Травматолог Александр Косяков: «Тазобедренный сустав мы меняли даже 98-летнему пациенту. Он начал ходить уже на второй день после операции»

В Киеве возобновила работу программа, согласно которой можно получить эндопротез, оплаченный из бюджета городского Департамента здравоохранения

Многие пациенты, у которых разрушился сустав, отказываются от операции, боясь, что не перенесут наркоз или восстановление займет слишком много времени. Некоторые считают, что если после эндопротезирования несколько месяцев придется лежать, то неизвестно, удастся ли затем вновь научиться ходить. Но оказывается, восстановление сейчас протекает очень быстро — пациенты после такой операции начинают ходить на вторые-третьи сутки. Об этом и многом другом во время традиционной прямой линии «ФАКТОВ» рассказал главный внештатный специалист по ортопедии и травматологии Департамента здравоохранения Киевской городской госадминистрации, руководитель Киевского центра эндопротезирования кандидат медицинских наук Александр Косяков .

— Здравствуйте, Александр Николаевич! Вам звонит Анна Григорьевна из Киева. Я сломала шейку бедра. Мне 86 лет. Наверное, в таком возрасте уже нельзя делать операцию?

— Решая этот вопрос, мы смотрим не на цифры в паспорте, а на состояние здоровья человека. У нас были пациенты гораздо старше вас — и 94, и 98 лет. Им успешно заменили тазобедренный сустав искусственным. Вам сначала нужно пройти обследование, по результатам которого можно будет принять решение. К сожалению, если не сделать операцию, то при переломе шейки бедра только ваша сила воли позволит вам стать на костыли или ходунки и передвигаться хотя бы по квартире. Обычно же люди с такой травмой вынуждены лежать или ездить в инвалидной коляске, но после вмешательства, как правило, ходят хорошо.

— Получается, что напрасно моя нога была в гипсе два месяца после травмы?

— Ну что вы! Именно это дало вам возможность встать и передвигаться сейчас с помощью костылей. Это удается далеко не всем пациентам. Еще двадцать лет назад перелом шейки бедра становился причиной гибели пациентов в 60 процентах случаев. Сейчас применяется более активная тактика лечения, благодаря которой люди выживают. То, что вы ходите, — уже победа. Нужно продолжать двигаться. Если вам и нельзя сделать операцию, надо бороться за жизнь, учиться передвигаться с помощью костылей.

— А можно ходить с палочкой?

— Попробуйте. Многое зависит от веса пациента. Сухонькие старушки ходят с палочкой.

— Может, посоветуете какие-то мази?

— Они мало помогают. Обезболивающие уколы и таблетки могут снизить болевые ощущения во время ходьбы. Мази можно применять венозные, для снятия отека. Их вам порекомендует лечащий врач.

— Добрый день! Это Константин Федорович, киевлянин. Как можно получить бесплатный эндопротез, если я в этом нуждаюсь?

— Решение о выделении протеза, который финансирует городской бюджет, принимает специальная комиссия Департамента здравоохранения Киевской городской госадминистрации. Например, у пациента торчит отломок кости — он может проколоть сосуды или нервы, что приведет к гибели, поэтому протез такому человеку нужно выделить как можно быстрее. А другой пациент испытывает боль, но его жизнь не находится под угрозой — значит, он может подождать. В 1998 году была принята программа по выделению бесплатных эндопротезов. Сначала их закупили на сумму 500 тысяч гривен, а в 2008 году на это выделяли уже 12 миллионов. Бесплатные протезы получали практически все пациенты, у которых разрушился тазобедренный сустав. К сожалению, с приходом в мэрию Леонида Черновецкого эту программу вообще прекратили финансировать. Но последние два года ситуация начала меняться в лучшую сторону. Мы уже поставили около 120 эндопротезов, оплаченных из бюджета столицы.

— А сколько стоит эндопротез?

— Протез, который крепится в кости с помощью цемента, — около 15 тысяч гривен, а механический, спортивный, например, такой, на котором чемпион мира, известный фигурист выполняет тройные тулупы, — 60–62 тысячи гривен. Но это только сам протез. К сожалению, больным приходится покупать медикаменты (около пяти тысяч гривен).

Согласно мировым данным, в замене тазобедренного сустава нуждаются около тысячи человек на миллион населения в год. В Словакии, где население страны пять миллионов, эндопротезы различных суставов ставят восьми тысячам пациентов в год. В Украине на данный момент около 45 миллионов населения, и при этом проводят не более семи с половиной—восьми тысяч подобных вмешательств. Причем всего десять процентов из них обеспечивает государство. Получается, что большинство нуждающихся в операции остаются без помощи.

— Это прямая линия? Звонит Ольга Андреевна из Киева. Как можно стать в очередь на получение эндопротеза?

— Сейчас пять столичных больниц участвуют в социальной программе «Здоров’я киян». Если вы уже стояли в очереди, нужно принести свежее заключение от одного из заведующих травматологическими отделениями больниц № 1 (Красный Хутор), № 3, № 7 (на улице Котельникова), № 12 или Больницы скорой медицинской помощи. Только здесь могут выдать направление на регистрацию в комиссию департамента по распределению эндопротезов. Вас зарегистрируют — и вы получите полную информацию.

— Здравствуйте! Беспокоит Вера Павловна из Полтавской области. Скажите, в каких случаях вы отказываете в операции?

— Когда риск протезирования превышает возможную пользу. Никогда не назначаем вмешательство при инфекционных заболеваниях или если есть гнойный процесс. Нужно длительное лечение, ликвидация такого очага. Хотя после перенесенных в детстве гнойных осложнений — однократных острых гематогенных или других остеомиелитов, после туберкулезов — размыкаем суставы и оперируем. Эндопротезирование не проводим при остром инфаркте, инсульте. Кстати, на операции, как правило, не берут людей с тромботическими заболеваниями, когда исследование на доплере показывает тромб в вене, но для нас это не является противопоказанием. Таких пациентов мы оперируем совместно с кардиохирургами Центра сердца. В нижнюю полую вену они ставят кава-фильтр (специальный улавливающий тромбы зонтик), после чего мы приступаем к замене сустава.

— Я не очень понимаю, какие бывают искусственные протезы и какие из них лучше? Меня пугает название «цементный протез».

— Сейчас используют двухполюсные полные протезы, то есть меняется и чашка, и головка сустава. Они бывают цементные, механические и смешанные (микст). Разница в их цене объясняется не качеством, а способом изготовления. Все протезы делают из медицинского титана. Цементные (ножка сустава крепится в кости с помощью цемента) служат даже дольше механических, которые просто плотно вставляются. Молодым людям, как правило, устанавливаем механические суставы, понимая, что через 15–20 лет эндопротез нужно будет заменить. Цементный же извлекать из кости гораздо сложнее.

Второе принципиальное различие суставов в том, из какого материала изготовлены трущиеся поверхности — головка и чашка. Для этого могут использовать полиэтилен и металл. Есть керамические поверхности, которые более износостойкие.

— Добрый день! Звонит Михаил из Николаева. Если протез ставят молодому человеку, это будет потом заметно по походке?

— Внешне никто никогда не определит, что у человека искусственный сустав. Он ходит, танцует, живет активной жизнью. Редко обсуждается вопрос сексуальной активности наших пациентов. А ведь это очень важно! Из-за некоторых болезней суставов у молодых женщин плохо разводятся ноги. Интимная жизнь пары часто сводится к одной унылой позе. Пациенты не раз меня спрашивали: «Будет ли у меня полноценная половая жизнь после операции? Меня это беспокоит даже больше, чем боль». И после операции практически все наши пациенты отмечают значительное улучшение интимной жизни.

— «ФАКТЫ»? Это Елена Антоновна, живу под Киевом. Мне 78 лет. Не могу ходить из-за артроза тазобедренного сустава. Вы можете меня прооперировать?

— Если позволит состояние вашего здоровья — конечно. Пусть родные привезут вас или приедут с вашими снимками ко мне. Наш адрес: Киев, улица Подвысоцкого, 4а, больница № 12. Каждый понедельник мы проводим консультации, начиная с 12.00. А ежедневно в 8.00 можно поговорить с травматологами на четвертом этаже. В приемном отделении вам каждый подскажет, где принимает ортопед.

— Здравствуйте, Александр Николаевич. Меня зовут Альбина, я из Николаева. Моей шестимесячной дочке ставят диагноз дисплазия. Врачи говорят, что если сейчас ничего не делать, то во взрослом возрасте ей придется заменить тазобедренные суставы. Это правда?

— Дисплазия — врожденное неправильное развитие тазобедренного сустава. Эта болезнь чаще поражает девочек и передается по наследству по женской линии. В первую неделю жизни новорожденных обязательно должен осмотреть ортопед. Если проблему выявили рано и сразу надели стремена, суставы удастся исправить. Кстати, прекрасной профилактикой этой болезни является широкое пеленание. В Африке почти нет дисплазии, потому что там носят младенцев с разведенными ножками. В таком положении головка сустава сама формирует впадину, сустав развивается. Радуюсь, когда вижу мам, пользующихся сумками-кенгуру: таким образом максимально разводятся тазобедренные суставы, а это мощный профилактический прием.

— Нужно ли сделать УЗИ или рентгеновский снимок, чтобы точно поставить диагноз?

— Рентген можно делать только после трех месяцев. Сейчас есть оборудование с минимальным облучением. Современная ультразвуковая аппаратура позволяет поставить диагноз. Кстати, недавно я был в Узбекистане на съезде врачей. Там невероятное количество дисплазий, просто катастрофа! Младенцев продолжают туго пеленать: ребенок должен лежать «солдатиком», чтобы ножки были ровными. Но ведь дети в таком положении мучаются и болеют!

Если ребенка все же не лечили, у него развилась дисплазия, а он, как правило, об этом даже не подозревает, ведет активный образ жизни, то все равно болезнь даст о себе знать. Например, девушка выходит замуж, рожает — и у нее появляется боль. Ей говорят: это последствие родов, виноваты врачи-акушеры, которые вывихнули бедро. На самом деле все не так. В конце беременности хрящи становятся мягкими — это необходимо, чтобы таз раскрылся и пропустил плод. И если есть дисплазия, нагрузка ложится не на весь сустав, а на его краешек. Когда он был твердым, то выдерживал нагрузку, но, став мягким, стремительно изнашивается. Поэтому врачи обязаны объяснить родственникам женщины: последние месяцы беременности и сразу после родов она должна беречь себя, не носить тяжести.

— Добрый день! Это Николай из Одессы. Артроз может привести к тому, что тазобедренный сустав придется заменить?

— Да. Как правило, это необходимо людям после 50–60 лет. У молодых бывает посттравматический артроз — после перелома сустава, и тогда его нужно менять. Еще одна частая патология — системные заболевания. Лидер среди них — тяжелейшее заболевание ревматоидный полиартрит. Чем раньше оно начинается, тем тяжелее протекает. Как правило, этим людям постепенно меняют четыре или даже восемь пораженных суставов: плечевые, локтевые, колени и тазобедренные. Пациента, у которого стояли все перечисленные суставы, я видел в Англии. В нашей клинике нескольким людям мы меняли четыре сустава — оба коленных и оба тазобедренных. Среди наших пациентов есть женщина, у которой восемь эндопротезов: тазобедренный, коленный и по три сустава на каждой кисти. Еще ей нужно менять локтевые и плечевые суставы, но она пока боится новых операций.

Эндопротезирование требуется мужчинам, у которых произошел асептический некроз головки сустава. Также нашими пациентами часто становятся молодые люди с заболеваниями крови, которых лечат огромными дозами гормонов. В некоторых случаях побочным эффектом такой терапии становится полное разрушение тазобедренных суставов.

Тяжелые поражения суставов получают и те, кто принимает наркотики. Особенно серьезно поражает костную и суставную ткань с нагноениями так называемый «винт». В первую очередь страдают кости лица, следующая мишень — тазобедренные суставы. К сожалению, почти никому из таких пациентов мы помочь не можем, так как идет процесс нагноения. Молодые люди, которым нет еще 20 лет, становятся тяжелыми инвалидами.

— Здравствуйте! Беспокоит Нина Павловна из Дрогобыча. Говорят, операция по замене тазобедренного сустава очень кровавая, большая.

— В  1990-х годах, когда мы только начинали делать такие вмешательства, они длились от трех часов и дольше. Кровопотери действительно были значительными. Но мы постоянно учились за рубежом, совершенствовали методики. И сейчас, когда это возможно, проводим замену сустава через разрез не более десяти сантиметров. Главный наш принцип — минимально травмировать костную и другие ткани. Тогда восстановление пройдет очень быстро и практически безболезненно.

— Но после операции вы не разрешаете делать какие-то движения?

— Например, нельзя сидеть, закинув ногу на ногу, поднимать упавшие предметы из положения сидя. Желательно не садиться на низкое — мы советуем даже сделать выше унитаз (для этого есть специальные надставки-круги), а в туалете установить ручки на стенах, чтобы, поднимаясь, человек мог держаться. Нельзя наклоняться, доставая что-то с пола. Таких ограничений придется придерживаться три-шесть месяцев после операции.

— Как сохранить суставы здоровыми?

— Стараться не получать травм. Очень важно контролировать вес, так как лишние килограммы отрицательно влияют на работу суставов. Нужно отказаться от курения, которое приводит к спазму сосудов и нарушению их функции. Специальной диеты для суставов нет. Питание должно быть полноценным: организму нужно получать достаточно белка, немного углеводов и жиров, а для регуляции всего этого необходимы витамины и ферменты. Полезны овощи, фрукты.

Подготовила Виолетта КИРТОКА, «ФАКТЫ»