Сменить сустав

В редакцию «Городских ведомостей» обратились два читателя, столкнувшиеся с одной бедой: болезнями крупных суставов. Это Ольга Г. у которой после травмы развился коксартроз тазобедренного сустава, и Александра С. (фамилии пациенток мы не называем из этических соображений. – Авт.) с артрозом 4-й степени коленных суставов. Обе женщины испытывали сильные боли, которые делали практически невозможным самостоятельное передвижение. Обеим врачи порекомендовали сделать операцию по замене больного сустава на искусственный протез, что позволяет улучшить качество жизни пациента многократно. Обе женщины уже получили статус инвалида, что позволило участвовать в госпрограмме по эндопротезированию. Дело в том, что искусственные суставы очень дороги и самостоятельно собрать такую сумму простому человеку не по силам. Но если после операции возможна реабилитация инвалида, государство оплачивает ему через фонд социального страхования стоимость протеза. А фонд обязательного медицинского страхования финансирует проведение дорогостоящей операции больнице. Последнее, что объединяет обеих пациенток: обе они хотели лечиться только у доктора Сергея Новичкова. Далее рассказывает Ольга Г. «Меня долго мурыжили при приеме на госпитализацию в медгородке. Там два отделения травматологии-ортопедии. Новичков заведующим был на девятом этаже. А меня уговаривали лечь на десятый, в другое отделение. Но мы с мужем настояли, что лечиться я буду только у Новичкова. Меня положили в конце концов к нему. На следующий день выяснилось, что он уволен. Пришлось забирать вещи. Сергей Михайлович ушел работать в больницу имени Баныкина, и я оперировалась уже там».

Для Александры С. увольнение Новичкова тоже стало неприятной неожиданностью. «Когда подошла очередь на госпитализацию, – рассказывает Александра Владимировна, – меня хотели положить в отделение к доктору Проценко, на десятый этаж. А я настроена была лечиться только у Новичкова. Меня даже не уговаривали! «Решать здесь будем мы! Где скажем, там вы и будете оперироваться» – так мне сказали. Но я тоже была настроена решительно, и мне подписали документы на девятый этаж. Это было в четверг, а в пятницу выяснилось, что Новичков уволился. Неужели это все решилось за один день? Пришлось мне забирать протезы из больницы, где они находились на хранении. Но это оказалось не так просто сделать. Таких, как я, было достаточно много. Мы с группой пациентов провели в больнице весь рабочий день с 10 утра и до 5 вечера. И это с костылями! Почему нам не отдавали наши же протезы-суставы? Почему отказывали в праве выбирать врача? Свои права больным людям пришлось буквально отвоевывать. В конце концов Новичков мне сделал операцию в Баныкинской больнице».

Заместитель главного врача городской клинической больницы №5 Виктор Шпилевой пояснил: «Решение об увольнении Новичков принимал сам. И уволен он по собственному желанию. Что касается выдачи эндопротезов пациентам, которые решили уйти в другую больницу, то мы столкнулись с рядом сложностей. Дело в том, что по документам эндопротезы, которые стоят более ста тысяч рублей каждый, нам на хранение передавала компания АРК. Действительно, фонд социального страхования оплачивает эндопротез для каждого больного. Но хранятся они в больнице, и по документам именно больница за них отвечает. Такая проблема возникла впервые. Мы не могли одномоментно решить, как это сделать правильно. Но я считаю, что с бюрократическими трудностями нам удалось справиться быстро: всего за один день. Еще возникала сложность с эндопротезами, которые были выданы в 2007 году. Дело в том, что в больнице проводилась проверка Министерства здравоохранения и соцразвития Самарской области. Проверяли как раз этот год. И чтобы не вносить путаницу в документы, мы вынуждены были отказывать пациентам в выдаче эндопротезов. Но только на время проведения проверки. Кстати, у нас эндопротезированием занимаются 6 хирургов. На базе ГКБ №5 создан в 2008 году городской центр эндопротезирования. Возглавляет его врач с прекрасными рекомендациями – Владимир Шатохин. Кроме того, именно наша больница имеет лицензию на оказание высокотехнологичной медицинской помощи. В отделениях ортопедии-травматологии за год пролечиваются более двух тысяч пациентов. Из них операции эндопротезирования крупных суставов выполняются максимум 300 пациентам».

Сергей Новичков, который теперь числится в штате городской больнице №2, считает: «Я вложил в отделение травматологии-ортопедии ГКБ №5 много труда и души. В этой больнице я вырос как специалист. Но не сложились отношения с руководством больницы, и я принял решение перейти на работу в другой стационар. Сейчас больница имени Баныкина тоже получила государственную квоту на проведение операций по замене суставов. Так что я продолжаю оперировать».

Не хотелось бы делать категоричных выводов в сложившейся ситуации. Кадровые перестановки происходили и будут происходить в больницах. Врач выбирает, где и с кем ему работать комфортнее. Ведь любой, даже самый талантливый хирург – только часть коллектива. Чтобы поставить больного на ноги, нужны усилия многих людей: врачей, среднего и младшего медперсонала. Но право пациента – выбрать, у какого доктора лечиться. И, к счастью, сейчас все конфликтные ситуации, связанные с эндопротезированием, уже улажены.