Арахноидит, энцефалит

Мозговые воспалительные процессы снимаются очень трудно, врачи это знают. А иногда и вовсе не в силах помочь, как в случае, о котором собираюсь рассказать.

Одна молодая женщина, перенесшая на ногах печально – грозный гонконгский грипп 1977 года, получила осложнение на голову. Кстати, за несколько лет до этого она перенесла арахноидит – воспаление паутинистой оболочки мозга. Теперь диагноз оказался более суровым: постгриппозный инфекционно аллергический энцефалит. Опытные профессора в отчаянии опустили руки: "Мы бы поставили вас на ноги, если б вам шли антибиотики…" А ее организм уже не воспринимал даже такие вспомогательные средства, как инъекции препаратов алоэ, витаминов. Шло бурное отторжение любых лекарств. Состояние чем дальше, тем больше ухудшалось. Больная изнемогала от сильнейших приступов головной боли, теряла зрение, подвижность – самостоятельно не могла сделать и двух шагов. Дали инвалидность, но ведь это милосердие, к сожалению, не лечит.

У меня, как на грех, выбор трав оказался не очень богатым. Можно было бы приготовить препараты из мускатного ореха, подснежника Воронова, гармалы обыкновенной, но все эти растения южные, не всегда до них доберешься. Пришлось максимально использовать то, что имелось.

Начали с валерианы. Не с аптечной, а водных настоев корня дикорастущего растения. (Валериана. выращиваемая на промышленных плантациях, значительно слабее). В медицинской литературе не рекомендуют принимать валериану более двух месяцев подряд, иначе могут появиться головные боли, беспокойство, нарушение деятельности желудочно кишечного тракта. Но тут уж было, как говорится, не до жиру, быть бы живу. Напротив, именно валерианой удавалось в какой то степени приглушить головные боли, обостренное чувство страха, светобоязнь, отвращение к еде.

Мозг оказался пораженным в области темени, туда и было направлено наружное применение концентрированной настойки корня кровохлебки. Измельченные, они заливаются разбавленным спиртом или водкой ровно настолько, чтобы дать им разбухнуть и находиться в состоянии жидкой кашицы. После процеживания из полулитра спирта, взятого для настойки, выходило лишь около ста граммов темно вишневого лекарства.

Настойка втиралась в кожу головы 2 – 3 раза в день, иногда и чаще. Применение тоже длительное. Это очень сильное противовоспалительное средство при арахноидитах, энцефалитах, менингитах.

На протяжении двух лет валериану я чередовал со спиртовой настойкой марьиного корня – пиона уклоняющегося. Столовую ложку растертого корня заливал 100 г водки на 9 дней. Давал пить в течение месяца по 40 – 50 капель 3 раза в день. После двухнедельного перерыва курс повторяли.

Это и были три кита, на которых держалось лечение. В качестве вспомогательных средств давал настой сухой травы зимолюбки зонтичной – чайная ложка на полстакана кипятка, настоять в тепле 2 часа, пить по глотку 3 – 4 раза в день. Весной давал по столовой ложке до еды сок, выжатый из свежесорванных Одуванчиков. Противоаллергическим средством служила Череда.

От сильнейшей гипотонии пробовал применять настойки золотого корня, Элеутерококк а, левзеи, заманихи, однако они переносились плохо, и тогда на выручку пришла спиртовая настойка Мордовника. 5 граммов очищенных семянок на 100 граммов водки. После трех недель настаивания назначалось от 10 до 15 капель 2 – 3 раза в день. Это не только помогло сдвинуть с критической точки и поднять до необходимого уровня давление, но и уменьшило головные боли, положительно повлияло на миопатию – мышечную слабость, улучшило работу сердца. Мордовник изучен мало, упоминается редко и еще реже находит практическое применение. Но здесь я имел полную возможность убедиться в том, как он благотворно действует при поражениях центральной и периферической нервной системы.

Особенно тяжелым был первый год. Порою казалось, что все усилия напрасны, что никогда не прекратятся жестокие диэнцефальные кризы. У больной не слушались ноги. Приходилось ей преодолевать себя, учиться ходить по два три шага, держась за стол. Борьба за жизнь длилась почти два года, а все это время шло лечение травами – под вынужденным пассивным наблюдением врачей. Они лишь время от времени снимали кардиограммы, энцефалограммы, выписывали рецепты на димедрол и некоторые виды транквилизаторов, которые организм со временем начал воспринимать.

Постгриппозный энцефалит страшен тем, что после него больные практически не выздоравливают, оставшиеся в живых слепнут, глохнут, теряют подвижность. Мою больную вскоре после лечения сняли с инвалидности, она вернулась на работу и трудится по сей день.