Многоцелевая контурная окончатая марлевая повязка для лечения ожогов и инфицированных ран

Гродненский государственный университет имени Янки Купалы

Наложение асептической марлевой повязки при ожоге и ранении – классический прием физической антисептики. Марлевая повязка предохраняет рану от попадания вторичной инфекции и от других внешних неблагоприятных воздействий, осушает и удерживает на ее поверхности лекарственные вещества, обеспечивает иммобилизацию места поражения.

На протяжении многих столетий в качестве перевязочных средств использовали различные материалы: от корпии, пакли, хлопка, пеньки, мха до современных ткацких и синтетических изделий [1, 2, 5].

Несмотря на активную разработку синтетических материалов в качестве перевязочных средств, марлевая повязка остается наиболее практически оправданным средством лечения термических ожогов и случайных ранений. По основным физическим свойствам (капиллярности и гигроскопичности) марля имеет бесспорные преимущества перед другими известными перевязочными материалами подобного назначения.

Марле свойственны мягкость, инертность к раневой поверхности, эластичность и достаточная прочность. При стерилизации ее физические качества не меняются. Она отвечает самым высоким гигиеническим требованиям [2]. Однако традиционно используемым компонентам марлевой повязки (салфетка, бинт) присущ ряд недостатков, делающих ее не столь функционально полноценной и физически активной, как того требует динамика раневого процесса [6]. Главные недостатки марлевой повязки — высокая материалоемкость и ограниченный срок всасывающей способности [7]. Впитавшийся в ткань гнойный экссудат в короткое время превращает повязку в спрессованную жесткую массу, затрудняющую нормальный отток раневого секрета и вентиляцию. Наложенный на рану перевязочный материал быстро прорастает грануляциями. Частая смена повязки вызывает неоправданную травматизацию неокрепшего эпителия и способствует вторичному инфицированию.

Общеизвестно, что раневой процесс носит фазовый характер. Для обширных раневых поверхностей (ожоги) в силу разной глубины первоначального повреждения тканей характерна фазовая гетерогенность отдельных зон регенеративного процесса, требующая дифференцированного лекарственного воздействия. Традиционно наложенной повязкой нельзя адекватно воздействовать на ожоговый процесс хотя бы потому, что невозможно адресно дозировать действующее начало лечебного препарата, непосредственно вступающего в контакт с раневой поверхностью. Нанесенный на инфицированную рану мазевый слой под обычной марлевой салфеткой расплющивается, растекается, и его распределение по поверхности раны не поддается контролю.

Для лечения ожогов и гнойных ран нами предложено использовать окончатые марлевые или c ватной прослойкой салфетки и марлевые бинты стандартных размеров. Отношение окончатых отверстий к 1 см 2 площади марлевого полотна для салфеток составляет 0,4:1, для бинтов – 0,1:1 (патент РБ № 3769) [4].

Методика применения при ожогах. После туалета ожоговой поверхности путем обильного ее орошения антисептиком, сохраняя отслоившийся эпидермис вскрывшихся ожоговых пузырей и не нарушая целостности других герметично замкнутых полостей, наполненных тканевой жидкостью, механически тщательно очищается, а затем дезинфицируется прилежащая к ране кожа. На ожоговую рану наносится слой лекарственного вещества на мазевой основе, поверх которого накладывается марлевая салфетка с окончатыми отверстиями. Окончатые проемы салфеток, заполненные лекарственным веществом, фиксируются марлевым бинтом аналогичной конструкции. Для лечения термических ожогов мы применяли полимиксиновую мазь, левомицетиновую эмульсию, пантенол, препарат «Руксол».

В ходе предварительных экспериментально-клинических исследований установлено, что наличие окончатых отверстий в компонентах марлевой повязки повышает ее всасывающую и вентиляционную способность, поддерживает условия для практически беспрерывного оттока гнойного экссудата, на 17% снижает общую массу перевязочного материала, обеспечивает концентрацию и избирательность действия лекарственного препарата, примерно на 40% сокращает площадь соприкосновения марлевого полотна с раневой поверхностью, на такую же величину снижает вероятность травматизации тканей и интенсивность болевой реакции при смене повязки, сокращает сроки лечения больных.

Наличие симметрично расположенных окончатых отверстий в марлевых салфетках и в закрепляющей ленте марлевого бинта позволяет, послойно их смещая, моделировать в толще перевязочного материала воздушные пространства, а совмещая отверстия – формировать своеобразные дренажные колодцы, или ячейки, заполненные лекарственным веществом.

По степени зрелости регенерирующая ткань ожоговой раны, как было отмечено выше, неоднородна. Используя функционально-конструктивные особенности элементов марлевой повязки, представляется возможным в зависимости от фазы раневого процесса избирательно воздействовать на рану с учетом степени зрелости отдельных участков ожоговой поверхности. Подобная лечебная тактика ускоряет фазовое выравнивание регенеративного процесса по всему раневому полю, обеспечивает оптимальные морфо-физиологические базовые условия для сплошной эпителизации.

Эффективность лечения инфицированных ран элементами модифицированной марлевой повязки проверена в амбулаторно-поликлинических условиях при оказании первой медицинской помощи и лечении 56 больных со случайными ранениями и 17 пациентов с термическими ожогами покровных тканей, вместе составивших опытную клиническую группу.

Среди 17 человек с термическими ожогами I, II и IIIА степени было 11 мужчин и 6 женщин. В 87,5% наблюдений ожоги получены в бытовой обстановке, 12,5% — в условиях производственной деятельности. Возраст больных составлял от 7 до 49 лет. У 5 человек были поражены верхние конечности, у 7 – нижние, у 5 – туловище. Площадь поражения находилась в пределах от 3 до 7% общей поверхности тела. У всех больных, лечившихся по поводу ожогов, заживление наступило путем эпителизации с полным восстановлением функции пораженных органов. Средняя продолжительность лечения одного больного — 10,6±0,7 дня.

Перевязочные материалы с окончатыми отверстиями использовались также при лечении 56 больных со случайными ранениями различной анатомической локализации. В дальнейшем для сравнительной оценки эффективности лечения из этой группы раненых выделен 21 человек. Основными критериями отбора служили такие показатели, как однотипность анатомической локализации ран (кисть), глубина раневого канала (в пределах кожи и подкожной клетчатки), наличие инфицированных кожных дефектов, отсутствие повреждения крупных сосудов, нервных стволов, сухожилий. Мужчин было 17, женщин — 4. Возрастной состав: от 17 до 20 лет – 9 чел. от 21 до 30 – 7 чел. от 31 до 40 – 3 чел. от 41 до 50 – 2 чел. Поражение правой кисти наблюдалось у 14, левой – у 7 чел. По анатомической локализации у 4 больных раневой процесс локализовался в области тенара, у 16 – в области среднего ладонного пространства, у 1 пациента – на тыльной поверхности кисти. За время лечения этих больных произведено 67 смен повязок. Показатель частоты смены повязки у одного пациента составил 3,2 ± 0,1; интервал между сменами отдельных повязок — 2,9 ± 0,1 дня; показатель продолжительности лечения ран — 9,4 ± 0,6 дня. Методика лечения ранений кисти по элементам использования перевязочных средств принципиально не отличалась от терапии больных с термическими ожогами.

Контрольную группу (данные архива) составили 19 больных с ранениями кисти, лечение которых проводилось перевязочным материалом традиционной конструкции. Формирование контрольной группы осуществлялось по тем же критериям, что и основной. На протяжении всего периода лечения больным контрольной группы произведено 122 смены повязки. Показатель частоты смены повязки у одного больного составил 6,4 ± 0,4 дня; интервал между сменами отдельных повязок — 1,8 ± 0,1 дня; средний показатель продолжительности лечения — 11,8 ± 0,9 дня. Больные обеих групп лечились в амбулаторных условиях. За период лечения не было зарегистрировано случаев осложнений, потребовавших хирургического вмешательства.

При сопоставлении результатов статистической обработки клинических критериев лечения установлено, что в основной группе пациентов, лечение которых проводилось с использованием новых конструктивных элементов марлевой повязки, достигнуты более качественные клинические результаты, нежели в группе больных, лечившихся традиционным способом: а) в 2 раза сократился средний показатель частоты наложения повязки; б) статистически достоверно удлинился интервал между сменами повязки; в) необходимость в смене повязки в опытной клинической группе возникала в два раза реже, чем в контрольной; г) на 2,4 дня снизился средний показатель продолжительности лечения больного.

Макроскопический анализ использованного перевязочного материала показал, что сухой остаток гнойного экссудата накапливается преимущественно в просветах окончатых отверстий и вокруг них, в результате чего основная масса салфеток и бинта сохраняла свои обычные физические качества. Подобное заключение находило свое подтверждение в относительной сухости кожи в зоне раневого дефекта больных основной клинической группы, в отсутствии признаков ослизнения и опрелости кожной поверхности. Окончатые отверстия в марлевых салфетках обеспечивали во многих случаях визуальный контроль за состоянием раневого процесса, в связи с чем во время смены повязки не нужно было регулярно снимать прилипшие глубокие слои марлевой салфетки, достаточно было ограничиться иссечением их отслоившихся краев. Согласно нашим наблюдениям, прилипшая к грануляциям марлевая пластина, пропитанная раневым экссудатом, превращается в импровизированную биологическую корочку и благоприятно отражается на регенеративном процессе поврежденных тканей. Наличие окончатых отверстий в марлевой ленте бинта способствует более прочному сцеплению ее туров, увеличивает их удерживающую способность при меньшем количестве оборотов, а следовательно, уменьшает общую массу перевязочного материала.

Таким образом, новая конструкция элементов марлевой повязки по своим функциональным возможностям и лечебным результатам превосходит обычно используемую в практике. Разработанную нами конструкцию повязки целесообразно рекомендовать для серийного выпуска в виде стерильных индивидуальных пакетов различной величины с целью их использования при оказании первой медицинской помощи и лечении обожженных и раненых как в условиях чрезвычайных ситуаций, так и в повседневной медицинской практике.

1. Антонов А.М. Ракитская С.И. // Вестник хирургии. – 1975. — № 11. — С.142—145.

2. Клинге А.Г. Перевязочные средства, их обработка и изготовление перевязочного материала. — Харьков, 1930.

3. Нуждин О.И. Табатадзе К.Г. Лизанец М.Н. //1-я Всесоюз. конф. «Современные подходы к разработке эффективных перевязочных средств и шовных материалов»: Тез.докл. — М. 1989. – С.39 — 41.

4. Патент № 3769, МПК: А 61Е 13/00. Марлевая повязка для лечения инфицированных ран/ А.В. Мелешевич. — № 950820; Заяв.14.08.95; Опубл. Афіцыйны бюлетэнь. – 2001. — № 1. – С.81.

5. Преображенский М.Я. // экспериментальное исследование. – СПб. 1894.

6. Пузанова Н.В. Шеверева Л.Г. Толочкова О.Н. // 1-я Всесоюз. конф. «Современные подходы к разработке эффективных перевязочных средств и шовных материалов»: Тез. докл. — М.,1989. — С.38 — 39.

7. Стручков В.И. Толстых П.И. Стручков Ю.В. // Хирургия. — 1979. — № 3. — С. 20 — 24.