Нерв зуба - кто тебя придумал? Когда кариес добрался до нерва. Убить нерв зуба - гуманно ли это?

Лечение пульпита - воспаления нерва. Удаление нерва зуба - как бывает и как должно быть. Лечение каналов

Наверное, всю важность полноценного лечения каналов для сохранения зуба поймут только те, кому приходилось их перелечивать после неудачной терапии. Поймут те, кому после такого лечения приходилось удалять зуб. Поймут и те, которые, побывав в разных руках могут что с чем сравнивать.

Эта глава для тех, кто находится на крайнем Севере, на подводной лодке или в космосе. Для тех, кто не может добраться до ближайшего стоматолога уже год или более, кто считает, что кариес можно не лечить. Эта часть будет неинтересной тем, кто вдохновленный нашим трудом, давно уже вылечили все свои зубы.

Откуда берется это – воспаление нерва и за какие такие грехи? Так вот, если кариес не лечить, то он, пробравшись через эмаль, относительно быстро расправляется с дентином и зовет на помощь своего родственника пульпита. который специализируется на зубных нервах. Сначала нерв защищается как может, но как говорится “и вода камень точит”, поэтому пульпит пробирается все глубже и глубже.

И вот однажды, чаще ночью… Хорошо, если не было в Вашей жизни такой ночи. Но если была, то чаще всего она не забываема. Особенно способами, иногда весьма изощренными, какими пытаются устранить эту зубную боль. И если советчиков хватает, то рецепты обезболивания можно заносить в книгу рекордов Гиннеса:

1. Выпить целую пригоршню анальгина и даже попытаться засунуть одну из них в зуб.

2. Полоскать содой, добавив соли, йода и еще чего-нибудь поядреней. Метод хорош, но при других болезнях и может нехорошо влиять на десны при его злоупотреблении.

3. Уринотерапия. Не знаем как Вы, господа читатели, но мы не ее сторонники.

4. Полоскать водкой или коньяком. Повсеместно совмещается с их проглатыванием. И из-за того, что дозировка этих лекарств строго индивидуальна, бывает, что наутро уже никакая стоматологическая анестезия, пациента, занимающегося самолечением, не берет. Если конечно не считать рауш– наркоз.

5. Из прикладывающих народных средств чаще советуют лук, чеснок или сало. Лук – самое безобидное, если конечно он вырос в экологически чистом районе. Чеснок похуже из-за того, что некоторые стоматологи жалуются, что приходится работать в невыносимых условиях, при этом еще отбиваться от работников СЭС, МЧС и участковых, услужливо вызванных настороженными соседями.

Про сало… этот национальный наркотик особо хорошо помогает жителям одной хорошо известной страны, но чаще для поднятия настроения.

Резюме всех этих народных рецептов. Все хорошо, но на нерв или боль они не влияют, точнее, могут создать новую боль или проблему, отвлекающую от основной. То есть это отвлекающая терапия. Применять ее или нет – решать Вам.

Но все же, как лечить воспаленный нерв? Если объяснять подробно, с обоснованиями, картинками, формулами, аксиомами и доказательствами, то тебе, уважаемый читатель, желательно уйти из семьи и с работы, дабы полностью познать таинство процесса. Причем, чтобы никто не отвлекал от погружения к глубинам знаний, рекомендуется это делать в полузакрытом учреждении, в коем, собственно и обучаются стоматологи. А если коротко, то читайте дальше.

Раньше, в период развитого социализма, на лечение пациентов врачам отводилось 10-20 минут, давался минимум инструментов, требовалось количество по принципу: “Догоним и перегоним Запад не только по стали и зерну на душу населения…”

Лечение заключалось в удалении нерва, а для пломбировки канала применялся чудо-препарат – резорцин - формалин, им можно было не пломбировать канал полностью (даже нерв можно было не удалять), а положить малость в полость и готово – канал пломбируется сам.

Дешево, быстро и сердито – все счастливы и довольны. Врач доволен, что быстро лечит, план выполняет, а пациент, что раз и готово – никакой уже боли. Такое лечение использовалось только в соц. лагере (навевает Солженицыным). Запад его не применял, – может по идейным соображениям или состав его был засекречен.

Резорцин давал колоссальное преимущество в противостоянии двух политических систем и был на нашей стороне. Не нужно было много стоматологов, всяких “лишних” инструментов, а главное – времени. Полечили и опять на завод, создавать валовый продукт стране.

Только через 10-15 лет – поняли, что метод не идеален, а может, даже был заброшен тем же самым Западом в качестве диверсии. Резорцин с формалином в обнимку убивали нерв, окрашивали зуб в розовый цвет и превращали его в стекловидное тело, да так, что при удалении хирурги вспоминали всех прародителей этой методики. Но самое главное, что каналы не были запломбированы на самом деле, и почти в половине случаях со временем появлялось воспаление в кости, причем тайно, бессимптомно – не ведомо ни врачу, ни пациенту. И зуб, зачастую, приходилось просто (а чаще и не просто) удалять.

В оправдании резорцина с формалином хочется отметить, что если их не было, – страдали бы все:

- врачи, которым не хватало бы времени, материалов, инструментов;

- пациенты – которым приходилось бы еще сложнее попасть к врачу,

но главным пострадавшим была бы экономика. Вы только подумайте! Люди бы занимались не построением кораблей, которые бороздят океаны и космические пространства, а непонятно чем – лечили бы зубы. И им подавай и врачей, которых еще надо обучить, и всякие там причиндалы и приспособления с материалами, которые к тому же еще у нас в стране не делались (как впрочем, и сейчас). А если и делаются, то стоматологи, почему то, все равно предпочитают работать импортными. Из-за качества, конечно же. Так что от этого способа лечения пользы было все-таки больше, чем вреда.

Следующим шагом в светлое будущее леченых каналов стало использование для их пломбировки различные пасты. Лечение стало более длительным, приходилось уже удалять нерв полностью, а пломбировать неимоверно сложней – представляете в тонкий канал внести столько пасты, чтобы она его полностью заполнила его, при этом не вышла за его пределы, и не оставила пустот. Даже стали делать рентгеновские снимки после пломбировки, – чтобы удостовериться, – как все закончилось.

Если не хватило пасты, – добавим, ну а если много – то зуб поболит месяц – два и пройдет (достать то избыток пасты никак не получится).

И в этом варианте лечения были существенные недостатки: пломбирование проводилось на глазок, вернее на ощупь. Дозировать количество пасты, внесенной в канал, было невозможно. Для того чтобы потом на рентгеновском снимке увидеть, где есть паста, а где ее нет, в ее состав добавлялись рентгеноконтрастные вещества, которые не пропускали рентгеновские лучи – хорошо, но из-за этого могли быть ошибки. Пастой заполнялся канал, но если паста оставалась только на стенках, а в центре канала ее не было, то по снимку могло казаться, что все ОК. На самом же деле все могло быть очень далеко от идеала.

Еще момент: для пломбировки тонких и узких каналов (в 90% случаях они такие и есть), пасту следовало замешивать достаточно жидкую, чтобы можно было легко ею заполнять канал, затем она затвердевала. Но известно, при отвердевании происходит усадка любого материала, а степень этой самой усадки напрямую зависит от консистенции замешивания самого материала, – чем гуще он замешен, тем усадка меньше, и наоборот. Получается, что канал пломбировался “примерно”, да еще материал давал усадку, приводящую к появлению микро пустот. А, как известно, природа пустоту не любит, поэтому там частенько располагались микробы и т.д. Для того чтобы не давать им, жить там спокойно, точнее не давать жизни совсем, в составе паст находились гормональные компоненты, антисептики и многое другое.

Эти ингредиенты постепенно выделялись из пасты в ткани зуба и кости, пропитывая их. И УРА! Victoria. Все злодеи-микробы погибли. Но есть три “но”:

Первое – выделение этих веществ не могло быть постоянным (если конечно их не добавлять туда периодически), поэтому их очень положительное влияние со временем сильно уменьшалось, тогда микрофлора брала реванш со всеми вытекающими последствиями.

Второе “но” - из-за диффузии компонентов пасты, ее усадка еще больше увеличивалась, давая еще больше места для будущих атак микробов.

И в третьих - из-за присутствия влаги в полости рта пасты в каналах все же рассасываются.

Вывод: этот вариант лечения каналов был лучше первого, но гарантировать состояние пролеченных каналов на несколько лет было затруднительно.

Теперь о том, как сейчас должны быть пломбированы каналы и чем. Уточним, что есть методы лечения воспаленного нерва и без удаления оного. Но мы ни разу не видели стоматолога, применяющего такую «приятную» методику на себе. Если такие есть, отправьте свой эпикриз на Е-mail: Этот адрес электронной почты защищён от спам-ботов. У вас должен быть включен JavaScript для просмотра..

Умными стоматологами было установлено, что нерв зуба располагается не только в центральном канале зуба, но и в боковых его ответвлениях, из которых удалить его чертовски сложно, но архиважно. А если нерв зуба вдобавок воспален и инфицирован, то тем более. Для этого можно было использовать какие-нибудь жидкие пасты, которые бы затекали в них. Но опять усадка! Значит отпадает.

Поэтому сейчас при удалении нерва производится механическое расширение канала специальными инструментами. При этой обработке канал еще обрабатывается сильными антисептиками, ультразвуком, который значительно усиливает их действие и потом промывается дистиллированной водой, чтобы эти антисептики там не оставлять. И сушится специальными бумажными штифтами, которые бывают разных размеров (правильно – каналы то все разные).

Пломбирование каналов должно быть плотное, без пустот, усадки и обозначается одним кратким и емким словом - «Навсегда». Поэтому каналы должны быть пломбированы гуттаперчей (она инертна, ничего не выделяет, не дает усадки, не растворяется и рентгеноконтрастна). Для этого применяются гуттаперчевые штифты, причем разных размеров – ведь каждый канал по-своему индивидуален. Эти самые штифты бывают разной толщины и конусности. При пломбировании канала надо использовать минимум их штук 5. Если меньше – не будет полноценного закрытия всего объема канала. Для лучшего сцепления штифтов применяются специальные материалы, называемые герметиками.

Всё? Нет. Заканчивается пломбирование канала обрезанием избытка гуттаперчи, разогреванием ее специальным инструментом и запечатыванием входа в канал ей же – прямо как сургучовая печать стоматолога.

В ходе лечения стоматолог делает зачем-то рентгеновский снимок. Это для точного определения длины канала корня. Правда, есть специальные приборы для определения этой длины, но их погрешность - 10-25% не радует, хотя они постоянно усовершенствуются. Длину канала можно определять еще и так. Перед рентгеном врач вставляет в канал зуба инструмент со специальным ограничителем. И после рентгена можно точно сказать, на какую глубину нужно пломбировать канал. Это еще один плюс гуттаперчи - возможность ее установки в канале на точно заданную глубину. Если канал будет запломбирован не на всю свою длину, то через несколько лет будет воспаление, а если вывести материал за верхушку – будут длительные боли… Поэтому зная длину канала гуттаперча устанавливается в нем с точностью до доли миллиметра.

Преимущества гуттаперчи очевидны? Однозначно! Мы тоже так думаем, поэтому работаем в каналах только ею.

Лечение одного канала приблизительно занимает один час рабочего времени. Более подробный прайс здесь или звоните.