Про шарлатанство, питьевую соду и доказательную медицину

Началось все с того, что недавно мы получили от читательницы письмо, посвященное статье, опубликованной в ноябре прошлого года «Никто не знает, сколько реально пострадавших от прививок» .

Письмо читательницы

Это сокращенный перевод статьи американского врача Джозефа Мерколы, выполненный мной, поэтому я с особым вниманием отнеслась к комментарию. Уважаемая читательница сравнивает доктора Мерколу с Геннадием Малаховым и обвиняет его в шарлатанстве. Такое сравнение меня несколько удивило. Я регулярно читаю статьи этого автора, но никогда не сталкивалась с тем, чтобы его рекомендации были основаны на знахарских рецептах или на фазах Луны. Напротив, Джозеф Меркола почти в каждой статье ссылается на научные медицинские работы. Вот и переведенная мною статья — не что иное, как анализ исследования, проведенного Американским институтом медицины — весьма авторитетной, в том числе и для правительства США, организацией. Никак не могу согласиться с уважаемой читательницей и в том, что автор призывает отказаться от прививок. Доктор Меркола, конечно, очень страстно критикует современную американскую практику вакцинации как небезопасную и призывает всех родителей не следовать слепо календарю прививок, а тщательно взвешивать баланс пользы и риска осложнений для каждой из них. Однако на этой позиции стоит не только он, но и огромное количество здравомыслящих врачей, которые практикуют в рамках официальной медицины. Единственная вакцина, от которой он призывает отказаться наотрез — это вакцина от папилломавируса. Но и тут он не одинок. Эта прививка вызвала бурный протест не только у медицинских активистов, но и у врачей, занимающих достаточно высокое положение в официальном медицинском мире в Европе (подробно об этом — в статье http://www.miloserdie.ru ). Трудно не согласиться с Джозефом Мерколой и в его критике фармацевтических компаний, учитывая, что каждая из них имеет свой список проигранных судебных исков по обвинению в незаконном маркетинге, а также в причинении инвалидности или даже смерти пациентам, принимавшим их препараты. Нелишним будет заметить, что в своих критических статьях по поводу фирм-производителей и их препаратов Меркола строго придерживается фактов, опубликованных во многих американских и британских изданиях.

Но одна из претензий читательницы, признаться, поставила меня в тупик. Доктора Мерколу обвиняли в поддержке «еще одного шарлатана», некоего Тулио Симончини, выдвинувшего гипотезу, что рак — это грибковое заболевание. Доктор Симончини отказался от химиотерапии и начал лечить злокачественные опухоли обычной питьевой содой, имеющей, как известно, притивогрибковый эффект, за что и был лишен лицензии у себя на родине, в Италии.

Я никогда не слыхала про Доктора Симончини, и решила, что со временем необходимо заполнить этот пробел. В список актуальных тем я добавила очередной пункт: «Доктор Симончини. Лечение рака бикарбонатом натрия». Список у меня длинный и прошел бы месяц-другой, прежде чем дошла бы очередь до «еще одного шарлатана», если бы совершенно случайно на одном из интернет-ресурсов, не имеющих непосредственного отношения к медицине, я не увидела ссылку вот на эту статью Grant to Fuel Baking Soda Cancer Therapy Research. что буквально означает следующее: «Грант для поддержки исследования в области применения питьевой соды в качестве терапии против рака». «Ничего себе шарлатанство! — ахнула я, — университет Аризоны получает 2 миллиона долларов от Национального института здоровья США на исследование!» — и питьевая сода вместе с Доктором Симончини перекочевала из конца моего списка в шорт-лист.

Исследование университета Аризоны

Начнем с него. Вот выдержки из той самой статьи с официального сайта университета:

«Существуют доказательства того, что питьевая сода сокращает или полностью останавливает распространение рака молочной железы в легкие, мозг и костную ткань пациента, но избыток ее может повредить здоровым органам. Двухмиллионный грант Национального института медицины позволит университету Аризоны усовершенствовать методы измерения эффективности орального приема питьевой соды в борьбе с раком груди».

Вот, что говорит руководитель проекта Марк Пейгель, сотрудник отделения биомедицинской инженерии университета: «…злокачественные опухоли в период своего роста производят молочную кислоту, которая разрушает прилежащие ткани, прокладывая опухоли дорогу в соседние области, таким образом, метастазы проникают в другие органы. Кислота к тому же повышает сопротивляемость рака химиотерапии».

Вот мнение профессора Дженнифер Бартон, главы отделения биомедицинской инженерии: «…некоторые лекарства от рака эффективны лишь при определенном значении кислотно-щелочного баланса в организме пациента. Скорректировать свой кислотно-щелочной баланс и, таким образом, сделать препараты эффективными пациенты могут очень легко, просто принимая раствор питьевой соды, но обязательно под наблюдением врача».

В медицинских базах данных я нашла несколько ссылок на более ранние исследования ученых университета Аризоны об использовании питьевой соды для лечения злокачественных опухолей, а также очень интересную работу китайских ученых x, наблюдавших улучшение состояние 88% больных раком печени при артериальном введении раствора бикарбоната натрия.

Поразительно, не правда ли? Что может быть страшнее злокачественной опухоли, как спрут пускающей свои щупальца в органы и ткани живого человеческого организма? Что может быть проще питьевой соды, которая есть в любом, даже самом скромном и дешевом кухонном шкафу? Идея побороть монстра щепоткой грошового белого порошка на первый взгляд, действительно, кажется шапкозакидательской, но представить себе, что и Аризонский университет, и Национальный институт здоровья США захвачены шарлатанами, можно лишь в кошмарном сне.

А как же грибок?

В интернете множество материалов и на русском, и на английском языке, посвященных разоблачению метода Тулио Симончини. Некоторые из его критиков пишут, что итальянский врач считает раковую опухоль грибковой колонией, другие — что он называет грибок причиной этого страшного заболевания. Гипотезы весьма существенно отличаются друг от друга, но обе характеризуются разоблачителями как бред, не подтверждаемый современными представлениями о происхождении онкологических болезней.

Чтобы узнать, в чем именно состоит теория Симончини, дадим слово самому обвиняемому.

«…ответ на вопрос, что же вызывает дегенеративное заболевание, можно найти в дисциплине, которая придала блеск медицине, превратила ее из простой практики в науку, а именно — в микробиологию», — пишет Симончини на своем сайте. «Совершенно ясно, что за исключением такого раздела, как бактериология, наши знания в микробиологии все еще очень ограничены, особенно в части вирусов, суб-вирусов и грибков, чей патогенетический потенциал, к сожалению, пока что очень слабо изучен. Я уверен, что, сосредоточившись лишь на одной из теневых зон, а именно на микологии, изучающей грибковые инфекции, мы сможем получить ответы на многие вопросы, связанные с проблемой опухолей». И далее: «Есть элементы знания, поддерживающие точку зрения, что все типы рака — как это происходит в растительном мире — происходят от грибковых инфекций». (Выделено автором).

Утверждение о том, что от грибковых инфекций происходят все типы рака, звучит натянуто, в остальном же логика Симончини показалось мне вполне здравой. Раковые клетки представляют собой мутировавшие здоровые клетки организма, а вот факторы, провоцирующие такие мутации, т.е. обладающие канцерогенностью, многочисленны: это радиация, различные химические агенты, и даже вирусы, так почему гипотеза канцерогенного потенциала грибка кажется критикам Симончини шарлатанской? Так рассуждала я, вводя в медицинские базы данных варианты словосочетаний, связывающих грибковую инфекцию и рак. И здесь меня ждало очередное открытие.

Доказательная медицина

Только в электронной базе исследований, опубликованных в авторитетных научных журналах. SpringerLink при самом поверхностном поиске обнаружились 664 ссылки на исследования, подтверждающие канцерогенные свойства микотоксинов. Достаточно много их и в другой надежной медицинской базе — на PubMed. Самое раннее из обнаруженных мною исследований — это работа японских ученых сорокалетней давности «Канцерогены, производимые грибками» (Annu Rev Microbiol. 1972;26:279-312. Carcinogens produced by fungi. Enomoto M, Saito M. ) Вот работа 1985 года «Микотоксины как канцерогены» (Mycotoxins as carcinogens. Hussain AM. )

Микотоксины — это яды, выделяемые микроскопическими плесневыми грибами, паразитирующими на злаковых, бобовых, семенах подсолнечника, а также на овощах и фруктах. Они могут образовываться при хранении во многих пищевых продуктах и попадать в пищу животным и людям. Существует достаточно экспериментов с животными, подтверждающих канцерогенность микотоксинов для них, а в исследовании китайских ученых 1995 года обнаружена корреляция между раком эзофагита у жителей округа Ци Ксиан и высоким содержанием микотоксинов в пшенице в этой местности. Это не тот тип грибка, который имеет в виду Симончини, однако сам факт канцерогенности грибкового токсина для человека говорит о том, что идея связи грибковой инфекции с раком не является в строгом смысле антинаучной.

Симончини на своем сайте ссылается на современные исследования, свидетельствующие о том, что для раковых больных в качестве сопутствующего заболевания характерен кандидоз (поражение организма штаммами грибка Candida). Действительно, в сентябре 2000 года на Межотраслевой Конференции по антимикробным агентам и химиотерапии в Торонто был представлен доклад международной группы исследователей «Факторы риска и прогностические факторы для раковых пациентов с резистентным кандидозом». в котором отмечается, что риск летального исхода существенно повышается у пациентов, страдающих от резистентных (не поддающихся лечению) форм кандидоза по сравнению с пациентами, чей кандидоз удалось вылечить.

Подобные данные можно найти в свежих публикациях работ греческих и французских ученых. Во французском исследовании отмечается, что до 70% пациентов с видами рака, локализованными в области головы и шеи, во время и после прохождения курса радио-терапии страдали от кандидоза. В греческом речь идет о повышенном риске летального исхода для пациентов с инвазивными формами грибковых инфекций.

Симончини спорит с общепринятой точкой зрения на кандидоз как на следствие ослабления организма в результате рака и под воздействием противораковых терапий. Сам он считает кандиду причиной, а не следствием злокачественной опухоли. Но причиной или следствием является кандидоз, вылечивая его, мы повышаем шансы больного на выживание, — так говорит доказательная медицина и на этом же основывает свою терапию итальянский врач, называемый на огромном количестве интернет-ресурсов шарлатаном.

Помимо расхождения в оценке причинно-следственных отношений рака и кандидоза, у теории Симончини есть еще одно важное отличие от точки зрения доказательной медицины. Он принципиально считает, что введение бикарбоната натрия имеет своей целью лишь избавление от грибка, в то время как ученые из Аризоны видят его важную функцию в регуляции кислотно-щелочного баланса организма. Можно ли сказать на основании этих расхождений, что Тулио Симончини — шарлатан? Если при вполне конкретном диагнозе врач применяет ту же самую терапию, которая через некоторое время после его первого опыта признается очень перспективной, на мой скромный взгляд, шарлатанством это назвать нельзя. Другой вопрос, каковы личные качества Тулио Симончини? Ведь врач даже высокой квалификации может оказаться бездушным врачом-рвачом, для которого его больные — лишь источник обогащения.

Кто вы, доктор Симончини?

Увы, к определенному выводу я не пришла. В интернете множество блогов и сайтов, критикующего не только метод Симончини, но и его самого. На его совести, судя вот по этой статье. смерть нескольких пациентов, на болезни которых он, тем не менее, успел нажиться. Думается, что данная статья в какой-то степени тенденциозна, хотя бы потому, что авторы пишут, что теория и метод Симончини находятся целиком и полностью за рамками современной доказательной медицины, не удосужившись проверить, так ли это на самом деле. Может быть, и сведения об обманутых пациентах и загубленных жизнях авторами статьи не проверены и представляют собой досужие слухи? Возможно также, что перечисленные больные действительно умерли, но врач не виноват, просто рак — такая болезнь, которая, к сожалению, очень для многих заканчивается наихудшим образом. Скорее всего, можно доверять информации о судебном сроке, полученным и отбытым Симончини за смерть пациента в 2003 г. тем более, что эта информация сопровождается ссылкой на итальянскую газету. Смертельно больной пациент умер от перфорации кишечника во время введения в него раствора бикарбоната натрия. Неясно, связана ли смертельная ошибка с явной небрежностью врача или является результатом трагической случайности, но даже в ситуации, когда пациент смертельно болен, такая ошибка карается по закону. А вот статья о смерти еще одного из пациентов Симончини, из которой явствует, что семья ушедшего не в претензии к врачу, ибо шансы их отца и мужа на выживание были чрезвычайно низки. Безумно жалко девушку, умершую в возрасте 25 лет от рака матки. которую, если верить записи в блоге, Симончини обманул, заявив, что она полностью излечилась. А ведь при раке матки, от которого страдала молодая женщина, шансы на выживание при своевременном оперативном вмешательстве очень высоки. Но было ли все именно так, как рассказали нам в блоге?

Пишут также о том, что итальянский врач любит роскошь и, наоборот, очень не любит платить налоги со своего далеко не скромного, по меньшей мере, дохода…

Разумеется, на сайте Тулио Симончини и на других ресурсах в интернете есть свидетельства пациентов, вылеченных им, но опять неясно, можно ли им доверять. Наверное, мы могли бы лучше оценить его как практикующего врача, имея перед глазами его персональную (достоверную!) статистику и официальную статистику соотношения случаев выздоровления и летальных исходов для раковых пациентов.

Попробую дать портрет Тулио Симончини, каким он видится мне после того, как я ознакомилась со всеми доступными материалами об этом явно незаурядном человеке. Я не претендую на объективность, ибо, как я уже заметила выше, ряд фактов остается под вопросом. Итак: талантливый врач, нестандартно мыслящий, увлекающийся, дерзкий, разрывающий шаблоны, любящий деньги и роскошь, склонный к аферизму, принимающий скоропалительные решения и действующий без промедления, спасающий жизни и совершающий трагические и непростительные ошибки. Но как бы ни обстояло дело лично с Симончини, метод лечения раковых заболеваний с помощью питьевой соды — это не бред и не шарлатанство, это терапия, которая дает надежду на то, что исходом рака все чаще будет не смерть, а жизнь. Осуществится ли эта надежда? Это, как всегда в медицине, вопрос, но научные исследования дают повод к оптимизму.

В заключении хочу сказать спасибо дорогой читательнице за то, что она вдохновила меня на поиски, плодом которых и стала данная статья.

Марина СОЛОДОВНИКОВА

Дата публикации: 29.05.2012