ВОПРОСЫ ИСТОРИИ ФИЗИЧЕСКОГО ВОСПИТАНИЯ

Abstract

Model of Children and Youth Physical Education in Kuban Cossacks ( Middle of XIX - Beginning of XX Centuries)

S. G. Aleksandrov

Kuban state academy of physical culture, Krasnodar

Key words: traditional culture, physical education, military - applied training, Kuban Cossacks, sub - ethnos.

The purpose of this paper was to consider the peculiarities in the physical education of the rising generation as the phenomenon of the Kuban Cossacks’s sub - culture.

The author offers his historical - ethnographical analyses of the formation and development of the Cossacks children and youth physical education, general physical training and military - applied training at the period of the second half of the XIX-th and the beginning of the XX-th centuries.

МОДЕЛЬ ФИЗИЧЕСКОГО ВОСПИТАНИЯ ДЕТЕЙ И МОЛОДЁЖИ КУБАНСКОГО КАЗАЧЕСТВА (СЕРЕДИНА XIX - НАЧАЛО XX вв.)

С.Г. Александров

Кубанска государственная академия физической культуры

Ключевые слова: традиционная культура, физическое воспитание, военно-прикладная подготовка, кубанское казачество, субэтнос.

Современный этап общественно-исторического развития Российской Федерации характеризуется законодательным утверждением процесса возрождения казачества [13, 17]. Это позволило создать благоприятные условия для восстановления различных областей традиционной казачьей культуры, в том числе и культуры физической.

Целью исследования явилась характеристика физического воспитания подрастающего поколени как феномена субкультуры казачьего субэтноса1.

Объектом исследования выступают физическое воспитание, общефизическая и военно-прикладна подготовка детей и молодежи кубанского казачества.

Методы исследования . исторический и теоретический анализ литературы, архивных и полевых материалов, в том числе впервые вводимых в научный оборот; сравнительно-исторический метод; обобщение; актуализм, т.е. использование знаний о современных явлениях для интерпретации и реконструкции минувших событий и деятельности людей.

Источниками исследования послужили работы по истории и этнографии казачества, документальные свидетельства, материалы фольклора, полевые наблюдения.

Результаты и их обсуждение. Несмотря на то что по кубанскому казачеству имеется много публикаций [16, 26], до настоящего времени физическое воспитание и военно-физическая подготовка как составные части традиционной казачьей культуры научными исследованиями не затрагивались. Остро ощущаются слабая изученность этого явлени культуры, ограниченное количество фактологического материала и отсутствие научно-методических разработок по данной теме.

Происхождение, становление и развитие физического воспитания и военной подготовки кубанского казачества представляют собой сложную и малоразработанную область истории, теории и методики физической культуры.

Эта проблема включает в себя целый ряд частных вопросов: как формировались традиции общефизической и военно-прикладной казачьей подготовки; какова цель физического воспитания кубанских казаков; в чем его особенности; как изменялась его направленность на разных этапах общественного развития казачества.

В то же врем накопленный исторический материал и проведенные полевые исследования позволили подготовить фактологическую базу данных по соответствующей проблематике и предложить комплексный вариант модели физического воспитания детей и молодежи кубанского казачества в досоветский период.

При рассмотрении основного содержания темы мы опирались на ту последовательность в исторической периодизации, которая существует в современной науке.

Моделирование как исследовательская процедура предполагает выделение наиболее значимых с учетом поставленной цели, параметров изучаемого объекта. В данном случае в качестве такового выступают физическое воспитание и военна подготовка подрастающего поколения.

Физическое воспитание, как и любое системное явление, представляет собой многоуровневое, многоаспектное и полифункциональное образование.

Формирование особенностей физического воспитания и элементов военной подготовки шло одновременно со становлением кубанского казачества как субэтноса. Его основу составили две этнические культурные традиции в их локальных вариантах: русском (донском, воронежском, курском и др.) и украинском (запорожском, харьковском, полтавском, черниговском и др.) [24, c. 287].

К середине XIX в. ядро общекубанской культурной традиции, в том числе и в контексте физического воспитания, сформировалось достаточно полно. Процесс этот ускорился после объединения в 1860 г. Черноморского казачьего войска с шестью бригадами Кавказского линейного войска и создания Кубанского казачьего войска [8].

В результате произведенной интеграции традиции военно-физического воспитания и подготовки Кубанского казачества стали обладать чертами системы.

Со второй половины XIX в. военно-физическое воспитание приобрело унифицированный характер, заключавшийся во взаимопроникновении различных традиционных элементов подготовки представителей славянского этноса Кубани - запорожских и донских казаков, переселенцев из курского, воронежского, харьковского, полтавского, черниговского и других регионов.

Военно-физическое воспитание подрастающего поколени производилось в следующих социальных институтах казачьего общества: семье, станичной (территориальной) общине, Кубанском казачьем войске, аппарате общегосударственного управления казачьими войсками.

Целью физического воспитания кубанского казачества в прошлом (XIX- начало ХХ вв.) являлось формирование общефизических, военно-прикладных умений и навыков, позволяющих эффективно осуществлять трудовую и профессиональную деятельность, направленную на защиту Отечества.

К середине XIX в. среди казачьего населения Кубани на семейной уровне в основной массе уже сложились традиции военно-физической подготовки подрастающего поколения.

Пристальное внимание родителей к данному процессу проявлялось уже на ранних этапах жизни детей.

Первоначально это выражалось в существовании определенных инициаций, связанных с посвящением мальчиков в воинов-казаков. Эти инициации имели важное педагогическое значение и представляли собой акт "военно-социального рождения" индивида; с предстоящей физической и боевой подготовкой они были связаны предметно.

Через 40 дней после рождения "отец нацеплял мальчугану саблю, сажал его на коня, подстригал в кружок волосы и, возвращая матери, говорил: "Вот тебе казак" [1, c, 26]. Впоследствии, к началу ХХ в. этот обычай несколько упростился: казачонка в раннем возрасте торжественно сажали на коня [6].

После посвящени начиналось обучение. В этом нельзя не усматривать определенного педагогического метода, подсказанного казакам самими условиями военизированного быта и осознанного ими. Когда сыну исполнялось три года, отец сажал его на лошадь, на которую предварительно накидывалс аркан. Во время скачки по кругу, темп которой регулировался отцом, ребенок осваивал приемы верховой езды [4].

Примерно с этого же возраста дети занимались кормлением и выпасом домашней птицы и скота, собирали грибы, ягоды, колосья пшеницы после уборки урожая, пропалывали ("сапали") огород, оказывали содействие в уборке сена [7].

Трудова деятельность проходила под строгим контролем станичной общины, что позволяло вовлекать в нее весь состав молодого поколения казаков.

Регулярное нахождение на открытом пространстве при резких переменах температуры закаливало молодой организм, делая его выносливым и малочувствительным к жаре, холоду и другим внешним воздействиям.

Наиболее полно физическое воспитание детей и военно-физическа подготовка молодежи раскрывались в условиях межгруппового, коллективного общения. Особое место в этом процессе занимали детские и молодежные подвижные игры [14]. Градация игр производилась в зависимости от пола, возраста и физической подготовленности участников [3], что позволяло оптимизировать двигательную активность играющих. Помимо игр в зимнее врем существовали и другие забавы: игра в снежки, катание на санках и т.д. [14, c. 203-205].

Начиная с 14-16-летнего возраста юноши и девушки участвовали в совместных играх, хороводах и плясовых песнях, проводившихся во время массовых гуляний и праздников [12]. Групповые танцы, хороводы, игры не только тренировали людей, но и сплачивали их в коллектив, способный к совместным эффективным действиям.

Составной частью военно-физического воспитания подрастающего поколения являлось организованное проведение кулачных боев ("кулачек"), в которых участвовало подавляющее большинство мужского населени станиц начиная с 7-летних мальчиков. Дети и подростки участвовали в начале ("зачине") боя, юноши - в основной части. Кульминаци достигалась с началом участия в массовом поединке взрослых казаков [18, 21, c, 236]. Состязание проводилось по единым правилам, которые строго выполнялись. В кулачном бою от участника требовалось проявление не только физической силы, но и выносливости, ловкости, высоких морально-волевых качеств.

Вместе с тем вызывает сожаление тот факт, что уже к началу ХХ в. кулачные бои утратили свое первоначальное значение. Из строго регламентированных поединков они превратились в массовые побоища [5]. Это, в свою очередь, нередко приводило к тяжелым увечьям участников [20].

Существенное влияние на процесс боевой и физической подготовки мужского населения казачьих станиц оказывали военно-территориальная администраци Кубанского войска и централизованное государственное управление казачьими областями.

На общегосударственном уровне Военным советом в 1908 г. для казачьих войск Российской Империи было утверждено положение, согласно которому дл "малолетков" (с 15 лет) и казаков приготовительного разряда (с 19 до 21 года) были установлены состязание по станицам в наездничестве и гимнастике [25].

В скачках, приуроченных к крупным праздникам, принимали участие не только юноши, но и девушки [19].

Как военно-прикладной вид развивается казачь джигитовка, достигшая своего расцвета к началу ХХ столетия. На Кубани искусство джигитовки казаки демонстрировали на специально организуемых состязаниях, проводимых Кубанским казачьим войском или непосредственно станичными правлениями. На празднике, посвященном 200-летию Кубанского казачьего войска, наравне со взрослыми в джигитовке участвовали и подростки [22, c. 184-185]. Известны случаи участия в открытых соревнованиях по джигитовке вместе с мужчинами женщин-казачек и даже завоевание ими призовых мест [2, c. 15]. Обязательный минимум исполнени отдельных элементов казачьей джигитовки включал в себя: поднятие на скаку с земли какого-либо предмета; попеременные вспрыгивание и соскакивание с коня; скачку стоя на седле [23, c. 402].

С помощью упражнений и состязаний конной подготовки молодежи прививались разнообразные двигательные навыки, требующие физического и морального напряжения, умения действовать своим оружием и управлять телом в самых трудных и приближенных к боевым условиям обстоятельствах.

Должное внимание процессу физического воспитания учащихс уделялось в сфере базового педагогического образования в Кубанской области на рубеже XIX -ХХ вв.

В общем составе средств военно-физической подготовки в казачьих школах, гимназиях и народных училищах Кубани большое место отводилось курсу "Физическое развитие". Были разработаны соответствующие педагогические рекомендации по преподаванию данной дисциплины [10].

В ходе дискуссии об определении эффективности того или иного средства физического воспитания неизменно подчеркивалась необходимость их комплексного сочетания.

В результате творческого взаимодействия учителей станичных школ и дирекции народных училищ Кубанской области к началу ХХ в. для работы с учащимися была подготовлена унифицированная программа "Занятий строем, гимнастикой военной, гимнастикой "сокольской и детскими играми" [11].

Между тем преподавание ученикам курса гимнастики зачасту сопровождалось рядом организационных трудностей. Прежде всего это отсутствие специально оборудованных помещений и гимнастических снарядов [15, c. 19-25]. В связи с этим основной упор делался на проведении с детьми строевых приемов, подвижных игр и общеразвивающих ("вольных") упражнений на открытом пространстве.

Несмотря на указанные недостатки, проведение разнообразных физических упражнений и игр на свежем воздухе помимо воспитания у занимающихся физических качеств и формирования разнообразных двигательных навыков способствовало закаливанию детей и укреплению их здоровья.

Таким образом, к началу ХХ в. физическое воспитание кубанского казачества как системное явление в своей основе интегри=ровало традиционные и самобытные казачьи средства и формы подготовки, позвол эффективно решать поставленные задачи.

Выводы. Физическое воспитание у кубанского казачества (середины XIX - начала ХХ вв.), имея общественную значимость, носило характер системы, подтверждением чего является следующее:

1) наличие строго определенной цели;

2) решение общих задач по профилирующим направлениям (базовое физическое воспитание, профессионально-прикладная подготовка);

3) наличие отлаженного общественного контроля за состоянием здоровья казачьего населения и уровнем его физической подготовленности, осуществляемого в процессе проведени состязаний во время военных сборов, станичных праздников и т.д.;

4) высокие результаты, достигаемые в ходе физической подготовки детей и молодежи;

5) динамичность процесса физического воспитания и его изменчивость в зависимости от исторических условий.

Рекомендации. Результаты исследования могут способствовать обогащению вузовских курсов истории педагогики и истории физической культуры, содействовать решению ряда актуальных проблем современной теории и практики физического воспитания.

Представленные материалы могут использоваться в методической литературе по организации физического воспитания и спортивно-массовой работы в среде казачьего населения Юга России.

Литература

4. Архив отдела фольклора и этнографии Центра народной культуры Кубани (далее Архив ЦНКК). Материалы Кубанской фольклорно-этнографической экспедиции (далее Материалы КФЭЭ). 1997, ст. Гостагаевская Анапского района, к/к Г-7.

5. Архив ЦНКК. Материалы КФЭЭ. 1997, ст. Гостагаевская Анапского района, к/к Г-10.

6. Архив ЦНКК. Материалы КФЭЭ. 1997, ст. Гостагаевская Анапского района, к/к Г-14.

7. Архив ЦНКК. Материалы КФЭЭ. 1977, ст. Гостагаевская Анапского района, к/к Г-17.

11. Государственный архив Краснодарского края (далее ГАКК), ф. 470, оп. 2, л. 28.

12. ГАКК, ф. 670, оп. 1, д. 4, л. 22-30.

Источник: lib.sportedu.ru