Лечение инфекции H.pylori у детей

Детская Гастроэнтерлогия на компакт-диске II издание Под редакцией проф. С.В.Бельмера и проф. А.И.Хавкина

С.В.Бельмер, А.И.Хавкин

Российский государственный медицинский университет (Москва),

Московский научно-исследовательский институт педиатрии и детской хирургии,

Российская медицинская академия последипломного образования (Санкт-Петербург),

Дагестанский медицинский университет и пр.

С развитием знаний о природе хронических воспалительных поражений верхних отделов пищеварительного тракта, их этиопатогенетических факторах изменялись взгляды на подходы к лечению этих заболеваний. В конце ХIX - начале ХХ веков для лечения язвенной болезни использовали преимущественно природные болеутоляющие, вяжущие и антацидные препараты. Основным методом лечения в те времена являлось назначение специальных диет и соблюдение строгого режима [7].Такие подходы сохранялись практически до середины ХХ века, когда к диетотерапии прибавились растворы азотнокислого серебра, или субнитрата висмута[8]. Препараты висмута давно были известны как вяжущие средства. Но было замечено, также, что они имеют определенный успех и при лечении язвенной болезни, хотя объяснить этот феномен не представлялось возможным. Многими исследователями с давних пор было отмечено, что хронические заболеваний верхних отделов пищеварительного тракта являются, в большинстве случаев, тесно взаимосвязаны с продукцией соляной кислоты в желудке. В 1910 г. Шварц выдвинул постулат ”Нет кислоты - нет язвы” [16]. Борьба с повышенным кислотообразованием велась всеми врачами со стародавних времен, когда больным, страдающим сильными болями в эпигастральной области, назначали различные препараты, нейтрализующие кислоту: соли и щелочи (в т.ч. молоко, белую глину, сажу, натриевую соду). Однако эффект от применения этих средств был, как правило, непродолжительным, а после их отмены нередко развивался синдром “рикошета”. В 1950 году Boviet впервые синтезировал антагонист рецепторов гистамина I, модифицировав имидазольное кольцо гистамина, но полученное соединение не нашло своего применения. В 1977 году были синтезированы первые антагонисты рецепторов гистамина II -метиамид и циметидин. Циметидин нашел широкое применение в клинической практике. В дальнейшем были синтезированы препараты II и Ш поколений - ранитидин и фамотидин. Применение Н2 блокаторов гистамина совершило своеобразную революцию в лечении язвенной болезни и других заболеваний верхних отделов пищеварительного тракта. Однако наличие многих побочных эффектов, в частности, развитие синдрома рикошета, быстрое развитие толерантности ограничивало широкое применение этой группы препаратов у больных, особенно у детей.

Новой группой препаратов, блокирующих образование соляной кислоты на уровне калий-натриевого насоса в мембране париетальных клеток, стали ингибиторы Н+К+АТФ-азы (ингибиторы протонной помпы). В 1974 году был синтезирован опытный образец этой группы препаратов, в 1975 - появился первый промышленный образец -тимопразол, а в 1979 году был синтезирован омепразол. В настоящее время в семейство ингибиторов протонной помпы входит несколько препаратов - пантопразол, омепразол, лансопразол и рабепрозол. Эти препараты могут в течение 24 часов контролировать выделение соляной кислоты независимо от вида стимуляции, к ним не вызывается толерантность, не развивается синдрома “рикошета” после их отмены, нет каких-либо выраженных побочных эффектов при их приеме. Поэтому эти препараты были признаны основной группой кислотоконтролирующих лекарственных веществ на Всемирном гастроэнтерологическом конгрессе в Риме в 1988г. [27]. Однако применение столь мощных препаратов не избавляло больного от самого заболевания. Через некоторое время после репарации язвенного дефекта и отмены препаратов болезнь проявлялась с новой силой, наступал рецидив. Рецидивирование заболевания, как правило, усугубляло общее состояние организма. Для кардинального решения проблемы язв достаточно часто применялось хируругичесоке лечение (особенно в случае осложненного течения заболевания).

Коренной переворот на взгляды о лечении произошел после 1983 года, после открытия H.pylori. Основной целью при лечении заболеваний, ассоциированных с инфекцией H.pylori, является эрадикация (полное уничтожение) микроорганизма с поверхности слизистой оболочки. При исчезновении H.pylori с поверхности желудка происходит репарация язвенного дефекта и восстановление структуры слизистой оболочки [12].

Так как хронические воспалительные заболевания верхних отделов пищеварительного тракта являются, по своей природе, полиэтиологическими, то в настоящее время сохраняют свою актуальность все те способы лечения, которые использовались и ранее: диетотерапия, повышение иммунореактивности организма, нормализация деятельности нервной системы.

Однако, для эффективного лечения гастроэнтерологических заболеваний, ассоциированных с хеликобактерной инфекцией, необходимо применение специфических антибактериальных препаратов, применение которых позволяет добиться эрадикации H.pylori. Учитывая ту экологическую нишу, которую занимают H.pylori, проводимая антибактериальная терапия должна отвечать некоторым требованиям, а именно: 1. используемые препараты должны эффективно воздействовать на микроорганизм; 2. быть устойчивыми к действию агрессивной кислой среды желудка; 3. способными проникать под слой желудочной слизи; 4. иметь локальное действие в области слизистой оболочки; 5. быстро выводиться из организма, не накапливаясь в других тканях и органах.

H.pylori, являясь микроаэрофилами, способны нормально функционировать и размножаться только находясь в привычной среде обитания - на поверхности слизистой оболочки под слоем слизи. Вне организма они крайне чувствительны практически к любому агрессивному воздействию (алкоголь, атмосферный воздух, антибактериальные препараты, действующие на грамотрицательную флору).

Однако желудочная слизь, изменения рН среды в просвете желудка и непосредственной близости от H. pylori во многом меняют действие лекарственных средств. Это условие значительно сужает круг препаратов, используемых для лечения пилорического хеликобактериоза. Проблема лечения пилорического хеликобактериоза у взрослых, по сведению некоторых авторов, решается назначением короткого курса (3-4 дня) комбинации антибиотиков в пределах максимально разрешенных доз [11, 23,31,32,36] что, однако, неприемлемо в педиатрии.

На заре “эпохи хеликобактериоза” в конце 80-х годов считалось, что для эффективного лечения хронических воспалительных заболеваний ВОПТ было достаточно использования одного препарата (монотерапия) или двойной терапии. Для этих целей обычно использовался метронидазол (трихопол) в сочетании с Де-нолом® или полусинтетическими антибиотиками пенициллинового ряда (ампициллин) в возрастных дозировках. Лечение составляло в среднем 14-28 дней и приводило к эрадикации у 70-80% детей. Однако, длительный курс лечения, широкое и не всегда оправданное назначение трихопола и антибиотиков при гастродуоденитах и язвенной болезни у детей и взрослых привело к тому, что уже к 1991 году использование одного или двух препаратов не вызывало эрадикацию. В 1992-1994 гг. наиболее эффективной являлась тройная схема лечения, включающая Де-нол. метронидазол (трихопол), амоксициллин в течение 10-14 дней и позволяющая достигнуть эрадикаци у 78,3% детей. Однако уже с середины 1994 года степень эрадикации от проводимой терапии снизилась, а реинфицирование у вылеченных ранее детей наступало через 1-4 месяца.

Это обуславливалось в первую очередь появлением новых штаммов микроорганизмов, устойчивых к используемым препаратам [36]. Как показали проведенные микробиологические исследования, проведенные в России, количество резистентных штаммов нарастает в геометрической прогрессии. Так, количество штаммов, резистентных к метронидазолу у взрослого населения России превысило 40%, что значительно выше среднеевропейского уровня [5].

Проведение микробиологических исследований у детей позволило выявить первично-резистентные штаммы H.pylori к метронидазолу. Так, у детей в 1996 г. они определялись в 21,7% из всех выделенных штаммов этого микроорганизма, а в 1997 - уже в 26,1%. В 1997г. у 7,1% детей были впервые выявлены штаммы, резистентные к кларитромицину, а у 4,7% детей определялась полирезистентность как к метронидазолу, так и к амоксициллину [9]. После проведенного лечения, не приведшего к эрадикации H.pylori, резистентность к метронидазолу становится равной 90-100% [4].

Появление резистентных штаммов у детей может быть обусловлено несколькими причинами. В первую очередь это семейный фактор. Учитывая, что основным путем передачи инфекции является орально-оральный, дети могут получить штаммы, уже резистентные к антибиотикам, от родителей. Наличие в семье братьев или сестер более чем 2,6 раза повышало частоту обострений хронических заболеваний ВОПТ, ассоциированных с H.pylori-инфекцией у детей, после проведенной эрадикационной терапии, чем в семьях с одним ребенком.

Второй причиной появления резистентных штаммов является нарушение режима лечения. Современные схемы лечения являются непродолжительными по времени (7 дней), лекарственные препараты назначаются, как правило, два раза в день. Поэтому, при пропуске хотя бы одной таблетки эффективность лечения снижается минимум на 2,3%. Если же пропускается один день, то ожидаемая эффективность лечения снижается на 14,3%. Если же во время лечения эрадикация не достигается, появляются предпосылки для образования новых штаммов-мутантов, резистентных к применяемым препаратам. С другой стороны, удлинение сроков лечения может также способствовать появлению резистентных штаммов.

Третьим фактором появления резистентных штаммов является лечение других заболеваний у детей. Вопросы рациональной антибиотикотерапии наиболее остро встают в педиатрии. Детям нельзя назначать многие из тех препаратов, которые применяются у взрослых. Однако и те препараты, которые разрешены к применению у детей, зачастую используются неправильно. Необоснованное назначение сильнодействующих антибактериальных препаратов, изменение режимов приема и сроков лечения является мощным фактором развития резистентных штаммов H.pylori. Это происходит потому, что большинство антибактериальных препаратов принимается через рот. Если H.pylori, находящиеся у ребенка, каким-либо образом реагируют на данное лекарственное средство, то при их взаимодействии создаются благоприятные условия для развития резистентности.

Для эффективной борьбы с H.pylori, в том числе с резистентными штаммами необходимо назначать адекватную терапию, к которой хеликобактерии были бы чувствительны. Если в анамнезе больного имеется факт приема метронидазола или антибиотиков, использующихся в схемах эрадикационной терапии, то высок риск встречи с резистентными к этим препаратам штаммами. В этом случае, перед назначением лечения, следует провести микробиологическое исследование на чувствительность штаммов к различным препаратам. Другим вариантом ведения этих больных является назначение им таких схем, которые бы исключали применяемые ранее препараты, или, назначение четырехкомпонентных схем (квадротерапи), позволяющих в 80-90% добиваться эрадикации, несмотря на наличие резистентных штаммов [2].

Все препараты, входящие в схемы эрадикационной терапии и применяемые в настоящее время, можно разделить на несколько групп.

1. Препараты, влияющие на кислотообразующую функцию желудка. К ним относятся широко используемые в настоящее время у взрослых и детей ингибиторы протонной помпы (PPI - Proton Pump Inhibitors) (Лосек® (омепразол), Контролок™ (пантопразол®). Эти препараты не обладают антихеликобактерной активностью. Их действие направлено на изменение рН желудка. Под воздействием ингибиторов протонной помпы снижается продукция соляной кислоты. Тем самым в антральном отделе рН защелачивается. При этом, вегетативные формы H.pylori, существующие на поверхности слизистой оболочки, защищая себя от воздействия кислоты аммиачной оболочкой, в щелочных условиях погибают под воздействием образованного ими же и не нейтрализованного кислотой аммиака. Происходит своеобразное “самоубийство” H.pylori. Те бактерии, которые сохранялись в фундальном отделе в виде кокков, при увеличении рН в желудке переходят в вегетативную форму и становятся доступными воздействию антибиотиков. Таким образом ингибиторы протонной помпы, не оказывая прямого влияния на H.pylori, создают условия для воздействия на них антибиотиков [27]. Омепразол контролирует дневную, стимулированную пищей и ночную секреции; ингибирует продукцию соляной кислоты независимо от стимула, воздействующего на рецепторы париетальных клеток; не вызывает развития толерантности; быстро подавляет секрецию кислоты; не вызывает синдром “рикошета; позволяет осуществлять 24-часовой контроль за желудочной секрецией. При использовании сочетания омепразола с рокситромицином, или кларитромицином, отмечается повышение биодоступности обеих групп препаратов, что увеличивает степень воздействия макролидов на H.pylori [18,19].

2. Другой группой препаратов являются препараты висмута. В частности - Де-нол® - коллоидный субцитрат висмута. Этот препарат обладает вяжущим, цитопротективным, защитным эффектом. Образует на поверхности поврежденного эпителия слизистой оболочки тонкую защитную пленку. Де-нол® обладает выраженной активностью по отношению к H.pylori. Даже при монотерапии эффективность эрадикации составляет 30% [24]. Важным свойством Де-нола® является отсутствие у него антисекреторных и антикислотных свойств, препарат практически не влияет на рН в просвете желудка. При его использовании сохраняется бактерицидная функция желудочного сока, а после завершения лечения де-нолом не возникает феномена “рикошета” [1]. Следует отметить, что использование Де-нола замедляет процессы всасывания некоторых антибиотиков (тетрациклин, амоксициллин), способствуя, тем самым повышению их концентрации в желудочном содержимом - месте приложения при лечении пилорического хеликобактериоза [34]. К середине 90-х годов значение Де-нола® в лечении H.pylori инфекции несколько снизилось за счет появления новых эффективных групп антибиотиков, применения PPI. Однако в настоящее время наблюдается своеобразный ренессанс препаратов висмута, в связи с эффективностью их применения для борьбы с резистентными штаммами [13,21]. Современные рациональные схемы лечения, включающие в свой состав Де-но® как базовый антихеликобактерный препарат, по своей эффективности не уступают схемам с включением PPI, а их совместное использование позволяет добиваться высокого уровня эрадикации микроорганизмов (более 85%) независимо от степени чувствительности H.pylori к антибиотикам [3].

3. Для проведения эрадикационной терапии используются кислотоустойчивые антибиотики. воздействующие на грамотрицательную аэробную и микроэарофильную флору. В настоящее время в “стандартных” схемах широко используется полусинтетический производный пеницилинового ряда - амоксициллин (в частности - его форма в виде растворимых таблеток Флемоксин-солютаб®). Этот антибиотик устойчив в кислой среде желудочного содержимого, практически не влияет на микробиоценоз кишечника, разрешен к применению у детей различного возраста, выпускается в удобной, для четкого дозирования, форме. Несмотря на 16 летний опыт применения этого антибиотика в схемах эрадикационной терапии, тем не менее резистетнтность штаммов H.pylori к нему практически не развивается, что ставит этот препарат в первый эшелон антихеликобактерных средств[4, 17, 35]. Другой группой антибиотиков, широко используемых в эрадикационной терапии являются макролиды. Для лечения H.pylori чаще используются кларитромицин, рокситромицин или азитромицин. Эти антибактериальные препараты обладают высокими кислотоустойчивыми качествами, они активны по отношению к H.pylori. Из-за их широкого применения при лечении хеликобактериоза, в последнее время появились штаммы, резистентные к кларитромицину [20]. В настоящее время до конца не решен вопрос о наличии перекрестной резистности к макролидам [22]. При сочетании макролидов с ингибиторами протонной помпы значительно увеличивается биодоступность этих антибиотиков, что позволяет снижать дозировку и длительность курса терапии. Для лечения H.pylori инфекции более предпочтительно использовать один из представителей 14-членных макролидов - рокситромицин. Этот антибиотик высокоэффективен по отношению к H.pylori (по данным микробиологического исследования) [9]. Он активно накапливается в неизмененном виде в полиморфно-ядерных нейтрофилах, тем самым максимально приближаясь к области воздействия на H.pylori, выводится преимущественно через желудочно-кишечный тракт, не обладает какими-либо побочными эффектами, практически не влияет на микрофлору толстой кишки [25, 29].

4. Еще одной группой препаратов, широко использующихся для лечения инфекции H.pylori являются представители нитроимидазолов- метронидазол или тинидазол. Эти препараты начали широко использоваться для уничтожения H.pylori с момента его открытия. Однако длительно применение метронидазола в виде монотерапии или двойной терапии в сочетании с препаратами висмута, или антибиотиками, привели к тому, что резко возросло количество штаммов, резистентных к этому препарату. В настоящее время первичная резистентность к метронидазолу в разных странах составляет от 40% до 75% [4, 5, 14, 33, 35]. Для преодоления резистентности и достижения эффективных результатов лечения существует несколько вариантов. Одним из них является замена метронидазола на другие препараты, к которым H.pylori сохраняет чувствительность. Одним из них является фуразолидон - препарат нитрофуранового ряда. Это широко известное лекарственное вещество обладает активностью по отношению к H.pylori, кислотоустойчиво. Применяемые дозы фуразолидона для эрадикации H.pylori не вызывают выраженных побочных эффектов. В настоящее время многими авторами была показана высокая эффективность схем лечения, включающих в свой состав фуразолидон [15, 30].

В результате проведенного нами исследования было показано, что эрадикация наступает реже у детей, ближайшие родственники которых страдают различными хроническими воспалительными заболеваниями, или являются носителями H. pylori без каких либо клинических проявлений заболевания. Реинфицирование наступало на 12% чаще у детей, в семьях которых имелось 2 и более детей, чем в семьях с одним ребенком (р