Разработка суставов после травм и переломов

Тема у меня заявлена так – как разработать суставы после длительного периода неподвижности, травм и операций? Но ведь этому есть и какой-то термин.

Игорь Кук: Есть, называется контрактура сустава.

Давайте пояснять, что это такое.

Игорь Кук: Это снижение подвижности сустава вследствие стягивания мягких структур, участвующих в его образовании. Во-первых, это могут быть связки, сухожилия, которые по каким-то причинам стянуты, рубцовые изменения мышц, тех же связок, сухожилий и даже кожи. После серьезных ожогов рубцовые изменения могут быть такими, что нарушает подвижность суставов.

Мы говорим только о последствиях травм?

Игорь Кук: Это могут быть последствия воспалительных заболеваний суставов. Последствий может быть много, но травмы – наиболее распространенное. Причем не обязательно сустава, например, после перелома костей, когда накладывается иммобилизация в виде гипсовой повязки – понятно, что это на длительный срок, сустав лишается подвижности, после снятия повязки его приходится разрабатывать. Нарушается объем движения, еще и атрофируются мышцы, а это, в свою очередь, усугубляет последствия контрактуры.

Этому жуткому слову подвержены люди любого возраста?

Игорь Кук: Любого. Должна возникнуть ситуация, которая провоцирует образование контрактуры, и все. Наиболее встречающиеся – это все-таки травмы.

Поскользнулся, упал, очнулся, гипс. А сколько по времени требуется нахождение в гипсе, чтобы можно было начать говорить о контрактуре?

Игорь Кук: Здесь нормы разные. Все зависит от того, в каком месте травма и какого она характера. Это может быть от 2-3 недель до 5-6 месяцев, иногда даже больше.

Контрактура – это последствия восстановления после травмы. Я просто прикидываю, что, если был перелом, в любом случае никуда не денешься от какого-то количества недель в гипсе. Соответственно, никуда не денешься от контрактуры?

Игорь Кук: Сейчас есть и другие методики. Например, используется аппарат Елизарова. Если у человека перелом большеберцовой кости, то он чуть ли не с первого дня с ним начинает ходить. Может быть ограничена нагрузка на травмированную конечность, но это, в общем-то, снижает такие пагубные последствия. Но не всегда возможно использование этого аппарата, поэтому гипсовая лангета используется до сих пор. Контрактура может образоваться не только при использовании гипсовой повязки. Например, при вывихе плечевого сустава это может быть мягкая повязка. Последствия могут быть точно такие же, образуется контрактура.

Мне важно понять. Контрактура – это такая штука, к которой можно не привести, или контрактура в сущности бывает неизбежной?

Игорь Кук: Можно снизить риск образования контрактуры. Опыт нашей работы показывает, к нам периодически обращаются пациенты сразу после перелома. Несколько лет назад обратился молодой человек в возрасте 25 лет, у которого произошел спиралевидный перелом в средней трети плечевой кости, когда он боролся на руках. Он принял такое положение, которое на соревнованиях по армреслингу является поводом для прекращения схватки, опасное положение плечевой кости. Он был в сложной гипсовой повязке, когда рука в согнутом положении маленько держится на отлете, на распорке. Когда он обратился и спросил, когда можно начать заниматься, я ему сказал, что сегодня. Он мне показывает на свою гипсовую повязку: «А как?» Ну, мы приспособились, подобрали ему упражнения. И когда сняли гипсовую повязку, ограничение подвижности у него было незначительное. И следующий пример. Практически в то же время обратился другой молодой человек практически того же возраста, у которого была аналогичная травма, но за год до прихода к нам. У него образовалась достаточно серьезная контрактура плечевого и локтевого сустава, потому что они выключаются из движения. Нам пришлось разрабатывать эти суставы примерно 4 месяца.

Помогло парню то, что он занимался спортом и держал в работе организм?

Игорь Кук: Здесь что произошло? Он работал другими мышечными группами. В то время, когда у него была наложена гипсовая повязка, мы травмированную конечность не трогали. Но здоровой рукой он мог выполнять упражнения. Упражнения для брюшного пресса, мышц, ног мог выполнять, таким образом, стимулировал обменные процессы, процессы регенерации, которые шли и в травмированной зоне.

Это же наверняка больно – заниматься со сломанной рукой, вывихнутой и так далее.

Игорь Кук: Как больно – мы же подбираем упражнения, режим, варианты исполнения. Первый молодой человек – понятно, что у него были ограничения подвижности в этот период не только в правой руке, но и вследствие того, что у него была распорка, которая опиралась на грудную клетку, были и другие. Но мы подобрали упражнения, успешно справились с этим.

Вы в своем центре «Кук & Кук» меня просто изумляете. Такое ощущение, что, если, есть такой хрестоматийный телепример покалеченного больного, обычно показывают в юмористических программах вроде «Ералаша», мумия, перемотанная бинтами, обязательно с подвешенными ногами к потолку… У меня просто есть четкое убеждение, что вы и в этом случае скажете: «Мизинец шевелится, подберем упражнения на мизинец, начнет работать…»

Игорь Кук: И начнем расширять двигательный режим постепенно (смеются). В общем-то, это недалеко от истины. Нужно начинать с малого, насколько это возможно, исходить из конкретной ситуации, подбирать те упражнения, которые надо выполнять, и постепенно расширять двигательный режим.

Но есть ситуации, когда вы скажете «нет, не к нам, подожди, не надо»? Или любому человеку, даже если его к вам действительно привезут, начнете что-нибудь подбирать?

Игорь Кук: Да нет, ситуации, конечно, такие бывают. Если у человека острый инфаркт миокарда, понятно, что мы пока с ним работать просто не имеем права. Но на этапе тренирующих программ лечебной физкультуры мы можем подключиться, потому что тоже дозируем степень воздействия. Мы отвлеклись маленько.

Безусловно, просто когда вы начинаете рассказывать, что не может плечо, локтем не может, сгибаться не может, ничего, приседать будет… Вроде как кровушка гоняется, жизнь продолжается.

Игорь Кук: Совершенно верно. Я помню, еще с советских времен, когда я занимался тяжелой атлетикой и очень интересовался биографией известных тяжелоатлетов, мне попалась в руки книга, где рассказывалось о польском тяжелоатлете, чемпионе мира Вольдемаре Башановском. Когда у него произошел перелом одной руки, он, будучи в гипсе, попросил друзей принести ему в палату гантель и начал вторую руку накачивать.

История знает такие примеры. Один из них художественно был отражен, фильм «Нокдаун», Рассел Кроу там играл боксера, который повредил себе ударную правую руку и был вынужден, оставался без боев и спаррингов, работать грузчиком. Понятно, правая рука повреждена, увеличивал нагрузку на левую, а потом оказалось, что когда ему повезло вернуться, он разработал левую так, что мог неплохо ей работать, и ударную технику оказалось на левую поставить очень удобно.

Игорь Кук: То есть у него ведущая стала левая.

Фактически он был такой универсал, появилась возможность сменить стойку. Это же очень интересно, особенно для бокса, для тех соперников, кто уже имел представление о нем ранее.

Игорь Кук: Сюрприз. Кстати, это вполне реальный вариант, не только в фильмах, но и в реальной жизни. Я с такими встречался.

Вполне возможно. Давайте к контрактуре. Контрактура у нас, может быть, на какие-то стадии делится? Или это просто явление, которое произошло, и с ним надо бороться?

Игорь Кук: Да, это явление, которое произошло, но оно может развиваться во многих случаях. Я, кстати, не сказал о контрактурах неврогенного характера. Условно говоря, произошел инсульт, и нарушена функция левой ноги. Она плохо работает, наступает атрофия мышц, раз двигательная функция нарушена, развивается   контрактура. Здесь проблема решается непросто. Прежде, чем разработать контрактуру, нужно, чтобы мышцы начали выполнять свою функцию.

Начали хоть как-то реагировать на приказы, которые им посылает мозг.

Игорь Кук: В этом случае, если контрактурой не заниматься, она будет прогрессировать, да и любая контрактура. Был случай, обратилась женщина, врач по лечебной физкультуре, ей было тогда порядка 40 лет. Во время проведения группового занятия она показывала выкруты с гимнастической палкой. Чтобы показывать, ей палки не досталось, она взяла амортизатор. Выкрутила назад, амортизатор в невыгодном положении рванул, она получила травму плечевого сустава и в течение года у нее развилась контрактура, которая могла прогрессировать. К счастью, она обратилась к нам, мы ей показали несколько вариантов упражнений, которые она начала выполнять самостоятельно. Потом она прошла курс силовой кинезитерапии, и с контрактурой мы справились, хотя контрактура может прогрессировать, если ей не заниматься.

У меня в голове вертится аналогия, но я не знаю, насколько она точна. Когда мы говорим о детском церебральном параличе, это ведь тоже что-то похожее?

Игорь Кук: Да, совершенно верно. Когда нарушена определенная двигательная функция, рано или поздно начинает развиваться контрактура. Само по себе заболевание, детский церебральный паралич не прогрессирует. Прогрессируют его последствия. И одно из этих последствий – это контрактура.

Людей, которые переболели детским церебральным параличом, можно и не выявить из общей массы людей. Настолько четко и планомерно, грамотно разработаны все их мышцы, возвращена двигательная активность, бывают такие случаи, когда практически на 100% вернулась к ним…

Игорь Кук: А если посмотреть репортажи с паралимпийских игр, где ребята с ДЦП выступают на соревнованиях по легкой атлетике и других видах спорта, некоторые признаки дают понять, что у них существует такое заболевание. А какие они результаты показывают – это вообще здорово.

Это я к тому, что в принципе, когда мы говорим о контрактуре, мы говорим об огромном комплексе случаев, которые могут произойти. И самое главное, общий принцип лечения заключается в том, что надо все равно начинать работать.

Игорь Кук: И работать именно мышцами, потому что мышцы в образовании контрактур тоже принимают участие, и в избавлении от контрактур тоже, потому что мышцы заканчиваются сухожилиями, связками, которые в итоге и образуют контрактуры. Силовая дозированная работа, то, что мы используем – это очень эффективное средство. Единственное, что здесь важен очень серьезный, очень сознательный подход со стороны пациента. Каждый человек, который приходит с такой проблемой, должен понимать, что контрактура разрабатывается через боль, хотя мы делаем все, чтобы эту боль снизить. Мы стараемся не доводить до чрезмерной боли, работать на уровне, скажем так, легкого дискомфорта, и это состояние постепенно отодвигать. Принцип примерно такой же, как при растяжках, когда человек старается сесть на шпагат.

На самом деле ведь и мышцы, и связки выполняют ту же самую работу. Они выполняют свойственное им положение, при контрактуре они находятся в свойственном…

Игорь Кук: Оно становится привычным. Контрактура может доставлять очень серьезные неприятности. Представьте себе разгибательную контрактуру коленного сустава. Сустав не разгибается полностью. Происходит функциональное укорочение одной из нижних конечностей, человек начинает хромать. Мужчине еще как-то можно простить, красивую молодую женщину это очень начинает напрягать по понятным причинам. Или полностью не сгибается локтевой сустав, человек элементарно, если это правая рука, не может нормально принять пищу. Он вынужден это делать левой рукой, как-то придумывать.

Или принимать абсолютно не свойственные ему формы посадки за столом и так далее.

Игорь Кук: По этой причине контрактурами, конечно, заниматься нужно.

Смотрите, есть же старый дедовский деревенский, я вспоминаю рассказы стариков. «И ведь поди ж ты, и ведь встал с кровати, и расходился за какое-то время», - говорят они. Это ведь тот же самый подход.

Игорь Кук: В общем-то, да. Это опять же подтверждает ту же теорию моторно-висцеральных рефлексов Михаил Романовича Могендовича. Это подтверждает великое значение в нашей жизни мышечной системы, что она может оказывать влияние на функции всего организма, общее состояние. Мышечная работа оказывает великолепное влияние не только на мышечную работоспособность. Повышается иммунитет, улучшается память, умственная работоспособность, снимаются нервные стрессы. Значение мышечной работы переоценить очень сложно.

У вас в центре силовой кинезитерапии, получается, просто чуть-чуть ускоряете процесс «расходился» и делаете его корректным, правильным. У вас же специалисты за этим следят.

Игорь Кук: Мы стараемся его не просто ускорить, а оптимизировать. Причем провести этот процесс в безопасном режиме. Мы не стараемся форсировать этот процесс, потому что форсирование, бывает такая практика, когда массажисты пытаются эти контрактуры массой тела разбить, разломать. Если здесь переусердствовать, то можно получить обратный результат.

Контрактура сустава – не знаю, назовите словом «застой», это ведь застой сустава?

Игорь Кук: Стягивание, если более точно переводить с латинского языка. Вследствие этого нарушение подвижности суставов.

С чего начинать, если вдруг действительно есть подозрение, что сустав забит, неподвижен?

Игорь Кук: Если образовалась контрактура, есть опасность значительного снижения подвижности сустава либо даже анкилоза, совершенной неподвижности. С чего начать? Во-первых, мы должны с этим человеком познакомиться, с его анамнезом, заболеванием, ситуацией, вследствие чего возникла контрактура, медицинской документацией и оценить во время врачебного осмотра состояние, провести тестирование на тренажерах. Естественно, все начинается с мышечной работы. Все зависит от того, в каком состоянии человек к нам обратился. Как я уже сказал, если сразу после травмы, и у него наложена гипсовая повязка, и человек желает отсрочить начало занятий по нашей методике, мы считаем, что это нецелесообразно. Можно значительно снизить риск образования контрактуры, атрофии мышц иммобилизированных. Поэтому начинать заниматься нужно практически сразу. Другое дело, что мы не будем трогать проблемную конечность, зону. Естественно, здесь используется дозированная силовая работа. Когда мы начинаем работать непосредственно с суставом, подбирается адекватная нагрузка, которая постепенно помогает улучшить эластичность связок и сухожилий, задействованных в образовании контрактуры этого сустава. Кроме того, мышцы, когда сокращаются и растягиваются, воздействуют на связки, сухожилия и костные структуры. В ряде случаев, когда это контрактура сгибательная, мы постепенно увеличиваем вес до такого, который, говоря простым языком, продавливает сустав, помогает его сгибать или разгибать. Есть упражнения, которые направлены на сгибание сустава под напряжением. А в негативной фазе это отягощение начинает растягивать сустав и связки сухожилия. Воздействие тут достаточно разнообразное, все зависит от того, какой сустав задействован. Мы в своей работе не используем упражнения только для проблемной зоны. Мы используем упражнения для всех мышечных групп.

Добрый день, здравствуйте.

Слушатель: Добрый день, Александр, Пермь. Какие ограничения по возрасту при лечении суставов бывают?

Игорь Кук: В большую или меньшую сторону?

Слушатель: Пришел человек, ему, положим, лет 60 и больше. Какие-то ограничения существуют по возрасту?

Игорь Кук: Я считаю, их не должно быть. Воздействие должно быть адекватно и возрасту, и состоянию, и степени заболевания этого человека. Методики силовой тренировки, которые мы используем, позволяют такое адекватное воздействие подобрать, точно дозировать нагрузку.

Даже для человека, которому 80.

Игорь Кук: Да, у нас занимаются сегодня люди старше 80-85 лет. Вот в меньшую сторону ограничения есть по той причине, что в нашем деле важен сознательный подход. И дети 5-6 лет не могут у нас заниматься, потому что не могут подойти к этому сознательно, у них не будет серьезной мотивации. Мы начинаем работать с детьми, самое маленькое, лет с 10, в исключительных случаях с 8-9.

С 10 и до плюс бесконечности. Можете двигаться – приходите.

Игорь Кук: Опять же, если не наступило в преклонном возрасте состояние старческого слабоумия. Как я уже сказал, сознательный подход для нас – одно из основных условий.

Наверняка есть какие-то ограничения по состоянию здоровья. Вы уже говорили, что человека с инфарктом миокарда вы к себе не примете.

Игорь Кук: Не только. Это могут быть некоторые виды онкологических заболеваний, злокачественных. Мы, во-первых, в этом случае стараемся связаться и проконсультироваться с лечащими врачами-онкологами. Есть такие заболевания, где непредсказуемое воздействие может вызвать пагубные последствия. Мы в этих случаях связываемся с докторами и разговариваем об этом. Некоторые психические заболевания, к сожалению, был в практике случай, когда на консультацию пришел молодой человек с диагнозом «шизофрения». Нас об этом в известность не поставили. После тестирования он попал в стационар психиатрической больницы, у него возникло обострение психического заболевания.

После тестирования? Фактически вы спровоцировали обострение?

Игорь Кук: Мы не располагали полной информацией, поэтому сейчас стараемся все-таки подобную информацию всеми правдами и неправдами выуживать.

Получается, к вам еще и желательно со справкой из психдиспансера приходить.

В некоторых случаях – безусловно. Здравствуйте, как вас зовут?

Слушатель: Алло, добрый день. Меня зовут Марина Арсеньевна. Мне 69 лет. Два года тому назад был перелом лодыжки. Потом было две операции, убирали металлоконструкцию (неразборчиво). Была атрофическая язва. Сейчас уже третий год вскоре, язва заживает, хожу без палочки уже месяца три. Но куда обратиться, чтобы убрать, как вы сказали, стягивает все?

Игорь Кук: Контрактуру.

Слушатель: Я дома тренируюсь, много хожу, отек не проходит, скованность сустава.

Игорь Кук: Во-первых, нужно вас смотреть. Мы работаем в двух центрах – на Беляева, 45, и на Пушкина, 50.

222-60-555, 220-70-088. Можно найти информацию у нас на сайте, можно на kuck - and - kuck . ru .

Игорь Кук: Нужно смотреть, заочно мы диагноз поставить не в силах, и сказать что-то определенное мы не сможем.

Равно как и рекомендовать чем-то заняться.