Глава 9. Боли в пояснице. Психологические причины болей в спине

"Симптомы болезни — это язык нашего тела. А значит, если научишься понимать этот язык, то научишься выздоравливать" - А.Ф.Радченко

Острые боли в пояснице в половине случаев вызываются чисто физическими причинами. Они нередко возникают после неудачного движения, подъема тяжести, работы в неудобном положении, удара, падения, резкого выпрямления с одновременным поворотом в сторону, ношения тяжелых сумок. Иногда боли в пояснице провоцируются сквозняком или длительным переохлаждением. Любой из указанных выше моментов может привести к спазму и воспалению глубоких мышц спины.

Поскольку спазм поясничных мышц чаще всего оказывается несимметричным, и мышцы зажимаются с одной стороны спины сильнее, чем с другой, то у половины пострадавших происходит «перекос» позвоночника вправо или влево. «Перекос» позвоночника, в свою очередь, приводит к смещению межпозвонковых суставов, сдавливанию спинномозговых нервов и возникновению сильнейшей боли в пояснице или ноге.

В самых тяжелых случаях спазмированные воспаленные мышцы сдавливают межпозвонковые диски поясничного отдела позвоночника и провоцируют их надрыв или разрыв. В результате образуется грыжа межпозвонкового диска или его протрузия.

Предложенный здесь механизм развития поясничных заболеваний давно известен врачам, он описан в специальной медицинской литературе и в моей книге «Боль в спине. Пособие для больных». Однако мало кто из врачей рассказывает своим пациентам о том, что поясница — это одна из самых «психосоматических» частей тела. И она очень остро реагирует на сильные волнения.

В первой главе этой книги упоминалось, что острые вспышки таких эмоций, как гнев, злость, раздражение или сильный страх могут приводить к выбросу в кровь больших доз адреналина. Адреналин, как вы помните, начинает готовить организм к «боевым действиям». В частности, он повышает тонус скелетных мышц и мышц спины. Если вслед за этим не происходит никакой адекватной разрядки, то (от сильных негативных эмоций) находящиеся в повышенном тонусе мышцы поясницы «зажимаются». Происходит их спазм, и могут начаться точно такие же неприятности с поясницей, как, например, после неудачного движения, подъема тяжести, падения, сквозняка.

Может возникнуть «перекос» позвоночника, смещение межпозвонковых суставов, сдавливание спинномозговых нервов или дисков. Все это может привести к сильной боли в пояснице или корешковой боли в ноге .

«Вертеброгенные (то есть позвоночные) нарушения чаще наблюдаются у людей с неустойчивой психикой и нервно-вегетативной регуляцией. Ученые Reischauer, Šventa, Vitek придерживаются мнения, что психотерапия является одним из методов лечения таких больных. Ученые Kunc, Stary, Šetlik, исследуя группу пациентов после операции на позвоночнике, показали, что их самочувствие в послеоперационный период также в значительной мере зависит от их психического состояния». Справочник «Мануальная медицина», К. Левит, Й. Захсе, В. Янда

По моим наблюдениям, как минимум пятьдесят процентов пострадавших не могут припомнить какого-либо травмирующего физического воздействия, предшествующего поясничному «прострелу», зато хорошо помнят происходившие перед началом заболевания неприятные события, ссоры, эмоциональные потрясения и т. д.

История болезни из практики доктора Евдокименко. Елена, 30 лет, работает в торговой организации. Сильно поругалась с начальником, разозлившись на него за то, что тот отказывался дать ей отпуск в нужное время. В результате ссоры шефа удалось «уломать», но через день, уже в отпуске, Елена слегла с сильной поясничной болью.

Еще через три дня, как это часто бывает, боль из поясницы переместилась в ногу. Две недели своего с таким трудом «выбитого» отпуска Елена провела в «лежку», и лишь под самый его конец попала ко мне на прием. Нам удалось довольно быстро купировать боли и в ноге, и в пояснице. Но отпуск у девушки безнадежно пропал.

История болезни из практики доктора Евдокименко. На приеме Юрий, 42 года, успешный бизнесмен, директор строительной организации. В силу специфики своей работы вынужден регулярно ругаться с поставщиками стройматериалов и подрядчиками. Одно из таких эмоциональных выяснений отношений закончилось приступом люмбаго. Поясницу Юрия прострелило так, что он даже не мог нормально вздохнуть. Скрючившись в виде буквы «Z», Юрий с трудом доковылял до своей машины, но от боли не смог ее завести. Вызванный по мобильнику помощник Юрия с трудом смог уложить шефа на заднее сидение машины, а сам сел за руль и повез Юрия ко мне.

За неделю, с помощью мануальной терапии в сочетании с противовоспалительными уколами, нам удалось поставить Юрия на ноги. Но буквально через месяц, после очередной ругани с подрядчиком, Юрия скрутило снова. И опять нам удалось за неделю привести его в норму.

Однако, когда спустя две недели вся история повторилась еще раз, Юрий поехал на обследование, заподозрив какие-то серьезные изменения в позвоночнике. Мужчине сделали магнитно-резонансную томографию позвоночника, но не обнаружили на томограмме ничего, кроме небольшого выпячивания межпозвонкового диска (вызванного спазмом поясничных мышц).

При этом Юрию очень повезло, что выпячивание диска оказалось малюсеньким, размером всего 3 мм. Окажись оно побольше, проводившие томографию врачи свалили бы все неприятности на это самое выпячивание, обозвали бы выпячивание грыжей диска, и посоветовали бы «отрезать» эту грыжу у нейрохирургов.

Но поскольку трех миллиметров выпячивания для операции было явно маловато, врачи развели руками. И Юрий в третий раз поехал ко мне. Нам пришлось вновь проводить «вправление» его смещенных межпозвонковых суставов и устранять спазм поясничных мышц. А после процедуры мы сели побеседовать.

— Что ж такое происходит, доктор? Третий раз за три месяца спину скривило! Я, конечно, не против с вами пообщаться, Павел Валериевич, но не по такому же поводу! Чего дальше-то делать, чтобы больше приступы не повторялись?

— Да вы уже все знаете, Юрий. Я вам рассказывал. Постарайтесь поменьше психовать и перестаньте ругаться на работе, — убеждаю пациента.

— Ну не могу я не ругаться, доктор! Профессия у меня такая. Не наорешь на поставщиков лишний раз, с подрядчиками не поругаешься, вообще все графики работ посрывают.

— Тогда ждем четвертой встречи. Хотя, Юрий, у вас есть один спасительный вариант. Я, конечно, считаю, что в подавляющем большинстве случаев лучше добиваться своего без ругани. Но допускаю, что в силу специфики вашей деятельности ругаться вам необходимо. Пожалуйста, делайте это, но только не задействуйте свои эмоции. Можете изображать что хотите — ярость, злость, только сами не относитесь к этому серьезно. Проявите артистизм, но не включайтесь в ситуацию эмоционально.

— Знаете, доктор, а ведь это идея! Я, наверное, так смогу. Уж больно неохота снова попадать к вам в руки, — улыбается мужчина. — Попробую сделать, как вы говорите. Чего-чего, а артистизма мне не занимать. И, наверное, вы правы. Слишком уж я заигрался в большого начальника, стал много дергаться по поводу работы. Раньше-то я проще ко всему относился. Буду учиться этому заново.

Юрий сдержал свое обещание. Он смог перестроиться, и мы увиделись лишь спустя 3 года, и то только потому, что Юрию понадобилось привести ко мне на лечение свою маму.

Тет-а-тет мужчина рассказал мне, что научился обходиться практически без крика и теперь старается улаживать свои дела разными методами: где уговорами, где «кнутом», а где «пряником». И спина его с тех пор больше ни разу не беспокоила. За три года Юрию не пришлось выпить ни единой таблетки.

Хронические боли в пояснице нередко возникают по причине ежедневных физических перегрузок, из-за общего переутомления мышц или всего организма либо вследствие каждодневной работы в неудобном положении тела с нагрузкой на поясничный отдел позвоночника: согнувшись, развернувшись в полоборота и т. д.

Однако большая часть случаев хронической поясничной боли, вне всяких сомнений, обусловлена психологическими причинами. Практикующим врачам хорошо известно, что к постоянной ноющей боли в пояснице приводят длительная депрессия, хроническое раздражение на кого-то или на что-то, интимная фрустрация (сексуальная неудовлетворенность), постоянное беспокойство или страх за свое финансовое благополучие в сочетании с неумением расслабляться.

Вероятно, многие из вас могут быть удивлены тем фактором, что разные на первый взгляд эмоции приводят к одному и тому же синдрому — синдрому хронической поясничной боли. Однако для людей, хорошо знающих биомеханику позвоночника, в этом нет ничего неожиданного. Дело в том, что при кажущихся различиях любое из описанных выше состояний приводит к постоянному напряжению и хроническому спазму глубоких мышц спины и, в первую очередь, мышц поясницы. Спазмированные поясничные мышцы отзываются на постоянное напряжение ноющей болью или чувством ломоты в пояснице.

Иногда спазм поясничных мышц приводит к нарушению кровотока нижних конечностей. Тогда в ногах возникает ощущение онемения, чувство тяжести или распирания, либо ноги «крутит», особенно по ночам и при перемене погоды.

История болезни из практики доктора Евдокименко. Пациент Андрей, крепкий сорокадвухлетний мужчина, лечился у меня от хронической поясничной боли непривычно долгое время. Большинству моих пациентов, страдающих от боли в пояснице, двухнедельной терапии хватает в среднем на срок от года до 5—7 лет. Но Андрею лечение помогало максимум на 3 месяца, после чего боли в пояснице возобновлялись с прежней силой.

Наше ежеквартальное общение продолжалось в течение года. За это время мы успели провести Андрею по 2—3 курса мануальной терапии, постизометрической релаксации и массажа в сочетании с инъекционными препаратами для восстановления межпозвонковых дисков. Еще раньше, в поликлинике по месту жительства, Андрея безуспешно лечили физиотерапией, лечебной гимнастикой и противовоспалительными препаратами.

Во время наших частых встреч, естественно, я был вынужден задать мужчине вопрос о возможных психогенных причинах его заболевания. Ознакомившись с моими взглядами на поясничные заболевания, Андрей легко с ними согласился и рассказал, что он действительно находится в постоянном напряжении по поводу своей работы.

Андрей работал в то время риэлтером в одном из крупнейших столичных агентств недвижимости. Зарплата в агентстве начислялась только в виде комиссионных процентов. То есть один месяц, провернув несколько удачных сделок, Андрей мог «купаться в шампанском и есть икру ложками», зато в менее удачный месяц «можно было класть зубы на полку». Понятно, что подобное положение дел держало мужчину в постоянном напряжении: сорвется сделка или не сорвется, купит клиент квартиру или в последний момент передумает. И так ежедневно.

Кроме того, руководство агентства, где работал Андрей, придерживалось «соковыжимательных» принципов. Начальство считало необходимым держать работников в тонусе, постоянно давить на них и подгонять. Естественно, такой стиль руководства тоже не прибавлял сотрудникам фирмы спокойствия и здоровья. И хотя некоторые работающие в агентстве люди могли абстрагироваться от ситуации и относились к ней с полным «пофигизмом», Андрей в число этих счастливчиков не входил.

Будучи от природы гиперответственным человеком, Андрей мог беспокоиться даже без повода. А уж когда повод был (невыполненный план, мало проведенных за месяц сделок), Андрей впадал в крайнее волнение. В таких ситуациях он был абсолютно не способен успокоиться и расслабиться, думая о работе днем и ночью, лишая себя спокойного сна и отдыха. В результате непроходящее психологическое напряжение и беспокойство по поводу работы раз за разом выливалось в хроническое спазматическое сжатие поясничных мышц со всеми вытекающими последствиями.

Выяснив причину болезни пациента, мы вместе с ним принялись размышлять над тем, как изменить неблагоприятную ситуацию. В какой-то момент Андрей даже начал подумывать об уходе из риэлтерского бизнеса. Но, к счастью, как это часто бывает, все решилось гораздо проще. Один из знакомых Андрея по бизнесу, узнав о его планах, просто переманил его в свое агентство. Благо, там ценили опытных риэлтеров, а начальство придерживалось вполне демократического стиля руководства.

Вырвавшись из «соковыжималки», Андрей стал ощущать себя гораздо спокойнее и свободнее. Изменение душевного состояния довольно скоро сказалось и на его физическом самочувствии. По крайней мере, с тех пор наши встречи с Андреем стали более редкими, и теперь нам хватает буквально одного — двух сеансов, чтобы подправить ему спину, если она все-таки «напоминает» о себе.

История болезни из практики доктора Евдокименко. Вера, женщина 34-х лет, обратилась ко мне по поводу болей и скованности в пояснице, продолжающихся уже около двух лет. Во время осмотра женщины бросилось в глаза крайнее напряжение ее поясничных мышц. Мышцы поясницы были настолько зажаты, что создавалось впечатление, будто они окаменели. Но при этом, во время осмотра Веры, я не обнаружил никаких повреждений позвонков, никаких отклонений в состоянии ее межпозвонковых дисков и межпозвонковых суставов. Тем не менее, я все-таки направил женщину на магнитно-резонансную томографию позвоночника, чтобы исключить любую скрытую от моего взора серьезную патологию.

Однако томография не выявила изменений в состоянии позвоночника пациентки. Согласно приложенному к томографическим снимкам заключению, Вера была абсолютно здорова. И если судить по томограмме, реального повода для появления боли в пояснице у женщины будто бы не было.

— Странно, — удивилась Вера, когда мы вместе изучили выводы диагностов из отделения томографии. — Если позвоночник в порядке, что же тогда у меня болит?

— Знаете, Вера, патология мышц спины не выявляется методом томографии. Между тем, поясничные мышцы в определенных состояниях могут давать весьма интенсивную боль. А у вас они, надо заметить, находятся в немыслимом напряжении. Причем, как я понимаю, это продолжается уже достаточно долго. Нет ничего удивительного в том, что поясничные мышцы реагируют на постоянное перенапряжение довольно сильной ломящей болью и скованностью. Они заставляют вас предпринять какие-то действия для расслабления.

— И что же надо делать?

— Для начала нужно выяснить причину мышечного гипертонуса. По характеру напряжения поясничных мышц готов предположить, что вы постоянно находитесь либо в состоянии крайнего раздражения, либо в сильном беспокойстве, тревоге. Это так?

— Скорее в раздражении, доктор. — Вера на секунду задумалась. — Я никогда не связывала свое внутреннее состояние с поясничной болью, но сейчас анализирую и понимаю, что вы правы. Если я чувствую себя спокойно, расслаблено, поясница болит гораздо меньше. А когда злюсь и раздражаюсь, спину прихватывает посильнее.

— А из-за чего раздражаетесь? Есть конкретный повод?

— Да так, глупости, наверное. А, может, и не глупости, — Вера была явно смущена. — В постели с мужем у нас явные нелады. Он у меня такой «скорострельный» товарищ — ни ласк, ни прелюдий; быстро сделал свое дело, и все. Я даже ничего почувствовать не успеваю, так быстро все происходит. Потом остается лишь разочарование и раздражение. Хожу все время «недоудовлетворенной». Поэтому и злюсь на него, чего уж там скрывать.

— А направить мужа на нужные ласки не пробовали? Научить его, намекнуть, что и как нужно делать?

— Ой, нет, доктор, я не могу. Наверное, я сама виновата, но когда мы только познакомились, я мужу постоянно подыгрывала. Делала вид, что я очень страстная. Будто мне тоже надо, как и ему, все очень быстро и грубо. И до сих пор ему подыгрываю. Он и знать-то не знает, что мне нужно по-другому, что я чем-то недовольна. Но как я ему теперь могу сказать? Восемь лет все было вроде отлично, а теперь он меня не удовлетворяет? А муж мне скажет: «Что же получается, ты мне все эти годы врала?». В общем, никак я не могу теперь ему признаться.

— Ну, хорошо. Есть же, в конце концов, другие способы «разрядки». Самоудовлетворение, например.

— Что вы, доктор! Я взрослая замужняя женщина, и буду заниматься такими глупостями. Нет, это не для меня.

— Но раньше-то вы как-то выходили из ситуации? Раньше ведь вы почему-то не болели из-за своей неудовлетворенности?

— Честно сказать, — опять смутилась Вера, — раньше у меня был постоянный любовник. Он совсем не такой в постели, как мой муж. Нежный, ласковый. Делал все не спеша, умело. С ним я «пар» и выпускала, раз-другой в неделю. Но кроме постели у нас ничего общего не было. По-человечески он мне был не интересен. Да и мужа своего я все-таки люблю. И как-то мне перед ним совестно стало. Поэтому аккурат два с половиной года назад с любовником я рассталась. А примерно через полгода у меня стала болеть поясница. Но я до сегодняшней беседы эти события никак не связывала, — Вера задумалась. — И какой выход? Что ж мне теперь, опять любовнику звонить?

— Думаю, без этого вполне можно обойтись. Постараемся выйти из ситуации с умом и аккуратно направить в нужное русло поведение мужа. Как думаете, он вас любит?

— Да, конечно! Никаких сомнений. И любит, и балует.

— Вот и отлично. Попробуем воспользоваться вашей с ним любовью к обоюдной выгоде. Скажите мужу, что по состоянию здоровья вам пару-тройку недель противопоказаны обычные сексуальные контакты. Но при этом не возбраняются взаимные ласки, даже очень интимные. Пусть научится ласкать вас, а вы — его. И посмотрим, что из этого выйдет. Может, за две-три недели ему самому понравится вас ласкать, и он полюбит делать все это не спеша.

— Это идея! Спасибо, доктор! Я попробую, — Вера явно повеселела.

Придя ко мне через месяц, она рассказала, что все получилось просто замечательно. Муж с радостью принял новые правила интимной игры и, как выяснилось, сам стал получать от нее большое удовольствие. Чуть позже он признался Вере: раньше ему просто не приходила в голову мысль, что Вере могут нравиться всякие нежности — ведь Вера с самого начала поддерживала весьма агрессивный, мужской стиль сексуального поведения. На это Вера грамотно ответила, что прежний стиль как-то поднадоел, и ей захотелось большей близости и нежности с ним, своим любимым мужчиной.

С тех пор, по словам Веры, у них с мужем начался «новый медовый месяц». А поясница. О пояснице Вера практически забыла. И хотя для проформы я все-таки еще раз осмотрел позвоночник пациентки, я убедился, что от прежней «окаменелости» ее поясничных мышц не осталось и следа. Дальнейшей терапии не потребовалось.

История болезни из практики доктора Евдокименко. Антонина, 37 лет, на протяжении пяти лет лечилась у разных врачей от хронических поясничных болей. Ни один из многочисленных методов лечения не принес хоть какого-то облегчения. Во время консультации я обратил внимание на тот факт, что женщине, с ее слов, не помогали даже сильные противовоспалительные препараты. При позвоночной патологии они должны были хоть ненадолго, но уменьшать болевые ощущения. Тем не менее, в данном случае эффект от их приема был нулевым.

По своему опыту я знал, что многолетние поясничные боли, абсолютно резистентные к любой терапии (т. е. неподдающиеся лечению), чаще всего бывают следствием затяжной депрессии. Из дальнейшей беседы с Антониной выяснилось, что она действительно пребывает в многолетней грусти и печали после развода с мужем, случившегося пять лет назад. Причем из этого состояния женщину не смогли вывести даже профессиональные психологи, к которым она обращалась несколько раз.

Обычно человек приходит в себя после тяжелых ударов судьбы (потери близких, разводов и т. д.) за один — два года. Но у Антонины послестрессовый период слишком затянулся. Следовательно, рассуждал я, ее депрессия носит уже не столько психологический, сколько биохимический характер.

То есть в организме женщины произошли определенные изменения на биохимическом уровне, повлекшие за собой снижение выработки некоторых веществ, в том числе «гормонов радости» — эндорфинов, энкефалинов и др. Значит, продолжил я ход мысли, начинать лечение Антонины нужно с химического воздействия на ее эмоциональное состояние, а не с психотерапевтических мероприятий. То есть сначала надо хотя бы частично запустить биохимические процессы, отвечающие за улучшение настроения, и лишь потом заниматься «разговорами по душам».

Для решения вышеозначенной задачи я решил использовать старый проверенный препарат из группы антидепрессантов — амитриптиллин.

Порекомендовав Антонине принимать амитриптиллин в минимальной дозе, параллельно я провел женщине ряд манипуляций на шейном и поясничном отделах позвоночника. Мне удалось манипуляциями разблокировать позвоночник, частично восстановить кровообращение головного мозга пациентки и улучшить кровоснабжение поясничных мышц. Однако я помнил, что раньше похожие мероприятия с Антониной уже проводили другие врачи, и эффект от них был минимальным. Поэтому большую часть надежд я возлагал все же именно на амитриптиллин. И препарат их оправдал!

В течение 3х недель (от начала приема амитриптиллина в минимальной дозе) улучшилось сначала настроение пациентки, а потом и ее физическое состояние. Поясничные боли, не проходившие в течение пяти лет, вдруг исчезли без следа!

Избавив Антонину от мучавших ее поясничных болей и повысив эмоциональный тонус пациентки, мы смогли, наконец, заняться и ее душевным состоянием. Не отменяя амитриптиллина, мы привлекли к работе с женщиной профессионального психолога. Ему удалось, в свою очередь, вернуть Антонине вкус к жизни и восстановить пошатнувшуюся разводом веру женщины в себя и в свою женскую привлекательность.

В конечном итоге Антонина избавилась от депрессии, а вместе с депрессией женщину окончательно (надеюсь) покинули поясничные боли.