Я дала шанс на жизнь.

Мне очень хочется поделиться своей историей - историей рождения своего ребенка. Я хочу просто помочь тем, кто действительно в определенный момент нуждается в информации, поддержке. Моя вторая беременность - самое страшное, что было в моей жизни. Но в ней есть счастливый конец.

Все началось со сна. Снится мне сон, будто я пошла в магазин и покупаю яйца. Прихожу домой и начинаю из них готовить. Разбиваю яйцо, а оно тухлое. Разбиваю следующее - опять тухлое и так целый десяток. Сижу и думаю, что делать: вроде как в магазин не вернуть, ведь все разбила. Проснулась и рассказала сон подруге. А она говорит, да ты, наверно, беременна.

И на самом деле я оказалась беременна. В принципе, я планировала беременность, только месяцем позже и поэтому вроде как-то не по плану немного было, но в целом я, конечно, обрадовалась. Когда я родила первого ребенка, уже через месяц мечтала о том, чтобы их стало двое и как можно раньше.

Поэтому ко второй я начала заблаговременно готовиться. Естественно, в моей жизни не присутствовали ни алкоголь, ни никотин. По прошлому опыту пила витамины, на дачу летом уехала, думаю типа воздух свежий, плавать ходила каждый день. Делала все для того, чтобы беременность протекала хорошо и ребеночек здоровый был. Только токсикоз был гораздо сильнее.

И вот долгожданное первое УЗИ. Прихожу, срок уже 14 недель. Стал смотреть меня врач, смотрю, как-то долго смотрит. А потом говорит, похоже, у вас амниотическая нить. Нужно сходить в центр планирования на Флотскую проверить на аномалии с хромосомами. Я сначала не придала этому значения. А потом выяснила, что амниотическая нить бывает очень редко, и последствия этого - прежде всего уродства плода, ребенка, аномальные хромосомные проявления типа синдрома Дауна и т.д.

И вот с этого момента начались мои реки слез. Я никогда не думала, что попаду в такую историю. Врач сказала, что нужно ждать, что все может измениться. А там посмотрим. И начала я сдавать всякие анализы и ждать. Ждать неизвестно чего. Стала ждать я 22 недели беременности. Ляля моя начала пинаться и толкаться уже на 18 неделе. Она толкалась, а я думала, что же будет дальше.

И вот долгожданная 22 неделя, прихожу я на УЗИ и мне говорят: вы знаете, у вас нет никакой амниотической нити, зато у ребенка врожденный "кистозно-аденоматозный порок левого легкого 3 типа". Сердце смещено вправо. Одно легкое больше второго почти в два раза. Это очень серьезный порок. Посмотрело меня три врача. Все говорят одно и тоже. Сейчас еще вспоминается врач, которая со словами: "Ну, что там у нас интересненького? Ах, это. Ну, в последнее время ничего выдающегося. " Я себя подопытной крыской почувствовала.

Отправили они меня к гинекологу со словами: "Он вам все объяснит". Пришла ко врачу, а она мне говорит: "Ну что мамочка, речь с Вами пойдет о прерывании. Порок серьезный. Кстати, они (УЗИстки) ничего Вам не говорили о пороке?" Я сижу и не могу ни дышать, ни думать. Я спрашиваю, а что это значит. Она мне - ну что это значит, сердце у вас уже смещено, а что дальше будет, это неизвестно. Поэтому прерывайте беременность. Родите потом здорового ребенка.

Я не знаю, что может быть страшнее для беременной мамочки, чем услышать подобные слова. Анализы на хромосомы были нормальные. Меня тут же отправили на кордоцентез (кровь из пуповины). Я сидела и у меня просто текли слезы, град слез. Ты чувствуешь, как он в тебе бьется, стучит ручками, пинает ножками, а тебе говорят, избавьтесь от него. Зачем вам рожать урода. Вы сами не знаете что делаете. Ребенок может умереть и т.д. Мы вам даем 2 недели на то, чтобы подумать и решиться на прерывание.

Я две недели жила словно в аду. Информации никакой. Просто нулевая. Врачи ничего толком не говорят кроме того, что он у вас умрет, и вообще он не жилец. Ничего конкретного про болезнь. Только минимально объяснили, что можно сделать, если выживет. Я даже обратилась к картам. По картам мне выходило, что мой ребеночек хочет жить. И может быть, кто-то скажет, что в карты верить это абсурд, но в тот момент я верила в этот абсурд. Малыш мой все также активно пинался и стучался.

А время шло. Боже мой, я каждую ночь рыдала в подушку. Я молила Бога. Я не знала, что мне делать. С одной стороны страх - обречь своего ребенка на страдания, с другой стороны - я не Бог, чтобы лишать его шанса на жизнь. Я слишком любила того маленького, которого ощущала внутри себя. Ощущала настолько, что мне казалось, я чувствую его слова: "Не убивай меня, мамочка".

Через две недели мы пошли на консилиум. На нем нам опять же ничего конкретного не сказали. Все, что вспоминается - это речь лишь о прерывании. Детский хирург описал кратко лечение, и опять же добавил, что у вас серьезная проблема. У вас осталась еще одна неделя. Врачи на меня так сильно давили, что на следующий день я пошла в консультацию за направлением о прерывании. Со слезами на глазах я вошла в кабинет и стала говорить, что это последний мой визит к ним.

Врач выписала направление и сказала, что перед "операцией" я должна выпить вот эти таблетки. Я покорно купила эти таблетки и стала читать аннотацию. И тут я понимаю, что эти таблетки начинают действовать на моего ребенка и потихоньку отравлять его уже изнутри. Осознание убийства моего ребенка меня просто приводило в истерический ужас. Ни в какую больницу я не поехала. Прерывание беременности делать не стала. Откровенно говоря, меня не поддержали даже родственники, когда узнали о моей ситуации.

Я узнала про женщину-знахарку и стала ездить к ней. Я сходила еще раз на УЗИ, к другому специалисту. И слава Богу, что есть такие женщины. Она меня смотрела почти час, на следующий день предложила прийти к ней в другой центр, чтобы она еще раз посмотрела на другом аппарате. Она единственная хоть немного рассказала мне про данную патологию и последние ее слова были про то, что есть женщины, которые рожают, даже если там плод не сформирован (но это гораздо легче, потому что выжить у таких детей шансов точно нет), а в моем случае история о "палке с двумя концами". И вот я начала бороться за свооего мальчика.

Я стала ездить к знахарке, ходить в церковь, молить Бога о том, чтобы с моим ребенком случилось чудо и все изменилось. Та женщина-врач прочитала, что в целом бывает, что картина меняется и дети рождаются и потом выписываются домой в удовлетворительном состоянии, только что с ними потом - ничего не известно. И вот именно об этом я и молила Бога.

Потом совершенно случайно я по телеку увидела врача-пульмонолога, которая рассказывала про страшную болезнь легких. Мы нашли ее телефон и мне удалось попасть к ней на консультацию. Вот еще раз говорю, слава Богу, что есть такие врачи, как Шуляк Ирина Павловна. Она сказала, что в любом случае, это лечится, пусть хирургически, - но эти дети совсем не ходячие трупы. Оставалось только ждать. Ждать момента родов. Сможет ли мой ребенок закричать, раскроется легкое или нет. На 32 неделе мне сказали, что сердце у ребенка стало немного смещаться на свое место. Легкое вроде уменьшилось. К 39 неделе мне сказали, что в принципе все нормально.

На общем фоне у меня постоянно было высокое давление, состояние переживания. Я не знала, что меня ждет. Роды - это отдельная история.

Сейчас у меня есть два сына - Рома и Ваня. Не скажу, что у Вани все отлично. Но все диагнозы под вопросами. Будем ждать 4 месяцев и пройдем дообследование. Очень хочу, чтобы все диагнозы сняли, чтобы мой ребеночек был здоровеньким, а я про все это забыла.

Я знаю, как тяжело принимать решение, когда тебе ставят страшные диагнозы, прогнозы на жизнь не дают и все твердят только об прерывании. Я просто хочу сказать, что в моем случае было бы так: прерви я беременность, ребенок 100% умирает, так как не совсем жизнеспособен. Оставляя его в себе, я дала шанс на жизнь. И он этим воспользовался. Он лежит рядом со мной, смотрит в глаза, теребит своими маленькими ручками мои пальцы, он дарит столько любви, добра и сил. А я благодарю Бога, что он подарил мне этого малыша и дал ему шанс на жизнь. Я сделаю все возможное, чтобы мои дети выросли хорошими людьми.