Оценка состояния сердечно-сосудистой системы хоккеистов по данным электрокардиографических исследований

Электрокардиографический метод исследования давно и широко вошел в практику спортивной медицины (С. П. Летунов, 1957; А. Г. Дембо с соавторами, 1961; Л. А. Бутченко, 1963; В. Н. Дзяк с соавторами, 1966; Н. Д. Граевская, 1975, и др.).

Л. А. Бутченко в 1963 г. Н. Reindell с соавт. в 1967, Н. Д. Граевская в 1975 и др. определили физиологические параметры изменений электрокардиограмм (ЭКГ) в процессе многолетней подготовки у занимающихся циклическими видами спорта.

Вместе с тем до сих пор наука практически не имеет данных, которые позволяли бы оценивать основные электрокардиографические показатели у хоккеистов высокой квалификации.

Анализируя 1440 ЭКГ 18—-30-летних высококвалифицированных хоккеистов, прежде всего обращали внимание на частоту сокращений сердца (ЧСС), на лабильность синусового ритма, на показатели, характеризующие предсердно-желудочковую (Р—Q) и внутрижелудочковую (QRS) проводимости, а также электрическую систолу (Q—Т) и ряд других ЭКГ-сдвигов (см. таблицу).

Основные показатели ЭКГ у обследуемых

ЧСС в покое в среднем составила 52 уд/мин, т. е. в большинстве случаев отмечалось тенденция к брадикардии. Вместе с тем коэффициент вариации (Cσ) равнялся 10%, что свидетельствовало о достаточно высоком колебании частоты пульса в покое. Относительно большой ЧСС была у отдельных хоккеистов в период ответственных соревнований (олимпийских игр, первенства мира) и на завершающем этапе чемпионата СССР.

Обращает на себя внимание значительная лабильность синусового ритма (L) — степень выраженности синусовой аритмии во все периоды тренировочного и соревновательного процессов.

При этом коэффициент вариации (Сσ) достигал 100 %.

По данным С. П. Летунова (1957), А. Г. Дембо (1963). В. Н. Дзяка с соавторами (1966), синусовая аритмия отмечена (соответственно) у 54, 61,8 и 15% обследованных. Значительное увеличение синусовой аритмии у наблюдавшихся объясняется изменением состояния вегетативной нервной системы в ответ на тренировочные и соревновательные нагрузки.

Продолжительность предсердно-желудочковой проводимости у большинства обследованных приближалась к верхней границе нормы, а незначительное (до 0,24 с) удлинение интервала Р—Q было лишь в 4% случаев при отсутствии отклонений в состоянии здоровья как следствие усиления вагусных влияний (преобладания тонуса парасимпатического отдела вегетативной нервной системы). Приходящее уменьшение интервала Р—Q до 0,11 с зафиксировано в трех случаях — тоже у наблюдавшихся с хорошей степенью подготовленности.

Как видно из таблицы, время внутрижелудочковой проводимости, в основном, не выходило за пределы нормы (0,08±0,0007 с), однако в 10% случаев удлинялась QRS (до 0,1 с, т. е. до верхней границы нормы). В таких случаях это удлинение, как правило, сочеталось с частичной блокадой правой ножки пучка Гиса, которая, по мнению Н. Д. Граевской (1975) и др. находит логическое объяснение в замедлении проведения возбуждения по наджелудочковому гребешку.

Увеличение продолжительности интервала Q—Т в большинстве случаев было связано с физиологической гипертрофией левого желудочка сердца и свидетельствовало о хорошем состоянии миокарда.

При оценке функционального состояния сердца спортсменов определенное значение имеет и оценка степени расхождения углов векторов QRS и Т.

Анализ векторов углов QRS и Т показал, что у подавляющего большинства хоккеистов <αQRS и <αТ находятся в пределах границ, соответствующих хорошему функциональному состоянию сердечной мышцы.

Такие же данные были получены и при оценке амплитуды зубцов Т в отведениях V1 и V6.

Итак, результаты анализа ЭКГ у высококвалифицированных хоккеистов показали, что в целом частота разных изменений ЭКГ соответствует показателям, отмеченным у спортсменов, которые занимаются циклическими видами спорта, и что многолетние напряженные тренировки не вызывают ухудшения в функциональном состоянии миокарда. В оценке данных ЭКГ особого внимания требует показатель лабильности синусового ритма, поскольку он достаточно информативен и при динамическом наблюдении приобретает большую диагностическую ценность.

Самый простой и доступный метод изучения лабильности ритма деятельности сердца по записи на ЭКГ интервалов R—R при проведении врачебно-педагогических наблюдений — кардиоинтервалометрия (Р. М. Баевский, 1970; И. А. Овсышер, 1970; С. 3. Клецкий, 1979, и др.).

Установлено, что пусковые механизмы работы сердца, связанные с влиянием непосредственно на синусовый узел (автономная регуляция за счет «местных гормонов» и центральная регуляция), составляют двухконтурное управление сердечного ритма. Средняя частота сокращений сердца зависит и от того, в какой части синусового узла расположен водитель ритма. Клетки, размещающиеся в верхней части синусового узла, обладают повышенной возбудимостью и выступают в роли водителя ритма, обеспечивая более высокую ЧСС; клетки нижней части синусового узла — водители ритма при брадикардии.

В связи с этим становится понятным, что чем более тренирован спортсмен, тем чаще тенденцию к брадикардии отмечают у него в покое. Изменения показателей ритма у спортсменов можно изобразить графически.

Разновидностей построения кривых распределения ритма сердца, на которых можно наглядно получить тип регуляции сердечного ритма, несколько.

В практике работы при врачебно-педагогическом контроле для экспресс-диагностики наиболее приемлема, с нашей точки зрения, форма, разработанная специалистами Свердловского врачебно-физкультурного диспансера (см. рисунок).

Для практического использования данной методики записали ЭКГ во втором стандартном отведении в течение минуты в покое (у пациента, находившегося в положении «сидя») и на первой минуте восстановления после 30 приседаний. Циркулем последовательно измеряли все интервалы R—R. С учетом скорости записи ЭКГ по стандартным таблицам вычисляли временные значения каждого цикла и строили график, на котором откладывали границы временных значений интервалов R—R и средний показатель пульса. Крайними точками на графике отмечали значения самого короткого и самого длинного интервалов R—R. Средний показатель R—R, как правило, дает моду М, т. е. наиболее часто встречающееся значение R—R.

При оценке степени регулирования сердечного ритма по моде в клинике Р. М. Баевский (1976) выделял 3 типа регулирования: симпатикотонический (М—0,5—0,7"), нормотонический (М — 0,7—0,9") и ваготонический (М—1—1,2").

В проведенных нами динамических обследованиях 74 хоккеистов высокой квалификации эти показатели в покое были в пределах следующих границ: для симпатикотоническога типа М — от 0,8 до 1", для нормотонического — 1—1,2", а для ваготонического— 1,2— 1,5".

Смещение значения величины R—R влево до 0,5" и возвращение к исходной (до 1,1") (см. рисунок) после нагрузки расценивали как нормотонический тип. Если после нагрузки R—R смещался влево и не достигал исходного, то данный тип кривой оценивали как симпатикотонический. И, наконец, смещение значения R—R влево после нагрузки с последующим восстановлением свидетельствовало о преобладании ваготонического типа регуляции сердечного ритма.

Таким образом, применение описанной методики способствует получению объективной информаций о состоянии регуляции сердечного ритма. В комплексе с другими данными врачебно-педагогических наблюдений методика может быть использована для оперативного контроля за функциональным состоянием хоккеистов.