КАНДИДА И РАК! Интервью с доктором Туллио Симончини

Джузеппе Коско

Проблема рака и на сегодняшний день, есть и остается сложной. Некоторые исследователи, которые не согласны с толкованием и лечением традиционной медицины, много лет изучают данную проблему.

В Италии, среди других исследователей, римский врач, доктор Туллио Симончини, который имеет диплом врача и хирурга, и специализируется в области онкологии, диабетологии и нарушений обмена веществ, а также имеет диплом в области философии, разработал свою теорию о «болезни века». Симончини принимал участие в нескольких конференциях и дискуссиях и был, также, одним из докладчиков на конференции «Флоренция-Медицина 2000» (с 18 по 19 сентября 1999 г.) и на «Международном Конгрессе Онкологии» в Тревизо (15-16-17 октябрь 1999 года). В качестве приглашенного, на различных телевизионных передачах частных телеканалов, обсуждал проблематику официальной и альтернативной медицины и изложил свою теорию о раке. Он принимал участие в крупных конференциях и в той, что проходила 4 марта 2000 года в Перудже, на этой конференции также присутствовал в качестве докладчика профессора Луиджи Ди Белла. Симончини является председателем комитета состоявшего из 30 врачей, который внедряет и исследует альтернативные методы лечения.

Врач, который уже давно посвятил себя изучению и лечению рака, имеет очень интересную теорию об этиопатогенезе рака. Он утверждает, что рак не зависит от генетических причин, и т.д. как утверждает официальная медицина, а является результатом грибкового поражения << не рассмотренное и не изученное в своем соединительном размере>>. Согласно теории Туллио Симончини, именно Кандида вызывает рак.

ИНТЕРВЬЮ

КОСКО: Доктор Симончини сегодня онкология сделала большой прогресс, статистики…

СИМОНЧИНИ: Ничего кроме статистик, которые говорят о пониженной смертности, адекватных программ профилактики и точной диагностики! Когда человек заболевает истинной опухолью, а не любыми безобидными новообразованиями, которые только коррумпируют эпидемиологические данные, официальная медицина по-прежнему бессильна. На самом деле, коэффициент смертности всех более серьезных злокачественных новообразований, тех новообразований эволюцию которых нельзя изменить ошибками интерпретации, мистификации или не рассмотренных переменных ( то есть, когда идет речь об опухолях легких, мозга, желудка, поджелудочной железы, пищевода и т.д.), остался более или менее тем же в течение 50 лет. Важно отметить то, что данная проблема затрагивает не только область раковых заболеваний, но и все болезни, которые на данный момент лечатся безрезультатно и поверхностно, в результате чего страдают в течение многих десятилетий миллионы людей. Возьмем, к примеру, людей, страдающих заболеваниями сердца, сахарным диабетом, запором, депрессией, бессонницей, эпилептиков и т.д. они являются признаком неудачи! Все общество засасывает в одну спираль страха и смерти, планетарных размеров, несмотря на то, что вкладываются в это очень большие деньги. Все потому, что движущие идеи об исследовании имеют ошибочные корни, где форсировка механистического взгляда человека может принести пользу только в определенных областях и только случайно, несмотря на большое количество исследований, ученых и денежных средств, которые поступают каждый день в этой области во всем мире. Экспериментальный метод, говорит ясно: эксперименты и данные испытаний, зависят от главной гипотезы; если она ошибочна, то все ошибочно и непродуктивно.

КОСКО: Так, где же, по вашему мнению, кроется ошибка официальной медицины?

СИМОНЧИНИ: В основной идее, в той гипотезе, от которой зависят все исследования, а именно, что рак связан с генетической причиной. Это ложная гипотеза,  во-первых, потому что в течение пятидесяти лет принесла только вред и иллюзии, а во-вторых, потому что с точки зрения логики является нелепой, потому как очень спорная, и, следовательно, неприемлема. В порядке информации необходимо снять покровы, раз и навсегда, с картины предполагаемого генетического влияния на развитие раковых процессов, как их описывают молекулярные биологи (те ученые, которые занимаются исследованиями бесконечных жизненно важных клеточных механизмов, но которые, на самом деле, не видели никогда ни единого пациента), и на котором основываются все настоящие медицинские системы, и увы, все настоящие методы лечения. Гипотеза поддержки генетической этиологии опухолей сводится к тому, что структуры и механизмы, ответственные за нормальную клеточную репродуктивную активность, подразумевается повседневная, без установленных причин, в определенный момент, начинают везти себя независимо и свободно по отношению к глобальной тканевой экономике. Гены, которые обычно играют положительную роль в воспроизводстве клеток, называются протоонкогенами; те, которые ингибируют её, называются генами-супрессорами или рецессивными онкогенами. Например, ген, от которого зависит, как правило, гормон щитовидной железы, выделяется каждый день, в определенный момент, не известно почему (то есть, в этом и заключается тайна, которая держит все исследование) становится аномальным и влияет на циклы клеточного роста. Клеточные факторы как эндогенные (на самом деле никогда это не было доказано), так и экзогенные, то есть все канцерогенные элементы, как правило, являются ответственными за неопластическую дегенерацию тканей.

КОСКО: Согласно Вашим утверждениям, то есть то …

СИМОНЧИНИ: То есть то, что не известно предполагается, что может зависеть от элементов, которые считаются  канцерогенными, и которые определяют генетическое изменение. Согласно официальным доктринам, в общем, предполагается, что отклонения обусловлены действием токсических веществ (10000 и более), психо-нейро-эндокринных и иммунологические факторов, или атавистических эмбриональных процессов, которые пробуждают клеточный антагонизм. В  работе J. H. Stein (Милан, 1995), как и в любом другом тексте, сообщается: Митогенные сигналы, из микросреды или из более отдаленных зон влияния, передаются клеткам через многочисленные рецепторные структуры, связанные с плазматической мембраной. Среди этих структур, наиболее широко изученными являются рецепторы с внешним доменом для лиганда,  трансмембранным  и цитоплазматическим доменами, которые имеют тирозинкиназную активность. Кроме этого необходимо учесть то, что, по крайней мере семь различных классов молекул, участвуют в передаче мутагенного сигнала: рецепторы соединенные с G-белком. Ионные каналы. Рецепторы с активностью гуанилатциклазы. Рецепторы для многих лимфокинов, цитокинов и факторов роста (интерлейкин, эритропоэтин и т.д.). Рецептор для активности фосфотирозина фосфорилазы. Ядерные рецепторы, принадлежащие к супергенному семейству рецептора для стероидных гормонов, эстрогенов и гормонов щитовидной железы. Наконец, все больше доказательств, свидетельствует о том, что молекулы адгезии экспрессируемые на поверхности клеток, взаимодействуют с микросредой, таким образом, который имеет очень важные последствия для роста и дифференцировки клеток.

КОСКО: При поверхностном анализе предполагаемой онкогенной картины изложенной Вами, следует, что вся эта неукротимая генетическая гиперактивность, рождена от элементов, которые находятся на грани между неясностью, чудовищностью и неопределенностью?

СИМОНЧИНИ: Конечно. Все это предвещает какие-то абиссальные механизмы расшифровки с концептуальными механизмами одинаково абиссальными. Все это не может не выявить крайний идиотизм, который является основой аналогичного образа настройки вещей. Более серьезным фактом является то, что никто в настоящей медицинской панораме не ставит под сомнение такую глупость, но все специалисты только и делают, что повторяют устарелую литанию об аномальной клеточной репродуктивности на генетической основе. Разве можно, согласится с тем, что исследователи, на которых  возлагают надежду миллионы людей, основывают собственную работу на неутонченные причинные факторы? Это точка: на практике она за пределы безнадежных эвфемизмов, гены отклоняются не известно почему. Все потом должны согласится с не на чем не основанными директивами и протоколами. Это же психическая дегенерация. В этом порядке вещей, необходимо отказаться от всех авторитетных глупостей и искать новые горизонты, новые концептуальные инструменты, способные выявить реальную и единую этиологию опухоли. После стольких лет неудач и страданий,  пришло время,  обновить умы и идиотов (в этимологическом смысле), новой и продуктивной лимфой: таинственные и сложные генетические факторы, чудовищная репродуктивная способность патологических образовании разрушать любую ткань, неясная устаревшая тенденция человеческого организма к саморазрушению, или другие подобные аргументы, приправленные к тому же определенным количеством «если»  и «может быть» экспоненциального значения, которые больше похожи на бред чем на здоровую научную информацию. Поэтому сбросив полностью концептуальную основу современной онкологии, со всеми возможными интерпретациями генетического, иммунологического или токсикологического порядка, остается единственное логическое направление инфекционных заболеваний, которое необходимо пересмотреть другим взглядом. В пользу данного вывода выступают два соображения, одно историческое и второе эпидемиологическое: первое вытекает из того, что в терапевтическом подходе к пациенту скачок качества, то есть конкретного лечения, был обусловлен почти исключительно за счет развития микробиологии; а второе следует из анализа средней продолжительности жизни, которая наблюдается за последние десятилетия и которую, будучи связанной с неизбежными изменениями и реакционными способностями отдельных лиц,  можно предположить в качестве определенного фактора развития атипических инфекционных патологий.

КОСКО: Что  Вас привело к Кандиде, какие факторы и причинны рака?

КОСКО: Какие – самые очевидные?

СИМОНЧИНИ: Убиквитарное распространение, практически ни один орган или ткань не щадится. Постоянное отсутствие гиперпирексии. Спорадическое и косвенное участие дифференцированных тканей.  Почти исключительно фокальная инвазия. Прогрессивное ослабление. Сопротивляемость  по отношению к любому лечению. Распространение вследствие множества различных причин. Базовая симптомологическая конфигурация со структурой, которая имеет тенденцию перехода в хроническую форму. А также: скорость роста опухолевых масс одинакова со скоростью грибковой инфекции. Грибковый клеточный метаболизм (анаэробный гликолиз) равен опухолевому образованию.

КОСКО: Существует научное доказательство о связи между Кандидой  и раком?

СИМОНЧИНИ: Да. Неразрывная связь между Кандидой и раком,  при более близком рассмотрении, существует и хорошо документирована во многих исследовательских работах по всему миру, вот только её не правильно понимают, потому что рассматривает дисторсию генетической интерпретации, которая, по моему мнению, является самым большим препятствием на пути к раскрытию рака. Для более подробной сравнительной интерпретации проанализируем общие, но спорные, точки в двух онкологических матрицах, генетической и инфекционной, которые демонстрируют, как на самом деле грибок кандида является раком. Определение Кандиды: «Это окказиональный гриб сапрофит, оппортунист». Эта официальная успокаивающая этикетка, на самом деле ничего не говорит и не объясняет, напротив, скрывает всю опасность. Прилагательные окказиональный и оппортунист в действительности вводят в заблуждение научное сознание индивида, обманутого снотворным тоном фразы и естественной склонности принимать то,  о чем все говорят и всегда разделяют. В этом и заключается ошибка, во-первых, потому что очень много раз было продемонстрировано то, что не всегда самые старые и самые общие идеи являются также и лучшими, в таком случае никогда не было бы научного прогресса;  а во-вторых, потому, что термин оппортунист не такой уж безобидный термин, а, напротив, обладает значительным зарядом опасности,  потому как выделяет адаптивность и полиморфизм высокой степени, как это часто цитировалось, например, Wickes B. L. (Curr Top Med Mycol 1996 Dec;7(1):71-86), (J Gen Microbiol 1989 Feb;135 ( Pt 2):425-34), Lott T. J. (Curr Genet 1993 May-Jun; 23(5-6):463-7). Из исследовательской работы F. C. Odds кроме того, очевидно, что аналогичные или идентичные штаммы могут образовывать бесконечное разнообразие Кандиды  также в зависимости от различных географических зон, демонстрируя как они могут адаптироваться к любому типу перемен, не только биологическим. Достаточно поразмыслить над тем, что так называемый оппортунизм Кандиды, на самом деле скрывает такую агрессию, которая способна атаковать и колонизировать даже синтетические материалы, используемые в протезах для замены внутренних органов, как докладывает Ell S.R.(J Laryngol Otol 1996 Mar;110(3):240-2).

КОСКО: Если я хорошо понял, вы утверждаете что: «Кандида является грибком-оппортунистом»  что означает, что он способен переходить метаболически и структурно из безобидного состояния в патогенное, и который может сделать еще один шаг, при определенных условиях и причинах, с патогенного в инвазивное состояния, то есть опухолевое, через последовательные состояния дифференцированного оппортунизма?