Ожоги лица, шеи, волосистой части головы

Основной особенностью ожогов данной локализации является частое сочетанное поражение кожи, дыхательных путей, глазного яблока, что приводит к развитию ожогового шока, утяжеляет состояние.

При поражении глаз только срочная квалифицированная консультация офтальмолога может дать необходимые сведения для уточнения степени поражения глазного яблока и корректировки местного лечения. Трудность обследования усугубляется тем, что ожоги лица, в особенности век, уже в первые часы после травмы могут сопровождаться отеком окружающих глаз тканей.

Веки, как правило, меньше страдают при ожоге лица по сравнению с окружающими их кожными покровами. Из-за спазма орбитальной мышцы во время травмы площадь век, подвергшаяся действию термического агента, значительно сокращается, чем и объясняется меньшая частота поражения. С другой стороны, сокращение век при действии сильного термоагента может способствовать тотальному поражению век, полному обнажению склеры и роговицы, некрозу их, что, правда, иногда в исключительно редких случаях вынуждает производить энуклеацию.

При слезотечении, отеках век рекомендуется протирание их влажным тампоном, закапыванием в глазные щели различных увлажняющих, противовоспалительных растворов. При ожогах роговицы целесообразно, помимо выше перечисленного, закладывать в конъюнктивальные мешки антибактериальные мази, накладывать на роговицы специальные глазные пленки, содержащие обезболивающие и антибактериальные препараты. При ожогах век и роговицы I—II степени бывает достаточно после промывания пораженных участков 1% раствором новокаина закапывать в конъюнктивальные мешки каждые 3—4 ч по 2 капли 30% раствора альбуцида, раствора гидрокортизона, а также 2 раза в сутки применять гидрокортизоновую, тетрациклиновую глазные мази.

Ожоги дыхательных путей проявляются в первые часы затрудненным дыханием, наличием опаленных волос в носовых ходах, гиперемией слизистой рта и носоглотки, осиплостью голоса и некоторыми другими признаками. Они требуют индивидуализации местного и инфузионного лечения, описание которого дано ниже.

Необходимо постоянно помнить, что даже поверхностные ожоги лица и шеи могут приводить к развитию шокового состояния.

Лечение ожогов лица, шеи, волосистой части головы может проводиться как открытым, так и закрытым способом. При этом на лице практически всегда применяется открытый способ местного лечения. Ожоги волосистой части головы и шеи целесообразней лечить закрытым способом с наложением повязок, что определяется особенностями локализации: наложенные повязки способствуют защите обожженной поверхности от дополнительной травматизации постельным бельем и одеждой, облегчают уход за больными.

Характерным для поверхностных ожогов лица является выраженный отек. Который, значительно уменьшается или ликвидируется после проведения 1—3 сеансов рентгенотерапии с использованием крайне малой дозы облучения. Использование рентгенотерапии уменьшает не только отек, но и величину плазмопотери, снижает или ликвидирует болезненность.

Дальнейшее местное лечение поверхностных ожогов лица направлено на постепенное удаление слущивающихся поверхностных слоев кожи, профилактику травматизации молодого эпителия, инфекции. Указанное достигается щадящим удалением образующихся корочек, смазыванием «молодой» кожи нейтральными кремами (лучшим, по нашему мнению, для этих целей является детский крем).

При глубоких ожогах лица струп формируется быстро и относительно рано отторгается. Каких-либо срочных оперативных вмешательств (некротомия, некрэктомия) производить не следует в связи с большим риском травматизации нервных ветвей, развитой сосудистой сети. Щадящая поэтапная некрэктомия возможна по мере самостоятельного отторжения струпа. Закрытие кожными аутотрансплантатами гранулирующих поверхностей — последующий этап лечения. Для этих целей более целесообразно использовать широкий, неперфорированный кожный лоскут толщиной 0,3—0,4 мм, взятый с передней поверхности грудной клетки или живота. После наложения последнего на грануляции излишки, образующиеся по краям, удаляют, лоскут фиксируют отдельными тонкими капроновыми нитями. При применении подобной техники достигаются лучшие косметические результаты.

При некрозе кожи, покрывающей нос, встречающемся редко, нужно думать о возможности развития хондрита носового хряща, а при появлении последнего — производить удаление некротизированных участков. Пластика поверхности носа производится единым кожным лоскутом.

Поверхностные ожоги губ чаще всего быстро эпителизируются, однако они могут причинять много неприятностей больному (стягивающие боли, кровотечения, невозможность нормального приема пищи и т. д.). Гигиена полости рта при этом поражении особенно необходима. Она включает в себя частые полоскания, протирания полости рта антисептическими растворами, применение анестезирующих кремов и мазей.

При глубоких ожогах губ часто и рано развиваются микростомы, чрезвычайно затрудняющие нормальное питание больного. В связи с этим в ранние периоды заболевания необходимо введение тонкого (диаметром 2-3 мм) назогастрального зонда, с помощью которого осуществляется питание больного на всем протяжении заболевания, вплоть до завершающих реконструктивно-пластических операций.

Ожоги волосистой части головы сравнительно редки. Они обычно встречаются при электротравме или у больных эпилепсией при ожоге во время приступа. Как правило, они ограничены небольшой поверхностью и глубоки. При поступлении больных с ожогами в области волосистой части головы необходимо в ближайшие часы произвести бритье волос по окружности раны, отступя 5—7 см от ее края, и стрижку остального волосяного покрова. Спустя 1—2 дня следует исследовать надкостницу черепа и при повреждении иссечь ее вместе с не-кротизированными мягкими тканями. При сухой, коричневого цвета надкостнице есть все основания считать, что она мертва. Если надкостница не погибла, нужно принять меры к предупреждению ее высыхания и стараться в кратчайшие сроки восстановить кожный покров. Обнаженная надкостница, остающаяся незащищенной, быстро высыхает и погибает.

При глубоких ожогах головы могут поражаться кости черепа, причем некротизируется обычно только наружная кортикальная пластинка. Самостоятельное отторжение девитализированной кости продолжается в течение нескольких месяцев, чревато развитием гнойного процесса в губчатом веществе. Для определения глубины поражения и остеонекрэктомии используется следующая методика. С помощью дрели высверливают отверстия диаметром 0,4 — 0,8 см до появления умеренной кровоточивости (розовая окраска костной стружки), свидетельствующей о жизнеспособности подлежащих слоев кости. После этого наружная кортикальная пластинка удаляется долотом. При правильно выполненной остеонекрэктомии губчатое вещество кости через 7 — 10 дней покрывается грануляциями, на которые пересаживают кожные аутолоскуты.

При тотальном поражении ушных раковин (прикосновение к ним безболезненно, они тверды на ощупь, темного или белого цвета) их иссекают полностью. При частичном поражении ушной раковины, что встречается чаще, лучше придерживаться выжидательной тактики.

Появляющаяся резкая отечность, боли и гноетечение спустя несколько дней указывают на развивающийся хондрит и перихондрит. В таких случаях необходимо дренирование и экономное иссечение хряща.

Особенностью ожогов кожи шеи является частое развитие послеожоговых рубцов и деформаций даже при ожогах III степени, для чего целесообразно провести профилактическую иммобилизацию в положении разгибания. Достичь этого с помощью шин и гипса довольно трудно из-за анатомических особенностей и громоздкости иммобилизационных средств. Наиболее простым выходом является положение больного на кровати без подушки. Подобная тактика применима как при лечении ожогов III степени, так и в послеоперационном периоде при лечении больных с глубокими ожогами.

Близость крупных нервных и сосудистых стволов не позволяет производить некрэктомию и некротомию, а удалять струп следует поэтапно по мере его самостоятельного отторжения. Декомпрессионная некрэктомия показана только при циркулярных ожогах шеи, которые в клинической практике практически не встречаются.