Новая жизнь для старого. Как излечить неизлечимое

— 117 —

Глава VIII

Язва желудка и двенадцатиперстной кишки

Язвенное перерождение желудка и двенадцатиперстной кишки — той части кишечника, которая прилежит к желудку, встречаются чрезвычайно часто. Это болезнь цивилизации. Сэр Арбутнот Лейн и многие другие выдающиеся врачи и хирурги говорили нам, что этот недуг неизвестен у примитивных народов, и их мнение было подтверждено многочисленными докторами и хирургами, которые многие годы практиковали среди коренных жителей Африки и других регионов. Аборигены, у которых не бывает язв, очень быстро становятся подвержены этому недугу, если они начинают питаться пищей белых людей. Генерал сэр Роберт Маккэррисон, руководитель великого института Пастера в Кунуре в Южной Индии, профессор Плиммер из Лондона и многие другие исследователи вызывали множество язв желудка и двенадцатиперстной кишки, аппендициты, колиты и т. д. у всевозможных видов животных и у птиц, кормя их переваренной, девитаминизированной и деминерализованной пищей, которую употребляют цивилизованные народы.

Причины язвенного перерождения пищеварительного тракта очевидны и указывают на способ лечения недуга. Тем не менее, выясняется, что замечательные руководства по патологии считают причину этих язв загадкой, а ученые, кругозор которых ограничен стенами их лабораторий, ищут микроорганизм, который вызывает эту болезнь.

Ведущие руководства по лечению дают, как всегда, пространное описание, бóльшая

— 118 —

часть которого посвящена "патологической анатомии", т. е. внешнему виду изъязвления после смерти, в то время как о лечении написано совсем мало. В 8-м издании "Принципов и практики медицины" Ослера и Макрея мы читаем, что таких больных нужно лечить строгим постельным режимом и тщательно подобранной молочной диетой, а затем нам говорят: "При язве желудка лекарства значат очень мало, а те, что используются ныне, вероятно, действуют не на язву, а на желудочный катар". Основные рекомендуемые лекарства — бикарбонат и висмут в качестве анатцидов, и опиум, морфий и т. д. при болях. В хронических и тяжелых случаях рекомендуется операция. В 7-м издании "Указателя лечения" Хатчинсона и Шеррена мы читаем: "…Если присутствуют боли, мы можем дать антацидную смесь, содержащую бикарбонат натрия, висмут и магнезию". В "Кратком обзоре медицины" Летби Тайди под заголовком "Лечение" находим: "Что касается язвы, бесполезны все лекарства, кроме висмута и щелочей", и смесь висмута, бикарбоната и магнезии рекомендуется в качестве единственного лекарства. Я мог бы процитировать еще двадцать таких же рекомендаций, даваемых в остальных стандартных текстах.

Занятые доктора, работающие в спешке, не заглядывают в многокилограммовые руководства, содержащие тысячи страниц. Они смотрят в маленькие карманные справочники, такие как "Амбулаторный справочник консультанта", издаваемый Берроузом и Уэлкамом, и прочие подобные ежедневники, которые печатаются другими крупными фармацевтическими компаниями. В ежедневниках Берроуза и Уэлкама под заголовком "Язва желудка и двенадцатиперстной кишки" мы находим рекомендацию смеси карбоната кальция, которая содержит три обычных антацидных средства. Также упомянуты белладонна и атропин. Последний экстрагирован из белладонны. Конвенциональное лечение изъязвления желудка и двенадцатиперстной кишки примитивно, неизобретательно, не говоря уже о том, что неэффективно. В больницах и бесплатных амбулаториях людям, которые жалуются на желудок или несварение, автоматически дают "белую смесь", а если после многих месяцев ее применения нет никакого

— 119 —

улучшения, больным говорят, что ничего нельзя сделать, кроме операции. Если теперь мы обратимся к гомеопатическому лечению язв желудка и двенадцатиперстной кишки, то мы попадем в иной мир. У гомеопатов нет наготове микстуры для всех язв и других желудочных проблем, которую они дают всем таким больным. Они тщательно изучают все симптомы пациента, местные и конституциональные, а затем назначают лекарство. В маленькой книге "Карманное руководство по гомеопатической Материи медике" Берике в разделе "Язвы желудка" приведено 31 лекарство. В немецком эквиваленте этой книги, "Карманном руководстве" Бальцли, названы 37 лекарств.

Многие ортодоксальные врачи знают, что "белая микстура" облегчает состояние больного, но не лечит его. Они могут давать ее в течение некоторого времени, чтобы ублажить пациента. Некоторые из современных руководств даже не упоминают "белую микстуру" по причине ее бесполезности. Например, в "Карманной энциклопедии медицины и хирургии" Гулда и Пайла рекомендуются только молочная диета и операция.

Ко мне обращалось большое количество пациентов с язвами желудка и двенадцатиперстной кишки, которые страдали от этого недуга годами и которых безрезультатно лечили множество врачей и специалистов. Ни один из больных не получал ничего, кроме молочной диеты, отдыха и "белой микстуры". Я ни разу не слышал, чтобы доктора расспрашивали больного о питании, которое привело к образованию язвы, и полностью пересматривали его, заменяя пищу, лишенную витаминов и минералов, которой питался пациент и которая вызвала этот недуг, на пищу, богатую этими естественными элементами.

Г-н Э. В. котельщик из Мидлвича в Чешире, написал мне 16 июля 1929 года:

Мне сделали операцию по поводу хронического аппендицита в 1926 году, за которой в 1927 году последовала другая операция по поводу язвы желудка. С тех пор я питаюсь согласно диете, но мне не стало особенно лучше и у меня до сих пор бывают боли в желудке. Могу ли я прийти к Вам на прием?

— 120 —

Пациент посетил меня 9 августа. Ему было 29 лет. Уже с 1921 года его мучили сильные боли в желудке, которые постепенно становились все хуже. Его часто рвало, во время операции в 1927 году хирург обнаружил у него язву около выхода из желудка и сделал ему гастроэнтеростомию — искусственное соединение стенки желудка и кишечника. После операции бедняга заболел пневмонией. Пациент выглядел тощим, худосочным, измученным, истощенным, чахоточным, и сказал мне, что его вес снизился с 12 стоунов 6 фунтов (78,8 кг. — прим. перев. ) до 8 стоунов 5 фунтов (около 53 кг. — Прим. перев. ). В районе желчного пузыря была выраженная болезненность. У него всегда был запор, и он справлялся с этим с помощью регулярного приема каскары, часто используемого, но вредного раздражителя кишечника, дозами по столовой ложке, а чтобы нейтрализовать повышенную кислотность желудка, ему в течение многих лет давали обычную микстуру из висмута и магнезии. Естественно, большие количества так называемых антацидных средств наносят вред организму. Он питался белым хлебом с маслом, мясом, яйцами и т. д. словно он был здоровым человеком. У меня есть фотография, на которой виден его истощенный силуэт в начале лечения.

Я запретил ему мясо, рыбу и птицу и все продукты из них, острые и иные приправы, алкоголь, крепкий чай и кофе, и назначил ему диету, состоящую в основном из молока, яиц, меда и воды, в которой были без соли и соды сварены овощи, фруктовые соки и проч. Поскольку боль в желудке уменьшалась во время приема пищи, по этому показанию я назначил ему Anacardium 3Х, который нужно было чередовать с Kali bichromicum 3Х, так как боли ощущались практически в одной точке. В качестве антацида я дал ему Carbo vegetabilis 6X. Лучше дать пациенту миллионную долю грана древесного угля, чем пресловутую смесь висмута и магнезии столовыми ложками.

В его первом отчете от 19 августа сообщалось: "У меня улучшился аппетит. Я набрал фунт веса (около 450 г. — Прим. перев. )". В следующем отчете от 26 августа говорилось: "Я прибавил фунт с четвертью веса , и я очень доволен, что я прибавляю вес, а не теряю его. Я опять начал

— 121 —

ходить на работу". Затем улучшения прекратились, а позднее последовал рецидив, который, возможно, был вызван тем, что он слишком рано начал опять ходить на работу, а может, и тем, что он ел 11 унций (около 310 г. — Прим. перев. ) меда в день. 14 октября он сообщил мне: "На прошлой неделе я набрал полтора фунта веса, чувствовал себя гораздо лучше, у меня не было ноющих болей". 28 октября мой пациент сообщил, что прибавил два фунта веса. 11 ноября он писал: "Я прибавил один фунт веса, и мой желудок, похоже, ведет себя хорошо. Я только и думаю о том, как было бы хорошо, приди я к Вам гораздо раньше". Через неделю после этого он сообщил: "Я прибавил два фунта" .

В соответствии с меняющимися симптомами, я менял ему лекарства. Ему были назначены Argentum nitricum 3 при высокой кислотности и сильном образовании газов в желудке, Phosphorus при жгучей боли и т. д. Затем он очень сильно простыл и, поскольку выглядел туберкулезным, я дал ему Tuberculinum 12X раз в неделю и Spongia 1Х от сухого кашля, и меня очень порадовало, когда он сообщил: "Лекарство, которое Вы мне прислали, мне очень помогло". Время от времени у него случалось расстройство желудка, и нужно было менять лекарства. 7 апреля он написал: "Уже прошло около семи месяцев с тех пор, как я пришел к Вам на прием, я доволен и благодарен Вам за то, что Вы для меня сделали. Мои родители и друзья не в состоянии выразить свою благодарность Вам. Они тратили столько денег на мое лечение у докторов, а мне не становилось от этого лучше" .

Давнишние язвы, даже если это язвы на поверхности кожи, лечить трудно. Многие пожилые мужчины и женщины в течение 20 или 30 лет страдают язвами на ногах. Внутренние язвы также трудно поддаются лечению. Они имеют тенденцию затягиваться и снова открываться. Мой опыт показывает, что для язвенников необходимо несколько лет тщательно соблюдать диету. Болезнь г-на Э. В. была особенно тяжелой, так как ему сделали две большие операции, и бóльшая часть поверхности желудка была уничтожена язвой и вырезана. Поэтому ему было особенно трудно питаться. Постепенно я добавлял в его диету пюре из овощей, затем цельные овощи, фрукты, грубую пищу и т. д. с большой осторожностью нащупывая правильный курс. Затем бедняга

— 122 —

потерял работу, но был слишком независим, чтобы согласиться на бесплатное лечение. 16 февраля 1931 года письма от него прекратились, и он сообщил мне тогда, что весил 9 стоунов 6,5 фунтов (60 кг. — Прим. перев. ), и набрал целый стоун (6,34 кг. — Прим. перев. ) веса с тех пор, как я взялся его лечить. Он знал, что ему нужно делать, и я дал ему запас лекарств, с помощью которых он мог продолжать лечение. Когда он окончил лечение, я дал ему лекарства в более высоких потенциях, такие как Carbo vegetabilis 30, который в этой потенции является отличным средством при скоплении газов в желудке и кислотности.

Многие пациенты, которым лечение принесло пользу, никогда впоследствии не сообщают о себе врачу. Вероятно, они полагают, что занятой профессионал не интересуется тем, что с ними стало дальше. 3 января 1934 года, через два года после своего последнего письма, г-н Э. В. к моей большой радости написал мне:

Я полагаю, что Вы будете удивлены, снова услышав от меня после такого долгого перерыва. У меня все еще нет работы. В нашей части страны безработица очень высока. Я по-прежнему следую диете, которую Вы мне назначили, и мне значительно лучше, чем было раньше. Иногда у меня еще бывают проблемы с желудком, но не так, как было раньше. Бывает, что все в порядке в течение целых трех месяцев. Мой вес сейчас 10 стоунов 4 фунта (65,2 кг. — Прим. перев. ). Когда я пришел к Вам в первый раз, мой вес был 8 стоунов 5 фунтов (53 кг. — Прим. перев. ). Теперь Вы можете понять, сколько я набрал с тех пор, как Вы видели меня в первый раз. Мои родители и друзья говорят, что я живое чудо. Благодарить за это я могу только Вас, и никто не знает этого лучше меня.

Я отправил ему еще лекарств в высоких потенциях, которые, как я надеюсь, завершат его излечение. Хотел бы я знать, что случилось бы с ним, пойди он на вторую операцию по поводу язв. Я не думаю, что ему удалось бы пережить ее.

27 февраля 1929 года г-жа М. К. жена бедного сельскохозяйственного работника, живущего в Вормсворте около Донкастера, написала:

Я страдала от несварения с возраста 15 лет, а сейчас мне 53. Девять лет назад у меня был срыв и сердечные приступы. Через два года после этого мне сделали операцию по поводу смещения матки, от которого я страдала все время

— 123 —

после того как девятнадцать лет назад родился мой третий ребенок. Примерно пять лет назад мне опять стало плохо, и у меня было еще два сердечных приступа. Сегодня мне так же плохо, как всегда. Мне кажется, что еда не идет мне впрок, и у меня бывают боли от голода, которые иногда уменьшаются от еды, но боль охватывает все тело, сердце и левую грудь, и мне приходится сгибаться пополам. Около трех лет назад мне сделали рентген, так как мой доктор думал, что у меня может быть язва.

Облегчение болей в животе от еды указывает на Anacardium, который как раз и является прекрасным лекарством от язв желудка, а Colocynthis вызывает в больших дозах, и, следовательно, в малых дозах излечивает боли в животе, облегчающиеся при сгибании пополам. Поэтому я послал ей оба лекарства в 3-й десятичной потенции и порекомендовал ей временно перейти на молочную диету и спать с животом, приподнятым с помощью небольшого матраса, что является моим любимым методом заставить опустившиеся органы вернуться в их изначальное положение. Я также велел ей принимать парафин, чтобы регулировать работу кишечника, и попросил ее сообщить мне детали ее истории болезни и прислать мне свою фотографию, так как она была слишком бедна для того, чтобы приехать в Лондон.

15 мая она сообщила мне, что ей становится лучше, и она становится все сильнее и сильнее. 10 июня она написала: "У меня все еще продолжается улучшение, и я становлюсь сильнее, и могу теперь ходить больше, чем все последнее время". В этот момент я получил ее фото. Она выглядела усталой и совершенно измученной — тот тип, который обычно ассоциируют с Sepia или Secale. Она быстро набирала вес. 25 августа она написала: "Я чувствую в себе еще больше сил, и я прибавила 4 фунта (примерно 1800 г. — Прим. перев. ) веса за две недели". 10 января 1930 года она написала: "Я чувствую себя гораздо лучше, и вообще я чувствую себя гораздо сильнее, чем все последние годы". Тогда я стал перемежать Anacardium с Calcarea carbonica , так как у нее были холодные потные ноги, дал ей Ceanotus из-за боли под левой грудью с тянущим и ноющим ощущением, которая, возможно, происходила из селезенки.

От своего местного доктора, который ничем не смог помочь ей, она неделю за неделей получала все ту же старую микстуру.

— 124 —

Впервые в жизни она получила индивидуализированное лечение, и, к своему удивлению, обнаружила, что одна за другой ее проблемы идут на убыль и исчезают. От радости она попросила свою замужнюю дочь написать мне. Та была очень похожа на мать, была замужем, ей было 25 лет, она страдала от зоба, перенесла операцию по поводу аппендицита, у нее были ужасно обильные и болезненные менструации и маточные кровотечения, один из ее яичников был поражен, и ей сказали, что единственный способ лечения состоял в удалении матки и яичников. Согласно докторам, она страдала от туберкулеза брюшной полости и сальпингитов и у нее была гемофилия. Я не успел приступить к ее лечению, так как ее пришлось срочно отправить в больницу и сделать операцию по поводу активного туберкулеза половых органов.

Ее мать продолжала преданно держаться меня. Конечно же, мою диету пришлось приспосабливать к ее крайне ограниченным средствам. Пищеварительные проблемы уменьшились, сердце стало сильнее, и постепенно весь ее организм был перестроен. Она упоминала о множестве новых проблем. Как и многие другие деревенские жители, она страдала от ревматизма, который удалось облегчить с помощью Rhus toxicodendron; ее беспокоила печень, и я дал ей Hydrastis ; у нее были сильные газы в кишечнике, и я послал ей Raphanus.

Затем я обнаружил, что она не может переваривать жир, легко плачет и ей лучше на открытом воздухе, а также у нее нерегулярные месячные. Если бы я увидел ее в начале лечения, я, наверное, сразу бы дал ей Pulsatilla. Я послал ей Pulsatilla на несколько недель, и это лекарство совершило чудо. Затем она пожаловалась на болезненные рыхлые десны, для которых я дал ей Mercurius. Она считала, что Pulsatilla была для нее самым лучшим лекарством. Поэтому я опять дал ей Pulsatilla. Затем она пожаловалась мне на "противную боль, как будто матка сейчас выпадет, как будто что-то вывалится из меня". Конечно же, я дал ей Sepia и, как обычно, с явным успехом. Таким образом мы продолжали вместе работать год за годом. 22 сентября 1932 года, после трех с половиной лет сотрудничества, она написала мне:

— 125 —

Я несколько дней была на побережье [думаю, это был ее первый отдых с тех пор, как она вышла замуж. — Прим. авт. ] и была очень довольна собой, так как могла выходить на улицу и гулять больше, чем в предыдущие годы. Я ходила в среднем шесть миль в день и могла подниматься в гору, не чувствуя себя после этого хуже. Конечно, мне немного не хватало воздуха, но с каждым днем мне становилось все легче. Я много лет не могла оставить свой дом, но благодаря Вам и Вашим лекарствам, я почувствовала, что я справлюсь с этим путешествием.

Тогда я попробовал дать ей высокие потенции и обнаружил, что она прекрасно реагирует на Pulsatilla 30 и Pulsatilla 200 в редких дозах. 10 июля 1933 года она сообщила мне:

Я не знаю, что делать со ступнями ног. Они так болят, и я прямо не знаю, как мне ходить. Я словно хожу по камням. У меня очень сильное плоскостопие.

Calcarea carbonica — прекрасное лекарство для укрепления костей и связок и оно очень полезно при плоскостопии. Я послал бедняжке большую коробку Calcarea carbonica 6Х, чтобы она принимала по две таблетки по утрам и вечерам, и через два или три письма она сообщила мне, что состояние ее ног стало гораздо лучше.

Не так давно она прислала мне свою фотографию. Та фотография, которая была сделана, когда я только начал ее лечить, и недавняя фотография находятся рядом в ее папке. На них почти не заметно никакого сходства. На первой фотографии г-жа К. выглядела пожилой, изможденной, самим страданием. На второй фотографии она довольна, улыбается, выглядит здоровой, это совершенно другая женщина, и она выглядит на двадцать лет моложе, хотя на этой фотографии она на шесть лет старше. Уже несколько лет я ничего не слышал о ее проблемах с пищеварением, которые, возможно, были следствием изъязвлений, и с сердцем, по поводу которых она обратилась ко мне вначале. По-видимому, она забыла о них, хотя желудок и сердце болели у нее с детства.

24 августа 1933 года меня посетил г-н Ф. Т. 33 лет, работавший клерком и шофером и проживавший в Хэмпстеде, который сообщил мне,

— 126 —

что у него бывают сильные боли в желудке и животе, сопровождающиеся тошнотой и дурнотой. Этот недуг длился у него много лет, и различные доктора говорили ему, что у него язва двенадцатиперстной кишки, которую впервые диагностировали в начале 1932 года. Это было обнаружено после того как в начале того года у него случилась сильная кровопотеря через кишечник. Боль была иногда жгучей, а иногда тупого ноющего характера. Она не облегчалась от еды. Она ухудшалась от сгибания и улучшалась от выпрямления.

Эти боли преследовали его с 1925 или 1926 года, и, скорее всего, язва была у него уже по меньшей мере семь или восемь лет. У него была сильная изжога после еды. Многие годы его лечили. Он рассказал мне, что его доктора давали ему "галлоны" (галлон — 4,54 литра. — Прим. перев. ) "белой микстуры". Висмут и другие щелочи нейтрализуют кислоты, если их смешать в лабораторном сосуде. Из этого факта возникла идея о том, что щелочи могут излечивать кислотность желудка. Если железы желудка, которые выделяют кислоты, подвергать действию щелочей, то они будут выделять повышенные количества кислот. Поэтому "белая микстура", которая на какое-то время облегчает состояние пациента, на самом деле увеличивает выработку кислот. Он также жаловался на недостаток энергии, потерю мыслительных способностей и памяти, медленно отвечал на мои вопросы.

Г-н Ф. Т. посещал множество докторов и честно глотал галлон за галлоном "белой микстуры", которая временно ему помогала. Никто из врачей не снизошел до того, чтобы изучить его историю болезни. Как только бутылка лекарства кончалась, ему давали другую, и временное облегчение позволяло г-ну Ф. Т. жить дальше. Он пришел ко мне, потому что он встревожился. "Белая микстура" больше не действовала. Сильные боли в животе, которые продолжались днем и ночью в течение двух недель, истощили его. Ему сказали, что может понадобиться операция, но он страшился ножа хирурга. Он сильно похудел.

— 127 —

Осматривать его не было никакой необходимости. Перечисление симптомов не оставило у меня никаких сомнений в том, что диагноз был правильным, а большие размеры участка, где чувствовалась боль, ясно показывали, что изъязвление было обширным, и имелась опасность, что язва может разъесть стенку кишечника и у него в любой момент может развиться крайне опасный перитонит. Я честно сказал ему, что положение было серьезным и что если он почувствует сильные боли, его придется срочно отправить в больницу на операцию. Однако я нашел слова подбодрить его и сказал, что прогрессирующая потеря веса была в такой ситуации вполне естественна, и что он скоро наберет этот вес обратно.

Гомеопаты руководствуются в лечении не обнаруженной у пациента патологией и точным диагнозом, — хотя точных диагнозов практически не бывает, — а симптомами пациента. Как правило, пациенты с коликами, язвами желудка и двенадцатиперстной кишки, аппендицитом и другими проблемами в брюшной полости получают облегчение от сгибания пополам и давления. Тот факт, что г-н Ф. Т. получал облегчение от того, что он держал себя абсолютно прямо, а сгибание пополам или наклоны были для него абсолютно невыносимы, позволило мне "диагностировать" его лекарство с первого взгляда. Я взял несколько крошечных сахарных крупинок, смоченных Dioscorea villosa (дикорастущий ямс), растворил их в чашке горячей воды и попросил его выпить чайную ложку этого раствора. Вода была безвкусная. Пациент скептически улыбнулся мне и сказал: "Я боюсь, что вы решили попробовать вылечить меня верой". — "Нет, я ставлю эксперимент, который покажет, правильно ли я выбрал лекарство". Через десять минут он сказал: "Боль стала гораздо слабее". — "Примите еще одну чайную ложку". Он выпил еще несколько ложек безвкусной теплой воды, и через полчаса его боль исчезла. Для меня было совершенно ясно, что Dioscorea была для него правильным препаратом. Я и раньше излечивал язву двенадцатиперстной кишки с помощью этого лекарства, и я был уверен, что оно вылечит моего пациента.

Я дал ему коробку Dioscorea 3X с собой, чтобы он принимал по три пилюли три раза в день между приемами пищи. Я также дал ему Sulphur 6X, чтобы он принимал по одной дозе

— 128 —

по утрам и вечерам, и немного Carbo vegetabilis 30, чтобы он принимал его тогда, когда его беспокоила кислотность. Он смотрел на разнообразные безвкусные сахарные пилюли с неуверенной улыбкой и думал, что боль прошла в моем доме по чистой случайности. Через несколько дней я послал ему указания, назначил диету, как всегда с большим количеством отрубей, овощей, картофеля, молока, яиц, но абсолютно запретил ему мясо, рыбу, птицу и все, что из них сделано, белый сахар, белую муку, белый хлеб, джем, острые и иные приправы и запретил ему использовать кухонную утварь из алюминия.

Конвенциональная медицина сначала назначает тем, кто страдает от язвы желудка и двенадцатиперстной кишки, молочную диету, а затем — диету, не содержащую грубой пищи, которая им кажется подходящей из каких-то абстрактных и теоретических соображений. Возможно, что отруби, кусочки твердых овощей и т. д. раздражают язву, находящуюся внутри. Однако на этот раз я не придавал большого значения физической травме тканей язвы. Г-н Ф. Т. как и его отец до него, питался в основном белым хлебом, мясом, рыбой, сыром, обжигающе горячим чаем и т. д. и его питание было лишено витаминов и основных минеральных элементов. Я посчитал, что с учетом серьезности его состояния, ему необходимо было питание с большим количеством витаминов, и поэтому придется пойти на риск механической травмы изъязвленных участков и проигнорировать конвенциональный метод питания, принятый во всех больницах. Я решил, что это особенно необходимо, потому что пациент был чрезвычайно анемичен, слаб, сильно страдал от варикозных вен и от излияния крови в ткани и т. д. и доктора держали его в постели иногда по шесть месяцев и более. Мне казалось, что эти проблемы происходят также от витаминного голодания. Я чувствовал, что я пошел на значительный риск, разработав этот неконвенциональный метод питания, но мне казалось, что на него пойти стоило. В своих указаниях я написал молодому человеку, что он должен поправляться на 2–3 фунта (900–1360 г. — Прим. перев. ) в неделю. 4 сентября он сообщил мне:

Вес 10 стоунов 4 фунта (примерно 65,2 кг. — Прим. перев. ), прибавка два фунта. Я еще не совсем избавился от боли в животе, которая улучшается от выпрямления туловища,

— 129 —

но она не так сильна. Я чувствую себе определенно жизнерадостнее. Память улучшается и зрение тоже становится лучше.

11 сентября он написал:

Вес 10 стоунов 5 фунтов (примерно 65,7 кг. — Прим. перев. ), прибавка в один фунт, слабая боль. Я не разочарован тем, что у меня не происходит явного улучшения, так как я понимаю, что меня нельзя вылечить за две недели.

В следующем отчете, датированном 19 сентября, говорилось:

Теперь я вешу 10 стоунов 6 фунтов (примерно 66,1 кг. — Прим. перев. ), прибавка еще в один фунт, боль не оставляла меня, но она отнюдь не сильная. Я уверен, что в общем состоянии здоровья происходит постепенное улучшение, и один или два раза я чувствовал себя очень хорошо, лучше, чем все последнее время.

В его письме от 26 сентября он сообщал:

Я вешу 10 стоунов 7 фунтов (примерно 66,6 кг. — Прим. перев. ), набрал еще один фунт, за всю неделю у меня было только один или два болевых спазма, которые длились по десять минут. Теперь я могу с радостью и определенностью утверждать, что мне действительно лучше. Голова яснее, особенно после сна. Больше нет той ужасной сонливости, которая никогда не проходила от дополнительного сна. Пища также дает мне больше выносливости, и я не чувствую измождения вечером, что было для меня обычным какое-то время назад.

10 октября пациент написал:

Я попробовал продержаться без лекарств, поскольку мне казалось, что я в отличной форме. Все шло хорошо до среды, когда у меня случился приступ изжоги. В прошедшие выходные мне только один раз пришлось принять пару пилюль Carbo veg. 30 от изжоги. Вчера у меня был легкий рецидив боли, который я остановил, приняв пару пилюль Dioscorea. У меня сохраняется улучшение в отношении быстроты мышления и остроты памяти.

Через несколько недель после этого г-н Ф. Т. пришел ко мне домой. Он выглядел совершенно другим человеком. Он прибавил более стоуна веса, его прежняя одежда стала ему мала, у него был прекрасный цвет лица, он был в замечательном настроении, у него не было никаких болей, и он чувствовал себя лучше, чем когда-либо за всю свою жизнь. Он сказал мне, что, по его мнению, теперь он сможет обоходиться без лекарств.

— 130 —

Эксперимент, состоявший в попытке кормить грубой пищей пациента с тяжелым обширным и застарелым изъязвлением, похоже, оказался чрезвычайно успешным. Это излечение должно быть интересным для всех врачей, которым приходится лечить больных с язвами желудка и двенадцатиперстной кишки. Для меня это послужило откровением. До того я всегда в таких случаях давал диету из мягкой пищи. Поскольку этого пациента доктора держали на молочной диете по много месяцев за раз, я подумал, что будет совершенно бессмысленно назначать вновь молочную диету, которая бедна минеральными элементами, а особенно железом.