившихся условиях воспитания в интернате на полном государственном обеспечении, появляется иждивенческая позиция («нам должны», «дайте»), отсутствуют бережливость и ответственность.

Нравственное развитие является одной из основных проблем полноценного личностного роста и во многом зависит и является следствием нарушений общеинтеллектуального и эмоционально-волевого развития личности. Проблемы нравственного развития воспитанников сиротских образовательных учреждений начинаются с младшего школьного возраста (кражи, безответственность, подавление и оскорбление более слабых, снижение эмпатии, способности к сочувствию, сопереживанию и, в целом, недостаточное понимании или непринятие моральных норм, правил и ограничений) и в дальнейшем приводит к серьезным последствиям. К одной из наиболее актуальных проблем воспитанников интернатных учреждений исследователи относят и трудности социализации детей-сирот.

Особую тревогу вызывают проблемы социальной адаптации и постинтернатного становления выпускников интернатных учреждений. Недостаток самоорганизованности и целеустремленности, снижение мотивации достижения успеха, чувствительности к жизненным трудностям и личностной неготовности к их решению, нарушение эмоциональных контактов с окружающими, недоверчивость, эмоциональная несдержанность и непродуктивная сверхактивность приводит к глубочайшему кризису, порожденному трудностями социализации. Представители данной социальной группы испытывают трудности в профессиональном самоопределении, в браке, в установлении профессиональных и дружеских отношений, значительная часть пополняет ряды правонарушителей [32]. Одна из причин подобного положения кроется в несформированности у выпускников детских домов и интернатов системы ценностей и ценностных ориентации, включаясистему социальных ценностей.

Ценностные ориентации, в основе которых лежит система ценностей, являясь одним из центральных личностных новообразований, выражают сознательное отношение человека к социальной действительности и в этом своем качестве определяют широкую мотивацию его поведения и оказывают существенное влияние на все стороны его деятельности. Система ценностей напрямую связана с направленностью личности, определяет ее содержательную сторону и составляет основу мировоззрения человека, его взглядов на окружающий мир, отношений к другим людям, к себе, ядро мотивации и «философию жизни». Ценностные ориентации, сформированные в юношеском возрасте на основе сложившейся у молодых людей системы ценностей, определяют особенности и характер отношений личности с окружающей действительностью и тем самым в определенной мере детерминируют ее поведение [209].