Опыт применения комбинированного седативного средства у пациентов с заболеваниями желудочно-кишечного тракта

РЕКЛАМА

Расстройство регуляции вегетативной иннервации внутренних органов зачастую сопровождается психоэмоциональными нарушениями. Тревожные расстройства у подростков часто имеют неспецифические клинические проявления, затрагивающие различные органы и системы. Спектр клинических синдромов и симптомов тревоги бывает чрезвычайно широк: от головных болей напряжения, инсомнических расстройств до кардиалгий, абдоминального болевого синдрома, вентиляционных нарушений. В подростковом возрасте часто встречаются сочетания тревоги с коморбидными расстройствами, такими как обсессивно-компульсивный синдром, истерические реакции, ипохондрические и депрессивные (субдепрессивные) расстройства, фобии [1, 3, 5, 8]. Болезни органов желудочно-кишечного тракта (ЖКТ) в 45–90% случаев приводят к поражению нервной системы. Нервная система при заболеваниях ЖКТ вовлекается первично в начале формирования соматической патологии, определяя нейросоматические механизмы, и вторично — как проявление соматоневрологических расстройств. У больных с такой патологией возникают психопатологические расстройства в виде тревожно-депрессивных нарушений, а также вегетативные дисфункции преимущественно надсегментарного уровня. Дисфункция вегетативного отдела нервной системы (ВНС) рассматривается как патогенетический фактор неинфекционной желудочно-кишечной патологии. Изучена связь ВНС и гастродуоденальной моторики, которой отводится важная роль в развитии гастродуоденальной патологии. Одной из причин хронизации патологического процесса в слизистой оболочке гастродуоденальной зоны являются сфинктерные нарушения, проявлением которых являются дуоденогастральный рефлюкс (ДГР), гастроэзофагеальный рефлюкс (ГЭР). В развитии сфинктерных нарушений приоритетная роль отводится дисфункции ВНС [7]. Установлена зависимость между состоянием парасимпатического отдела ВНС и наличием ДГР у больных хроническим гастродуоденитом (ХГД). В патогенезе ХГД важная роль отводится функционированию ВНС, т. к. доказано, что ХГД возникает в результате истощения защитных, адаптационных механизмов, как возможный механизм формирования ХГД рассматривается превалирование парасимпатической регуляции, приводящее к нарушению секреторно-моторной функции желудка. Нарушение трофики слизистой оболочки желудка объясняется снижением активности симпатического звена ВНС [2, 4, 6, 9].

Материалы и методы исследования

Клиническое обследование пациентов проводилось стандартно и включало анализ анамнестических сведений, оценку жалоб, неврологического и соматического статуса, проведение психологического тестирования ряда особенностей эмоциональной сферы. С целью исключения органических изменений в соматической сфере больных проводилось комплексное лабораторное и инструментальное обследование. Применялись ультразвуковое исследование (УЗИ) органов брюшной полости с холецистоскопией, эзофагофиброгастродуоденоскопия (ЭФГДС). Лабораторные методы диагностики включали стандартные исследования гемограммы, урограммы, копрограммы, основных биохимических параметров сыворотки крови (общий белок, альбумины, билирубин, печеночные трансаминазы, глюкоза, амилаза, щелочная фосфатаза, электролиты). Использовалась экспресс-диагностика инфекции Helicobacter pylori. с помощью «Хелик-теста». Всем пациентам проводилось всестороннее обследование до начала и после завершения курса терапии, включавшее оценку состояния по шкале реактивной и личностной тревожности Спилбергера–Ханина, позволяющую судить о выраженности изменений, исследование вегетативной дисфункции (вопросники под редакцией А. М. Вейна), использовалась анкета балльной оценки субъективных характеристик сна (под редакцией В. Л. Голубева, 2010).

Результаты исследования

Под наблюдением находился 31 пациент (мальчиков — 12, девочек — 19). Возраст наблюдаемых детей 17–18 лет. Основными жалобами у детей были боль в животе, изжога и отрыжка. Болевой синдром испытывали 100% детей, в то время как изжогу испытывали 13 детей (41,9%), отрыжку — 23 ребенка (74%), не только воздухом, но и кислым либо горьким. Достаточно часто у детей имели место такие жалобы, как тяжесть и ощущение дискомфорта в животе и тошнота: 12 (38,7%), 6 (19,3%), 13 (54,8%) детей соответственно. Часть пациентов жаловались на горечь во рту — 8 детей (25,8%). Эти жалобы являются характерными признаками нарушения моторики верхних отделов пищеварительного тракта. Определяющими жалобами нарушения моторики нижнего отдела пищеварительного тракта были метеоризм — у 4 (12,9%), патологическая частота стула — у 10 (32%). По результатам ЭФГДС был проведен анализ эндоскопических изменений слизистой оболочки верхних отделов ЖКТ у детей, включенных в исследование. У всех пациентов были выявлены воспалительные изменения разной степени выраженности в пищеводе, желудке и двенадцатиперстной кишке. Воспалительные изменения слизистой оболочки пищевода были представлены катаральным эзофагитом (эзофагит 1-й степени) — у 3 детей (9,7%). У 1 ребенка (3,2%) выявлены эрозивные изменения слизистой пищевода: единичные эрозии (эзофагит 2-й степени). Моторные нарушения в области кардиоэзофагеального перехода в виде недостаточности кардии и ГЭР выявлялись по данным ЭФГДС у 3 (9,7%) и 1 (3,2%) ребенка соответственно. Эндоскопически визуализированы поверхностный гастрит — у 14 (45,1%), фолликулярный гастрит — у 1 (3,2%), поверхностный гастрит и поверхностный дуоденит — у 16 (51,6%). Нарушения моторики в пилородуоденальной зоне в виде ДГР по данным ЭФГДС встречались чаще, отмечались у 11 (35,4%) обследованных детей, недостаточность пилорического сфинктера была определена у 8 (25,8%). Билиарная дисфункция подтверждена эхографически у 100% обследованных детей. У 29,1% детей выявлена H. pylori, при помощи дыхательного уреазного теста.

Для девочек были характерны эмоциональная лабильность, плаксивость, неустойчивое настроение, мнительность, склонность к драматизации своего состояния. У мальчиков преобладали раздражительность, вспыльчивость, снижение степени самоконтроля, пессимистическая оценка своего состояния.

Учитывая эмоциональное состояние детей, к базовой терапии заболеваний ЖКТ был добавлен Беллатаминал — комбинированный препарат, содержащий алкалоиды белладонны, фенобарбитал и эрготамин, обладающий альфа-адреноблокирующим, М-холиноблокирующим и успокающим свойствами. Препарат назначался по 1 таблетке 2 раза в день.

У всех детей отмечались нарушения сна (трудности при засыпании, поверхностный ночной сон). Проводилась балльная оценка времени засыпания, продолжительности сна, наличия ночных пробуждений, сновидения, качество сна, качество пробуждения до и после применения Беллатаминала (табл. 1).

На фоне проводимого лечения отмечалось значительное улучшение качества сна пациентов, что оказывало положительное влияние на психовегетативные проявления.

При исследовании пациентов вегетативная дисфункция разной степени выраженности наблюдалась у всех детей до приема в комплексной терапии Беллатаминала. Причем выраженность по субъективным критериям была равна 48,7 ± 1,83; по объективным показателям средний балл составил 50,5 ± 2,14. После применения препарата отмечалось уменьшение проявления вегетативной лабильности как по субъективным 34,4 ± 1,9 (р < 0,05), так и по объективным показателям 32,5 ± 2,04 (р < 0,05).

При оценке уровня тревожности до применения Беллатаминала также преобладала как реактивная, так и личностная тревожность (табл. 2).

Результаты, представленные в табл. 2, свидетельствуют о том, что лечение Беллатаминалом приводило к достоверному улучшению показателей личностной и реактивной тревожности.

Заключение

Хронический воспалительный процесс, развивающийся в системе целостного организма, вызывает нарушения со стороны нервной системы. В связи с этим детям с заболеваниями органов пищеварения присущи эмоциональная лабильность, тревожные расстройства, нарушения сна. Важным звеном в формировании патологии органов пищеварения является дисфункция ВНС. Применение Беллатаминала в комплексной терапии заболеваний ЖКТ приводит к выраженному уменьшению проявлений вегетативной дисфункции, личностной и реактивной тревожности, а также нормализации состояния ЖКТ. Комплексное применение лекарственных препаратов в сочетании с нормализацией физической и нервно-психической нагрузки позволяет значительно уменьшить количество эзофагитов и гастроэзофагеальной рефлюксной болезни и снизить развитие осложнений, возникающих при этой патологии у детей.

  1. Вегетативные расстройства: клиника, лечение, диагностика. Под ред. А. М. Вейна. М. Медицинское информационное агентство, 1998. 752 с.
  2. Бельмер С. В. Гасилина Т. В. Хавкин А. И. Эйберман А. С. Функциональные нарушения органов пищеварения у детей. М. РГМУ, 2005. 36 с.
  3. Лобаков А. И. Белоусова Е. А. Абдоминальная боль: трудности трактовки и методы купирования // Врачебная газета. 2001, № 5.
  4. Рациональная фармакотерпия заболеваний органов пищеварения: Руководство для практикующих врачей. Под общей ред. В. Т. Ивашкина. М. Литтерра, 2003. 1046 с.
  5. Соматоневрология: руководство для врачей. Под. ред. А. А. Скоромца. СПб: СпецЛит, 2009. 655 с.
  6. Хавкин А. И. Бельмер С. В. Волынец Г. Жихарева Н. С. Функциональные заболевания пищеварительного тракта у детей. Принципы рациональной терапии // Справочник педиатра: ежемесячный научно-практич. журнал. 2006. № 2. С. 17–32.
  7. Щербаков П. Л. Гастроэзофагеальная рефлюксная болезнь у детей // Болезни органов пищеварения. 2007. Том 9. № 2. С. 42–47.
  8. Gottrand F. The role of Helicobacter pylori in abdominal pain in children // Arch Pediatr. 2000, Feb; 7 (2): l97–200.
  9. Rasquin-Weber A. Hyman P. E. Cucchiara S. Fleisher D. R. Hyams J. S. Milla P. J. Staiano Childhood functional gastroinsustavyinal disorders // Gut. 1999. Vol. 45. Suppl. 2: P. II60–II68.

Н. В. Ткачева*, кандидат медицинских наук

*ГБОУ ВПО АГМА Минздравсоцразвития России,