Отзыв о лечение рака молочной железы в Израиле

- Здравствуйте, меня зовут Алина. Я из Беларуси, из Минска. Сюда я попала случайно, я бы сказала случайно. Потому что, когда произносится диагноз, естественно первый момент это шок, это ужас, это стресс и ты вначале совсем не понимаешь, куда тебе бежать, что тебе делать и как тебе действовать. И здесь мне помог интернет, мне помогли отзывы людей, которые уже были в Израиле, которые проходили обследования. Отзывы людей, которые здесь живут. Для меня было важно, чтобы компания имела какую-то уже историю, и чтобы она оставили свой след в интернете, на ютубе. Я выбрала Ассуту, потому что меня привлекло оснащение, то что, во-первых,  в Тель-Авиве эта клиника новая, и то, что оснащение здесь на самом высочайшем уровне.

И сразу же нужно отдать должное, я уже не помню, но очень быстро вышли ко мне на связь и вот с этого момента понеслось. Руководитель этой компании Алла Шиндер, она сразу же со мной связалась по скайпу, сразу же у нас состоялся телефонный звонок по скайпу, я её увидела. Она сразу же мне рассказала, что как и почему. И это совпало с моими представлениями как это должно быть. Я ей сообщила, что я живу в Беларуси и мне нужны документы для получения визы.

Мы предварительно с ней согласовали даты, примерно, когда я могу прилететь на обследование, это было в мае и, собственно, уже ближе к вылету она мне прислала график моих обследований, что было очень приятно. Все обследования она поместила в два дня, я это отлично помню, все я прошла в два дня. И до решения моей дальнейшей судьбы у меня оставалось несколько дней, которые я посвятила экскурсиям.

Я, наверное, диагноз скажу, что у меня протоковая карцинома молочной железы. и в Минске мне предложили полностью удалить левую молочную железу, после этого пройти курс химиотерапии. Мне даже не говорили о том, что может быть альтернатива, что могут быть какие-то другие варианты.

Это было однозначно мне сказано, никто, скажем, в Минске не печется, ну, к сожалению, это беда нашей медицины, никто не печется о психологическом состоянии пациента и никто не думает о том, что ты в этом время чувствуешь, переживешь и человеку нужно всегда дать выбор. Дать возможность выбора. Когда этого выбора нет на самом деле страшно. По этой причине собственно я и приехала сюда. Потому что я понимала, что здесь у меня будет шанс выбора. Здесь проведя обследования, когда взяли биопсию, частичное удаление только опухоли на сохраняющей операции, причем из-за моих размеров опухоли мне было показано удаление лимфоузлов подмышечных. Ну, протоколы существуют во всем мире, поэтому естественно здесь вариантов не было.

При этом, для того чтобы определить масштабы моей болезни здесь в Израиле, в Минске этого нет, в Израиле есть позитронная томография. Я всегда говорю, Израиль очень маленькая страна по сравнению даже с Беларусью, и Беларусь, где онкологические заболевания выросли  в последние годы в разы, у нас до сих пор нет ПЭТА. И даже если я подозреваю, это оборудование у нас появится вопрос времени, но это все нужно учить. Нужно учить читать, расшифровывать диски и т.д. Поэтому здесь я поняла, что у меня есть абсолютно другое решение моей проблемы.

Мне предложили удалить опухоль с сохранением груди, подождать результатов биопсии. Причем я изучила все о своей проблеме и знала, что сюда входит это и рецепторы, и определения других показателей. и т.д. Ну а уже по итогу должна была состояться беседа с онкологом для выработки стратегии лечения. Это все было в мае. И когда состоялась операция, здесь мне её делал доктор Вассерман.

На мой вопрос, я его задавала Алле, как часто приезжать, делать перевязки и т.д. Потому что я совсем не представляла, каким образом здесь будет проведена операция, и когда я уже вернулась в Минск и меня спрашивали как, я говорила, что в 9 вечера меня прооперировали, а в 9 утра мне уже было предложено пойти домой. И естественно ни о каких перевязках речь не шла, мне повесили маленькую баночку, я должна была снимать показания. Через 7 дней я приехала сюда в офис, мне доктор Вассерман снял мои повязки. И в течение недели я не была дома, я гуляла, ходила на море и т.д.

У моего сына, который был со мной, у него был как раз день рождения. Я ему сказала, что это не самый худший вариант отметить его 19-летие, не смотря на то, что у матери есть некоторые проблемы. И в течение этой недели сотрудницы этой компании, которые меня курировали, они мне звонили, писали по скайпу, спрашивали, как я себя чувствую.

Десять тысяч раз мне сказали что, если что, чтобы я звонила и т.д. Собственно когда мне снял доктор Вассерман повязку, мне нужно было побыть здесь ещё какое-то время. Все-таки есть риски перелетов, и дождаться результатов анализа, и по результатам анализов состоялась встреча с онкологом, который мне сообщил, что мои лимфоузлы не затронуты, слава богу.

Доктор Романова предложила отправить в Штаты мой удаленный материал для того, чтобы сделать онко тайп тест. Вот это и было то единственное, в принципе, о чем я не знала, когда ехала сюда. О существовании онко тайп теста. Вот как-то в  интернете мне не попалось, и я не изучила.

Выяснилось, что этот онко тайп тест дает возможность женщинам определить, нужна ли им химиотерапия или нет.  И каковы, я, может быть, на достаточно примитивном уровне это объясняю, риски возврата болезни. И не смотря на то, что этот анализ стоит приличных денег, я естественно подписалась под необходимостью этого анализа, потому что мысли о том что, можно избежать химиотерапии, меня очень грели. Потому что ведь это общеизвестный факт, что убивает частенько не сама болезнь, а лечение.

На тот момент, когда уже знала, что это органосохраняющая операция, что лучевая терапия мне противопоказана однозначно, вопрос химиотерапии был в подвешенном состоянии. И поскольку эта левая молочная железа рядом с сердцем, а мы знаем, что лучевая терапия она кардиотоксична, и я сразу же решила что лучевой терапии, в Минске, я делать не буду, потому что: а) у нас нет такого оборудования.

Естественно в мае, когда я уже пребывала здесь в Израиле, я уже все узнала про лучевую терапию, про оборудование в Ассуте.  И в двух словах мне рассказали, что и как, и поэтому я приняла решение, что я лучевую терапию буду делать здесь в Израиле, не смотря на то, что это 33 сеанса и почти 2 месяца пребывания здесь. Но поскольку век научно-технического прогресса, я могу работать удаленно, не находясь в офисе, в Минске. Мои руководители, коллеги, сотрудники поддержали мое решение, согласились, помогли мне, и я прилетела сюда.

Я сама работаю в бизнесе, поэтому я понимаю, как очень важно, чтобы действия были согласованы, чтобы все, как было обещано, состоялось. Поэтому я благодарна сотрудникам этой компании за то, что они все мои пожелания учитывали, на все мои вопросы отвечали, а я пациент достаточно вредный и въедливый.

Я хотела получить более точное пояснение, они всегда мне это предоставляли, они все документы мне выслали по почте, все перевели на русский. Все эти документы я потом предоставила Минским онкологам, потому что я же там стою на учете, и, естественно, они тоже должны знать, что со мной делали. По результатам онко тайп теста, я должна сказать, что я попала в категорию счастливых женщин, мне химия была не показана. В этой болезни есть свои радости, когда химия не показана ты подпрыгиваешь.

Я вернулась сюда на лучевую терапию, сегодня у меня 19 сеанс. Чувствую себя прилично, не могу сказать, что прекрасно, но очень прилично. Каждую неделю меня смотрит мед. персонал Ассуты, на эти встречи меня сопровождают сотрудники этой компании. Когда я сама принимала решение, поехать сюда или нет, разговор с одним человеком меня окончательно убедил. Когда я позвонила ей, она мне сказала: даже не думай, если у тебя есть возможность поехать, хотя бы на обследование в Израиль, ты даже не думай.

Я, наверное, хочу пожелать людям, которые столкнулись с онкологией и если у вас есть возможность, то я вам настоятельно рекомендую приезжать, хотя бы сюда на обследование. Когда вы пройдете это обследование, и если у вас будет возможность, уверяю вас, вы будете здесь лечиться, потому что, когда вы уже увидите, что есть другое отношение к пациентам, другое оборудование, вообще все другое, профессионализм.

Я не говорю что у нас в Беларуси или в России нет хороших хирургов, они есть и думаю, что много. Но здесь идет речь ещё о том, что нужно правильно определить стратегию лечения. Если эта стратегия лечения определена не правильно, то шансы на выздоровление у вас уменьшаются. Если же она определена у вас правильно, то вы обязательно выздоровеете. В общем, я всем желаю здоровья.