Роль филантропов в развитии физического воспитания в школе

Филантропия явилась педагогическим продуктом английского, французского и немецкого просвещения. Ее социальную основу составляли располагавшие небольшим капиталом слои буржуазии, непосредственно заинтересованные в развитии промышленности и торговли в Германии. Их основная концепция характеризовалась неогуманистическим, идеалистическим утопизмом. Последователи этой концепции, подобно Песталоцци, видели причины общественного обнищания в неправильной системе воспитания. В их воззрениях относительно физического воспитания находили отражение принципы Коменского, Локка и Руссо, которые они модифицировали применительно к потребностям располагавшего скромными возможностями немецкого буржуа.

В конце XVIII — начале XIX века немецкая буржуазия еще не чувствовала в себе достаточно сил для того, чтобы, подобно своим английским или французским партнерам, предпринять попытку захвата политической власти. Ее амбиции в этом отношении проявлялись тогда еще лишь в идеологических стычках в области культуры, науки, искусства и педагогики.

Первое филантропическое заведение было учреждено (1774) Бернатом Базедовым (1724—1790) при поддержке герцога из Дессау. По примеру этого возникло еще несколько заведений подобного же типа. Из числа филантропов, занимавшихся практическим введением физического воспитания в школе, заслуживает внимания деятельность Иоганна Симона и Иоганна дю Туа (подробные данные о них отсутствуют), Кристиана Готтхильфа Зальцманна (1744—1811), Герхарда Антона Фита (1763—1836) и Иоганна Кристофа Гутс-Мутса (1759—1839). Выдающаяся роль среди них принадлежит Фиту и Гутс-Мутсу.

Выработанная филантропами система движений основывалась через посредничество гуманистов на достижениях античной греческой физической культуры. Это дополнялось остатками подвижных народных и детских игр и, кроме того, отдельными элементами боевых приемов и трудовой деятельности. Стилизовав все это, филантропы выработали основы школьной гимнастики. Косвенно они способствовали обособлению и отделению от нее видов спорта.

В рамках своей системы они выделяли три главных группы движений: игры, практические упражнения для развития сноровки рук; собственно физические упражнения.

Одним из основных принципов было обучение учащихся посредством игр. Поэтому они стремились способствовать развитию личности ребенка, его волевых качеств путем использования различного рода подвижных игр. (В своей книге Гутс-Мутс собрал 105 различных игр, в том числе 63 игры с мячом.) Их большой заслугой было то, что они обновили и теорию Коменского относительно игр. Известные игры они дополнили новыми и определили их место в своей системе физического воспитания. Заслуживают внимания представления филантропов о классификации игр в зависимости от их содержания. По воздействию на учащихся они различали игры, развивающие а) сообразительность и рассудительность, б) внимание, в) память, г) воображение, д) умственные способности, е) вкус.

Введением практических упражнений, развивающих сноровку рук, воспитатели-филантропы стремились способствовать подготовленности к трудовой жизни детей мелких предпринимателей, которые, будучи неимущими, добились благосостояния усердием, разумным распределением своего времени и благодаря своей сноровке. Это стремление отражало не обучение «труду» в сегодняшнем смысле слова, а задачу воспитания «трудом». Они использовали для этой цели формы движений всего лишь нескольких — почетных уже в их эпоху — видов деятельности, таких, как профессии столяра, токаря, садовника и переплетчика. Однако этим упражнениям придавалось большое значение и с точки зрения соединения умственного воспитания с физическим.

«Собственно» физические упражнения, составляющие костяк их системы движений, исследователь Эндре Бурка характеризует следующим образом: «К физическим упражнениям предъявлялось в целом то требование, чтобы они способствовали закалке организма, развитию силы и стойкости, выработке таких способностей и качеств, в результате которых человек становится пригодным для выполнения задач, выдвигаемых жизнью. Их упражнения и спортивные снаряды характеризовались большой степенью приближения к действительности. Для абстрактного обобщения их системы движений еще не было подходящих условий, поскольку тогдашняя наука еще не открыла взаимосвязей между человеческими движениями и физиологией мышц».

В результате отбора соответствующих видов движений, как об этом уже говорилось выше, были созданы следующие главные группы: 1) прыжки, 2) бег, 3) метание, 4) борьба, 5) лазание, 6) упражнения на умение сохранять равновесие, 7) упражнения по поднятию, перенесению и толканию тяжестей, вытягиванию каната, а также упражнения с кольцами, 8) походка, танцы и строевые упражнения, 9) плавание и купание, 10) тренировочные упражнения, 11) упражнения в пении, 12) умственные упражнения. В рамках физических упражнений они стремились в первую очередь увязать выработку практических навыков с благоприятным воздействием занятий на организм.

Комбинируя в пределах своей системы виды физических упражнений с элементами упражнений, они пришли к дифференциации системы движений, что уже означало выработку одного из главных направлений создания гимнастики. Это можно ясно видеть на примере прыжков, с помощью которых они хотели подготовить учащихся к любым обстоятельствам, встречающимся в жизни. Практиковались одинаково прыжки вверх, вниз, вверх и в длину, вниз и в длину. То же самое варьировалось с места и с разбега, с подручными средствами и без них. Они выполняли громадную работу по сбору материала и экспериментам не только в области игр, но и в деле создания системы движений в сфере физических упражнений. В решении этих совершенно новых задач они опирались на активность и богатую выдумку юношества.

Двое самых выдающихся филантропов — Гутс-Мутс и Виет — пошли даже еще дальше в исследовании детской активности. Проанализировав опыт стихийно возникшего во время прогулки в лесу состязания по лазанию на деревья, они пришли к выводу, что и в области физического воспитания незаменимым средством для полного выявления и стимулирования активности детей является соревнование. Они обратили внимание, что более совершенное выполнение отдельных частных задач в условиях соревнования, постоянное улучшение результатов помогает не только усвоению учебного материала, но и усиливает педагогическое воздействие. Таким образом, они пришли к тому, что сформулировали основные принципы педагогической деятельности, направленной на пробуждение у учащихся активного влечения к подвижности, разносторонности, настойчивости в достижении поставленной цели — качеств, приобретающих в наши дни особую актуальность в деле физического воспитания.

Распознание движущей силы соревнований в физической культуре привело Гутс-Мутса к мысли о необходимости организации раз в четыре года международных игр, напоминающих античные олимпиады. Своей деятельностью он способствовал избавлению физического воспитания в школе от средневековой догмы отрицания соревнований. В то же время, когда он вместе с Виетом стал считать важным использование соревнований и их результатов в педагогических целях, то одновременно с этим дошел до отрицания концепции филантропов «полностью отдаваться игре и получать от нее наслаждение».

Филантропы использовали и достижения медицинской науки своего времени. В соответствии с этим они встали на ту точку зрения, что упражнения следует составлять на основе физиологии в соответствии с индивидуальными особенностями организма. Преподающий физические упражнения должен, по их мнению, знать работу человеческого организма не только вообще, но и четко представлять себе, какое воздействие на него оказывают те или иные упражнения.

Гутс-Мутс не обошел вниманием и вопрос о физическом захирении трудящихся слоев. «Имеются истощенные поденщики с худыми бедрами и играми ног, потому что не упражняют ноги, с худыми руками и тонкими кистями рук, потому что выполняют работу исключительно женскую; с впалой грудью и сутулой спиной, потому что постоянно сидят. Одним словом, вследствие недостатка движений тело у этих людей если и не полностью разрушилось, то уже основательно деформировалось. Другие — в результате сверхчеловеческих усилий негибки, грузны, неловки — инвалиды».

В целях преодоления физической деградации он выдвинул идею всеобщей народной гимнастики. В его рассуждениях с требованием создания условий для «беззаботного хорошего настроения, здоровой юности, хорошего снабжения и целесообразной подвижности» физическая культура получила социальное содержание.

Значение филантропов для внутреннего развития физической культуры можно проследить значительно лучше, чем в области педагогики и других областях просвещения и культуры. Практически физическое воспитание вошло в программу школьного обучения благодаря их усилиям. Они испытали в педагогической практике и систематизировали полученные через Ренессанс теоретические знания античной физической культуры и теоретическую продукцию Французского просвещения, переняли и использовали некоторые полезные традиции рыцарского воспитания и народных игр, заложив тем самым основы системы физического воспитания. Благодаря своим теоретическим работам они стали пионерами не только «немецкого» направления в гимнастике, связанного с именем Ф. Яна, но и основывающейся на принципах физиологии системы движений П. X. Линга. Признавая в педагогике роль спортивных результатов, они тем самым установили контакт между школьным физическим воспитанием и спортивными достижениями.

Они вернулись к источнику «материала» движений физических упражнений — к труду, производительной деятельности и в результате пришли к «производящим классам». Не случайно они определяли гимнастику как «облаченный в тогу веселости труд». Их наиболее выдающиеся представители, к которым следует причислить и Песталоцци, указывали на те элементы движений в процессе производительного труда, которые позднее послужили основой гимнастических систем. В то же время они обнаружили, что со специализацией производственных процессов отдельные виды трудовой деятельности вынуждают человека выполнять ограниченное количество однообразных движений, что оказывает вредное воздействие на весь человеческий организм. Они стремились предотвратить развитие этого процесса деформации, прекратить его путем культивирования системы хорошо подобранных физических упражнений.

Формирующий новые вкусы и интересы мир эпохи Просвещения — сверх взятой в узком смысле практики воспитания — охватывал жажду познания природы и стремление к выработке норм естественного поведения. Не случайно центром туризма и альпинизма во второй половине XVIII века стала Швейцария. Жак Бальма и женевский врач М. С. Паккар в 1786 году первыми покорили самый высокий горный пик Европы — Монблан. К участию в горных экспедициях подключались такие личности, как И. В. Гёте, К. В. Хуфеланд, А. Гумбольдт, И. Д. Форбс.

Успешный эксперимент братьев Монгольфье на воздушном шаре (1783) положил начало покорению воздушного океана. Естественная манера держаться и естественные движения нашли свое выражение в искусстве балетмейстера Жана Жоржа Новерре (1727—1810) и его последователей.

В соответствии с принципами Руссо просвещенная эстетика провозгласила разрыв с рабским следованием моде: «Долой маску, которая скрывает игру лица, долой кринолины и парики, которые противоестественны и убивают выразительность движений». Активный танец — вот то искусство, при котором «искренней выразительностью нашего лица, наших движений и жестов мы переносим свои чувства и страсти в души других».

Отвергший сословные обычаи групповой танец покончил с манерными позами топчущегося на одном месте менуэта. Под влиянием охватившей общество лихорадки выражавшего раскованные, свободные движения вальса в период между 1789 и 1800 гг. число публичных бальных залов Парижа возросло со 120 до 800.

Источник: valver.ru