Рак: проблемы лечения

17 Mar 2004

Онкозаболевание… Этот диагноз как гром среди ясного неба парализует сознание человека. В первые дни — чувство обреченности и безысходности. Бессонными ночами анализируется прожитая жизнь и с внутренним протестом воспринимаются внезапно возникшие контуры финиша этой жизни. Мелькают в голове вопросы: почему я? Где причина? Есть ли выход? Возможности традиционной медицины? Стоит ли сопротивляться? А что может дать народная медицина? С этими и другими проблемами при лечении онкозаболеваний методами народной медицины сталкиваются и больной, и целитель. С чего же начинать?

Нужно посмотреть в глаза суровой действительности: чем дольше от больного скрывают фактический диагноз болезни, чем дольше он, бездействуя, отгораживается от нее, тем сильнее становится болезнь и тем меньше шансов у него на выздоровление. Я не берусь помогать больному, если врачи и семья скрыли от него правдивую информацию, потому что мужчины, не знающие своего настоящего диагноза, — умирают все 100%, женщины — 99% уже при лечении. Сразу же на больного и окружающих его навалилась огромная волна проблем, которые необходимо решать в кратчайший срок. Всем им придется расширить свой кругозор по лечению онкозаболеваний. В этой статье я и хочу очертить и на основе личного опыта и опыта других сделать попытку решения этих проблем. Итак! Все, кто заболел этим недугом, и те, кто старается помочь таким больным, должны знать статистику лечения лекарствами тибетской медицины.

Онкологические заболевания делятся на 4 стадии, и больные с первой стадией болезни — вылечиваются все 100%. Больные со второй стадией болезни — вылечиваются 80%. Больные с третьей стадией — вылечиваются 50%, а больные с четвертой стадией по теории тибетской медицины должны умереть все, но некоторые из них все же на практике вылечиваются. Поэтому верить врачам и целителям, которые гарантируют излечение больного четвертой стадии с метастазами, — вряд ли стоит. Шансов на излечение в этом случае 1:100, а может быть, и того меньше. При появлении в семье ракового больного остальные члены семьи не должны отгораживаться от него, тем более изолировать его физически. В мире не зафиксировано ни единого случая перехода онкозаболевания от больного к здоровому человеку, так как раковая опухоль больного состоит из собственных онкоклеток-мутантов. У каждого взрослого человека в любой момент его жизни уже есть в организме свои 10 млн. клеток-мутантов, которые отличаются от нормальных клеток, по крайней мере, хотя бы одним геном, отвечающим за нормальное деление клетки. Изменение в генном аппарате нормальных клеток — т.е. мутацию клеток — вызывают химические, физические и вирусные канцерогены. А если они отсутствуют, то все равно в организме каждого человека возникает огромное количество самопроизводных мутаций генов во время деления клеток. И, так называемые здоровые (пока) члены семьи, не «шарахайтесь» от больного — у вас уже давно есть свои клетки-мутанты, которые при «благоприятных» условиях могут превратиться в онкоклетки. Как же все-таки в здоровом организме получается раковая опухоль? Как уже отмечалось выше, в каждом взрослом организме есть свои 7 млн. клеток-мутантов с испорченным одним геном. Сильный (не ослабленный) организм на клеточном уровне уничтожает эти клетки-мутанты и выводит их из организма. Организм, ослабленный курением, алкоголем, работой на вредном производстве, питанием, продуктами, обработанными химикатами, стрессами и другими причинами, — не в состоянии уничтожить эти клетки-мутанты. Начинает развиваться злокачественная опухоль в бескислородном режиме. И поэтому ее развитие идет очень медленно, а опухоль не проявляет себя абсолютно ничем в течение 6, 10 и даже 20 лет. В это время опухоль еще не имеет кровеносных сосудов. Когда количество клеток в этой опухоли достигает 6 млн. (при этом опухоль имеет размер меньше булавочной головки и не диагностируется), в нее начинают прорастать капилляры кровеносной системы.

Теперь уже опухоль начинает получать все питательные вещества: глюкозу, холестерин, кислород вместе с кровью, и злокачественная опухоль превращается в раковую, приобретая способность прорастать в окружающие ткани и органы, способность давать дочерние раковые опухоли по всему организму — метастазы. И только теперь опухоль начинает проявлять себя: болью, изменением состава крови — фиксируется при прохождении больным УЗИ. Поэтому следите за состоянием своего здоровья, ибо только в нездоровом, ослабленном организме клетки-мутанты превращаются в течение 6-10 и даже 20 лет в раковую опухоль (насчитывающую в начале болезни 6 млн. онкоклеток). В процессе лечения онкобольных приходится сталкиваться с ускоренным образованием новой раковой опухоли у, казалось бы, уже вылеченного больного. У одного моего пациента (Анатолия Александровича из г. Запорожье) из-за рака кишечника произведена колостомия — выведение анального отверстия в боковую стенку живота. Больной пролечился травами с апреля 2002 года до конца ноября. Все показатели крови были отличными, УЗИ ничего не обнаруживало, и мы сделали трехнедельный перерыв в лечении. Мгновенно, за 3 недели, состояние больного катастрофически ухудшилось и появились твердые опухоли в теле поджелудочной железы, в печени и желудке. Этот случай натолкнул на печальный вывод (и это было подтверждено в поликлинике) — в результате лечения не все раковые клетки были уничтожены. И если схематически изобразить опухоль, то она будет иметь вид «пирамиды» — сверху будут сильные клетки, а внизу — слабые. Если больной в результате лечения почувствовал облегчение и ощущение, что он уже здоров, — он прекращает дальнейшее лечение. Но в результате короткого лечения были уничтожены лишь «слабые» раковые клетки, а клетка «лидер» и «сильные» клетки — выжили. И через малый промежуток времени «сильные» клетки начинают ускоренно делиться, давая очень сильное потомство. Новая клетка, образовавшаяся из клетки «лидера» и «сильных» клеток выделяет сильную раковую интоксикацию, которая подавляет защитную функцию организма, что и способствует образованию многочисленных раковых опухолей. Это самостоятельные раковые опухоли, процесс образования которых форсирован секретом, выделяемым опухолью, образованной из клетки «лидера» и «сильных» клеток. То есть у больного, который не долечился до конца, процесс образования повторного рака идет ускоренно, благодаря оставшимся в живых очень «сильным» раковым клеткам, а лекарства, которые применяли для лечения «первичного» рака, будут уже неэффективными для повторного рака. Это похоже на процесс борьбы с колорадским жуком. Если вы побрызгали сильным ядом плантацию картофеля, то погибнут все взрослые особи и личинки жука, за исключением 2-3 особей-мутантов, на которых яд не подействовал и они выжили. И на этих жуков, и на их потомство уже не будет действовать прежний яд, сколько бы мы ни брызгали плантацию. Нужен другой, более сильный яд, другой способ применения. Значит: лечение должно быть непрерывным, минимальный срок любого онкозаболевания — 6 месяцев, средний срок — 2 года, максимальный — 6 лет. Это подтверждает и древний опыт тибетской народной медицины. За это время и будет уничтожена раковая опухоль и ее «сильные» клетки и клетки «лидеры». Больной излечивается полностью. У меня был и такой случай при лечении 29-летнего парня, Руслана. Сильный, красивый, обязательный по отношению к работе, преданный идее бизнеса, товарищам по работе. На любое задание я пошел бы с Русланом, не задумываясь, это очень честный парень. У него было серьезное заболевание крови — острый лейкоз. Мы начали лечение 10 мая 2002 года и пролечились ровно 40 дней. Мы с его мамой буквально на коленях упрашивали его полечиться подольше, бросить курить, делать полноценный отдых (он спал всего по 2-3 часа в сутки), оставить работу, забирающую всю физическую силу, нервную энергию.

Наши просьбы, угрозы летальным исходом на парня не действовали.

Недолеченный организм Руслана ослаб быстро, и рецидив болезни не заставил себя долго ждать. Протекание болезни было скоротечным и сильным. Другие методы лечения не дали результата. Но бывает и противоположное: больной пролечился не менее 6 месяцев, были уничтожены и клетка «лидер» и «сильные» клетки, а он через 2-3 года умирает. В чем причина? Выше мы говорили об образовании в организме человека клеток-мутантов, о выведении (эвакуации) этих клеток из организма. Итак, если в организме каждую минуту рождается только 100 клеток-мутантов, то за сутки их будет уже: 24х60х100 = 144000 штук; иммунная система сильного организма все эти 144000 штук суточных клеток локализует и эвакуирует из организма; иммунная система чуть ослабленного организма эвакуирует только 90%, т.е. 90 штук в минуту, а 10 штук каждую минуту будут оставаться в организме и не будут выводиться: 24х60х10х50 = 7200000 штук, т.е. 7,2 млн. клеток. Эта опухоль перемещается по кровеносным сосудам с лимфой, достигает ослабленных органов: у курильщика — легкие, у пьющего — желудок, у «обжоры» — кишечник, у страдающего запорами — прямая кишка, и там прикрепляется к тканям и начинает образовываться новая раковая опухоль уже после 100% излечения. Значит, надо после излечения больного всю оставшуюся жизнь помогать организму, слабеющему с каждым прожитым годом, бороться с клетками-мутантами, оставшимися в стареющем организме, т.е. помогать убивать их и выводить из организма. Часто при лечении больных онко я применял «зверские» методы лечения, при этом убеждаю дружить со мною всю оставшуюся жизнь, не надеяться, что вылечился раз и навсегда. Больные соглашаются. Я не бросаю их годами, наблюдаю за ними, корректирую профилактическое лечение по несколько лет. Выше мы рассмотрели процесс образования новой опухоли после 100% излечения в сильном и чуть ослабленном организме. Если организм более ослаблен, то процесс образования новой опухоли будет более интенсивен, а болезнь — скоротечной. Напомню: при лечении не делать длительных перерывов или отдыха, а лечиться профилактически всю оставшуюся жизнь. Тогда образование новой раковой опухоли растянется на 10-15-20 лет: так, если человек заболел в 60 лет и вылечился, а умер через 20 лет, все говорят —вылечился навсегда, что не всегда соответствует действительности. Может быть такое, что умирает человек от новой опухоли, но только через 20 лет, а все считают смерть естественной. Итак, по статистическим данным тибетской народной медицины срок лечения онкозаболеваний может длиться от 4-5 месяцев до 6 лет. Почему?

Ученые всего мира бьются над проблемой лечения рака, и в США пришли к такому выводу: всего видов рака — 200, в Японии насчитали — 250 видов. Описать клинику 250 видов рака — проблема, а разработать методику их лечения почти невозможно. Но если одна методика лечения рака вылечила одного больного, то она не может не дать положительного результата при лечении другого, а так как каждый организм — это уникум, требующий индивидуального подбора лечения, то вылечить одного пациента из 7 млрд. человек земного шара, не создав 7 млрд. методик, невозможно. Да, на сегодняшний день нет официальных методик лечения 250 видов рака, их описания, классификации в трансформации к каждому больному, требующему онколечения. Где же выход? Врач предлагает больным дорогие препараты (от 100 до 1000 долларов США за одну упаковку), которые якобы улучшают иммунитет, предотвращают онкозаболевание. Это блеф! Иммунная система человеческого организма предназначена для защиты его от инфекционных заболеваний, от микробов и вирусов. Но только не от рака! Если у больного диагноз — «рак», это значит, что организм на клеточном уровне не смог уничтожить клетки-мутанты, а иммунная система спокойно «приняла позу сторожевого наблюдателя» и «допустила» образование раковой опухоли в организме, приняв раковые клетки за свои. Если организм на уровне клетки сам ничего не смог сделать, то как такой организм сможет уничтожить уже сформировавшуюся за 6-10 лет раковую опухоль? Самоуничтожения раковых опухолей официально не зарегистрировано в мире ни одного, а неофициально в США описано 42 случая самоисцеления онкобольных без медикаментозного лечения. А как же быть с препаратами, повышающими иммунитет и предотвращающими онкозаболевание? Не покупать! У больного уже 4 стадия с метастазами, и такое лекарство больному не нужно. Его должен пить здоровый человек в качестве профилактики онкозаболевания. Больные не должны идти на поводу у таких врачей, и не допускайте, чтобы вас обокрали! А что же делать больному, какие шаги предпринимать семье? Больного можно лечить 3 методами официальной медицины, это: — лучевая терапия (но она очень часто не только не помогает больным, но, наоборот интенсифицирует развитие опухоли и буквально убивает человека); — хирургическая операция раковых больных (в большинстве случаев способствует гибели больного); — химиотерапия (буквально отравляет организм больного). Вот как описывает после посещения своей знакомой Галина Гончаренко, редактор одного периодического издания, последствия официальной химиотерапии: «Передо мной лежала неожиданно состарившаяся женщина с голым черепом и кровоточащими ранами на обеих грудях, и эти раны уже ничем невозможно было стянуть… Всего за один сеанс… Мы были не готовы к такому страшному зрелищу и едва удержались, чтобы не вскрикнуть и не попятиться». Так что же делать больному? Лечиться и излечиваться! А для этого есть народная медицина. Но ни у больного, ни у членов его семьи нет ни знаний, ни опыта лечения онкозаболеваний народными методами, которые выстрадали выдающиеся целители нашего времени Рудольф Бройс, Макс Герсон, Гильда Кларк, Корнелиус Тоэрман, Кацудзо Ниши, Галина Шаталова, Николай Шевченко, Тамара Свящева, Валерий Тищенко, Галина Акопова, супруги Фроловы, Анатолий Маловичко и другие. Больной и семья обращаются к целителям, которые знают и применяют эти народные методы, но… Переступив порог целителя, семья вынуждена облегчить свои скудные карманы на сумму от 100 грн. до 100 долларов США. И это только за «вход». Ничего не сделав, целитель требует уже такую оплату. Это — шарлатан, у которого на первом плане — залезть вам в карман. Как быть дальше больному? Выход в том, чтобы удачно соединить опытных, честных, профессиональных врачей официальной медицины и эрудированных и порядочных целителей. Лично я считаю, что больному необходимо сотрудничать и с врачами, и с целителями одновременно. Мои убеждения перекликаются с выводами Тамары Макеенко из Пскова, утверждающей, что больному надо пролечиться у врачей, а затем долечиваться у травников, постоянно, ежедневно, на протяжении не менее 5 лет. Что ж, Тамара Макеенко права, ведь она по образованию врач, по призванию — фитотерапевт со стажем 20 лет. Но ведь не все больные проходят по такой схеме лечения, так как они бывают разные и их можно разделить на 4 группы. Первая группа. Свято верят в официальную медицину, Академию медицинских наук и Минздрав. Верят в то, что им проведено в онкологии самое лучшее, современное и успешное лечение. Эта группа больных считает ниже своего достоинства обратиться для долечивания к специалистам народной медицины. Эти больные часто приходят к врачам или травникам через несколько лет благодушной жизни, но уже с метастазами и в шоке: как же это так, меня не вылечили полностью. Многие пациенты этой группы занимают «страусиную позицию» — ничего не читают о прогнозах, делают вид, что их это не касается, они здоровы, и даже с метастазами стараются убедить себя, что у них все в порядке. Вторая группа. Узнав диагноз, лихорадочно начинают читать «оздоровительную макулатуру» о лечении рака народными средствами; начитавшись, отказываются от лечения у онколога и бегут к целителям-шарлатанам. Ведь ни один настоящий целитель лечить рак только своими снадобьями не возьмется, так как основную опухоль всегда надо убирать: операция, облучение, химиотерапия. Только потом можно использовать травы, чтобы «добить» оставшиеся в живых и рассеянные по организму раковые клетки. Увы, многие не хотят и слушать о химиотерапии, облучении, операции. Третья группа. Здравомыслящие, реально представляющие свой диагноз, возможности официальной и народной медицины. Проводят лечения в начале в онкологии, затем лечатся травами. Живут без метастазов и рецидивов. Четвертая группа. Больные, которым при первичном обращении в медучреждение установлена 4 стадия и отказано в специальном лечении. Это наиболее тяжелые, но многим из них все же удается продлить жизнь на годы, так как эти больные знают, что официальная медицина в их случае бессильна, а потому четко выполняют все назначения травника, что и приводит к положительным результатам. Все больные должны помнить, что, пролечившись в онкологии, не следует питать иллюзий, что вы выздоровели. Еще как минимум 5 лет боритесь за свою жизнь. Именно в эти годы больной сам в значительной мере определит свою дальнейшую судьбу, потому что рецидивы или метастазы обычно возникают в этом промежутке времени. И самым надежным оружием в этой борьбе, проверенным многовековым народным опытом, были, есть и будут лекарственные травы. Многие больные, к огромному сожалению, еще не поняли, что их здоровье, а часто и сама жизнь — забота вовсе не доктора или травника, а их самих. Онкологи должны быть терпимыми к траволечению, а травники не должны отговаривать больного от лечения в онкоклиниках, так как это преступление перед больными. И онкологи, и травники, и родственники больного, и тем более сам больной должны помнить, что решающую роль в онкологии играет фактор времени. Чем раньше обнаружите опухоль и начнете лечиться, тем эффективнее будет лечение. Если, обнаружив опухоль, больной не получает лечения, то уже через 5-6 месяцев может наступить смерть. Поэтому немедленно следует пройти лечение в онкологии, а затем продолжить лечиться травами. Ядовитые травы нельзя сочетать с химио- и лучевой терапией. Лечение травами должно проводиться пожизненно, непрерывными курсами, вернее с небольшими перерывами — от одной недели до одного месяца. Надо всем понять, что травы делают чудеса, продлевая жизнь больному, и ими пренебрегать не следует. Каждый больной может «отмерить» себе продолжительность жизни, но при этом лечиться ежедневно, до конца дней своих. А травник должен помочь ему в выборе нужных «ядовитостей», в подборе комплекса неядовитых трав, определить продолжительность приема и чередование трав, назначать перерывы в лечении, изменение доз, готовить травяные препараты, настои, отвары. Приведу еще один пример. Запорожье, больная Наташа, прекрасная семья (муж, сын) и… онкология. Мы лечились комплексно больше года, больная чувствовала себя хорошо. И вдруг — трагедия, скоропостижно умирает муж, даже ни одного дня не проболев. Наташа в шоке, отказывается от лечения. Даже уговоры сына не повлияли на больную. А жаль. Через 6 месяцев Наташи не стало… Значит, полностью опухоль не рассосалась, как бы «застыла» в своем развитии, а при благоприятных для себя условиях опухоль снова пошла в развитие. Прерывать лечение травами — нельзя! Хочу напомнить еще раз: онкоклетки — это собственные клетки данного человека, и иммунная система не в состоянии их уничтожить. Онкоклетки одного человека не приживаются в организме другого. Это доказали два известных парижских дерматолога Жан Альбера и Лоран Бьетта, внесшие себе в кожные ранки выделение раковых опухолей. Оба остались здоровы. Это было в 1850 году. Через 100 лет, а именно 26 июля 1950 года, польский врач Клара Фонти, практиковавшая в Италии и предполагавшая, что рак вызывается и передается вирусом, поставила героический опыт на себе. Среди ее пациенток была женщина, супруга миланского адвоката, заболевшая раком молочной железы. Свое намерение Клара Фонти осуществила незадолго до смерти больной. Она расстегнула кофточку и энергично потерлась своей грудью о раковую рану пациентки. Пациентка Клары умерла, а Фонти осталась живой. Значит, антивирусную вакцину искать и применять — бесполезно. Надо идти другим путем. Когда ученые рассматривали нормальную и раковую клетки одного и того же больного, то никаких конструктивных отличительных признаков не нашли. И только одно делало онкоклетки не похожими на нормальные — это более высокий уровень обмена веществ (метаболизм). Он в 19 раз выше метаболизма нормальных клеток, а это значит, что и потребление питательных веществ онкоклеток выше. А что если вместо питательных веществ начать давать в малых дозах яды? Как будут себя вести онкоклетки и нормальные? Онкоклетка будет пожирать яда в 19 раз больше, чем нормальная клетка, а следовательно, яда для нормальных клеток не останется. Все «сожрут» онкоклетки и постепенно, день за днем, в них будет накапливаться яд, который их и погубит. Но современная онкология тоже применяет яды. Так ли это? Современная химиотерапия раковых опухолей берет начало от случайного положительного противоракового результата, полученного после газовой атаки во время первой мировой войны. А после второй мировой войны было доказано, что боевое отравляющее вещество иприт — обладает еще более противоопухолевым действием. И началось поголовное травление больных. Ведь уптостатики токсичны, они ядовиты, повреждают, а затем уничтожают все клетки в организме: и раковые, и нормальные; кроме того, повреждают иммунную систему организма, подавляют образование лейкоцитов, эритроцитов и тромбоцитов. Начинается выпадение волос, нарушение функции печени, почек, легких, сердечной мышцы, повреждается центральная нервная система, что проявляется в рвоте, невритах, снижении слуха и даже приводит к немоте. Это полное отравление организма! А онкотравник назначает дозы минимальные и постепенно увеличивает их. Организм постепенно привыкает, а яд накапливается в онкоклетках в это время тоже постоянно и постепенно, не вызывая отравления такого, как при химиотерапии. Да и дозы травяных ядов уже выведены точно и не наносят организму вреда, а если что, можно всегда подкорректировать дозы под любой организм. Вывод: больные и их родственники, не бойтесь лечиться у опытных онкотравников! Рассмотрим оперативное удаление опухоли. Я низко кланяюсь нашим спасателям, врачам-хирургам, я ценю их золотые руки, которые с ювелирной точностью могут соединить кровеносные сосуды, нервные окончания, ставить клапан на сердце. Но хирург, удаляя опухоль из организма больного, удаляет следствие, не затрагивая саму причину, а именно — производство организмом онкоклеток, их уничтожение и эвакуацию из организма больного. После операции назначаются курсы химиотерапии. Как работает химиотерапия и ее последствия — описаны выше. Ядовитые травы, назначаемые онкотравником, убивают вновь рождаемые раковые клетки постоянно, ежедневно и не дают в будущем образоваться новой раковой опухоли. Хирург не в состоянии приостановить «производство» организмом новых раковых клеток, не может убить их. Лучевая терапия уничтожает онкоклетки только в зоне действия луча, а на 1 мм вправо или влево — онкоклетки остаются невредимыми. Определить же, что все онкоклетки погибли — такой возможности нет, да и дозы трудно подбирать под каждый организм. Пример: уже второй год лечим рак молочной железы медработника. После лучевой терапии была обожжена грудь, часть спины и лопатки. Со стороны спины и лопатки чернота прошла, а грудь уже 2 года имеет темно-красный цвет. Вывод: луч не в состоянии «гоняться» за онкоклетками по всему организму больного. Это могут сделать только яды растительного происхождения, разносимые кровью и лимфой до каждой онкоклетки по всему организму. Итак, я надеюсь, что убедил всех — и больных и родственников и читателей — в том, что после каждого метода лечения онкозаболеваний официальной медициной нужно немедленно приступать к лечению травами и делать это ежедневно и пожизненно! Хочу остановиться также на вопросе о наследственных факторах заболевания раком. Рак по наследству не передается! Генетики доказали убедительно, что наследственных факторов ни у одного заболевания раком не обнаружено. Но родовая предрасположенность к заболеванию раком часто передается по наследству от матери к дочке и далее — к внучке. Это и быт в семье, это и приготовление пищи (зажаривание на сковороде до темно-коричневого цвета картофеля, капусты на животном жире), это и вредные привычки, как алкоголь, курение, это и слабость иммунной системы, и гормональные сдвиги, передающиеся по наследству. Но такие наследственные факторы, как слабость иммунной системы, гормональные сдвиги, — причастны косвенно к возникновению рака в цепочке мать-дочь-внучка, их можно и усилить, и ослабить, и даже ликвидировать. Т.е. если в семье болел раком отец, то сыну надо остерегаться предрасположенности к раку, сын должен отказаться от всех факторов, которые могли бы спровоцировать развитие рака у отца. Сын должен пролечиваться профилактически по антираковой программе периодически, несколько раз в год. Это все решается вместе с онкотравником. Так у одной моей больной после всего комплекса лечения онкозаболевания возвратилась тяга к употреблению кислых яблок и шоколада, что было утеряно ею в восьмилетнем возрасте (кстати, зародыши кислых яблок и какао я включаю в меню онкобольных). А при употреблении меда у больной уже не было аллергической реакции. Ее мама и бабушка употребляли много этих продуктов, и онкозаболеваний у них не наблюдалось. Это показывает, что больная в возрасте от 8 до 50 лет постепенно растрачивала сильную иммунную систему бабушки и мамы, отчего и заболела. И только в процессе лечения уже в 50 лет удалось восстановить иммунную систему и нормальную естественную восприимчивость указанных продуктов. Т.е. можно предполагать, что потеря наследственных факторов вызвала косвенно заболевание раком, а возврат сильных наследственных факторов — вызвало косвенно излечение онкозаболевания. Значит, сильные, нужные наследственные факторы необходимо поддерживать, усиливать, а вредные — ослаблять и ликвидировать. Считаю, что не больной для целителя, а целитель для больного. И не только считаю, но и придерживаюсь этого принципа. Живу я в г. Орехово, а работаю в г. Запорожье (65 км). Общаюсь со своими старыми и новыми онкобольными по Иисусовым дням на рынке Анголенко и по домам больных. Для больных это очень удобно — к нему приедут, привезут нужные травы, настои, препараты, а если каких трав нет в наличии, покупаю у травниц, которым я доверяю. В дни лечения беру пост, ничего не ем, все больные это знают, а поэтому чай, кофе при моем посещении больного отменяется строго настрого.

При лечении онкобольных придерживаюсь следующих принципов:

1. Диагноз больному целитель не должен ставить сам, так как он является заинтересованным лицом и может «задиагностировать» все органы, даже здоровые, а потом взять плату за «излечение» их. Диагноз онкозаболевания все больные приносят мне из онкобольницы, а также результат свежего общего анализа крови (из пальца).

2. Факт излечения онкобольного устанавливает не целитель, а специалист со стороны по выбору больного, используя УЗИ и т.д.

3. Лечение бесплатное. Пациент оплачивает во время лечения только стоимость трав, настоек, препаратов без наценок. Так как при 4 стадии заболевания при комплексном, усиленном лечении больного сильнодействующими травами, их эффективность составляет 15-18% — это очень много для онкологии (из 20 онкобольных излечиваются 3); но для родственников этого мало, и они ищут целителя, гарантирующего излечение — 70%. Это преступная ложь! Другие же родственники при прогнозе излечения всего 15-18% с радостным вздохом, с чувством облегчения, с чувством выполненного долга (пришли, поговорили, узнали прогноз) решают — ну, тогда мы и пробовать лечить не будем, раз шансы не 100%. Поэтому, зная возможности излечения травами, нельзя брать плату за то, что не вылечишь, и онкобольной умрет. Я считаю, не удалось вылечить онкобольного — значит я плохой специалист, плохая моя работа — брак. Брак не должен оплачиваться. А при излечении — больной сам оплатит ваши труды, старания, так как на карту была поставлена его жизнь.

4. После излечения не оставлять больного сам на сам, проводить профилактическое лечение еще 2-3-5 лет.

5. Наблюдать за больным в течение 6-10 лет.

6. Целитель для больного должен быть, как семейный врач. Приходится попутно и другим членам семьи оказывать помощь фитотерапией.

7. Целитель должен быть хорошим психологом, снимать сплошные, каждодневные стрессы и помогать больному улавливать слабые ростки начавшегося выздоровления.

8. Не нагружать больного и его семью поисками необходимых трав, лекарств, настоев, мазей. Это должен делать сам целитель: нужные средства лечения, описание рецептов, способов применения — должен приготовить и доставить больному сам целитель.

9. Целитель не имеет права давать гарантию излечения больного, даже самую малую, он может давать только шанс на излечение.

10. Травы должен заготавливать сам целитель, строго придерживаясь сроков сбора, технологии сушки, способа хранения. Если такое невозможно, надо найти такого травника, которому можно было бы доверить судьбу онкобольного.

11. Целитель не должен ни на минуту забывать: больной полностью доверяет ему свою дальнейшую жизнь, и мелочей и «халтуры» со стороны целителя быть не должно никогда, ни при каких обстоятельствах.

12. Целитель при летальном исходе не должен никогда жалеть о затраченном времени и о своих усилиях, он должен жалеть только о том, что не смог помочь больному.

13. Целитель должен любить своих больных, отдавать им свою душу, свою энергетику, оберегать от стрессов, вселять надежду на выздоровление. Больные замечают все: настроение целителя, его усталость, его мимику, его речь. У одного моего больного даже повышается температура тела, начинает «гореть» лицо при моем появлении в его квартире.

14. Целитель должен давать квалифицированные советы на любые вопросы больного, целитель должен знать все, практически все о болезни пациента и о способах лечения.

15. Целитель должен лечить 1-2 или несколько болезней. Не придает авторитета целителю его заявление: «Лечу все болезни!». Уж очень неубедительно это на практике.

16. Целитель никогда не должен ставить цель нажиться на горе больного и его семьи, его первая цель — помочь больному, продлить его жизнь, вылечить навсегда, а в случае летального исхода — облегчить последние дни жизни больного, убрать боли.

17. Больной должен верить целителю, доверять ему и выполнять все его предписания. Больной должен просить у Бога исцеления от всех болезней. Как видите, все пункты касаются целителя и только последний — касается больного. И это не случайно. Я ставлю себя заведомо в очень жесткие рамки при лечении, а при летальном исходе — обвиняю только себя: не убедил, не долечил, не объяснил, не применил, не уберег, не внушил, не научил! Эти проблемы в том или другом порядке или количестве приходится решать больным, их родственникам и целителям.

О том, как решаю эти проблемы я, и описано в этой статье.

Владимир Кириллович Пищанский