Зураб Соткилава

О балете мы с вами говорили не так давно, всего 3 поста тому назад, поговорим теперь об опере. Как вы поняли из названия, наш сегодняшний герой родился в Сухуми. Свершилось это событие в неспокойном 37м году прошлого века, 12 марта.

Никто не знал, чем закончится детство увлеченного футболиста, подвижного и непоседливого мальчишки. Никто не мог предположить, что его ожидает вокальная сцена и огромный успех на этом поприще. Детство его протекало таким образом, что впору было предположить движение Зураба как раз в сторону профессионального спорта, в частности, футбола. Именно им мальчишка увлекся до такой степени, что в 16-летнем возрасте стал крайним защитником в сухумском «Динамо». А в 20-летнем, между прочим – капитаном сборной Грузии. Такой вот скачок всего за 4 года. Правда, скачок этот не пошел в результате на пользу Зурабу – по причине спортивных травм, полученных 2 и 3 года спустя на соревнованиях в Югославии и Чехословакии, спортивную карьеру пришлось оставить.

Но если вы думаете, что сразу после этого Зураб увлеченно запел, то вы ошибаетесь. Да, вокал оказался в итоге призванием Зураба и самым успешным его занятием, однако пришел Зураб к нему далеко не сразу. Путь был, скажем так, тернист и извилист и лежал через Тбилисский Политехнический Институт.

При этом необходимо заметить, что любовь к спорту Соткилава сохранил, несмотря на уход из футбола, часто с радостью вспоминал, как играл против известных футболистов. «Я горжусь тем, что выходил на поле против самого Льва Яшина, — как-то сказал он в одном из интервью, — Мы познакомились с Львом Ивановичем поближе, уже когда я был певцом и дружил с Николаем Николаевичем Озеровым. Мы вместе ездили к Яшину в больницу после операции. На примере великого вратаря я лишний раз убедился в том, что чем большего человек достиг в жизни, тем он скромнее. А матч тот мы проиграли со счетом 1:3…»

Лишь после политеха, где он изучал горное дело и успешно по нему защитился, в голову Зураба пришла идея поучиться в Консерватории. Пути господни неисповедимы, как говорится, однако теоретически родственники Зураба не должны были так уж сильно удивиться: его мама и бабушка были музыкально одарены и даже сам он в одном из интервью рассказывал о том, что они «любили присесть вечером на лавочке и поиграть на гитаре». Однако вы же понимаете, сколь различны понятия «поиграть-попеть на лавочке» и «профессиональная музыкальная карьера».

Коллеги по спорту восприняли карьерный «зигзаг» Соткилавы, конечно, же, со смехом и удивлением. А вот сам Соткилава, со свойственным ему чисто грузинским юмором весьма спокойно принимает свои спортивные поражения как перст судьбы, полагая, что ушел в певцы не потому, что был физически травмирован, а потому, что Яшин его «переиграл». Думаю, что эту историю каждому можно воспринимать как весьма поучительную.

Изначально он пришел в консерваторию как баритон, однако преподавательский состав вскоре разглядел в нем прекрасный лирико-драматический тенор. Долгое время вокалист учился у лучших своих коллег, шлифовал собственный талант. Там же – в Грузинском Государственном Театре Оперы и Балета – он исполнял вокальные партии с 1965 по 1974 годы. Его певческий, как когда-то и спортивный талант был оценен грузинскими преподавателями и зрителями настолько, что на стажировку Зураба в итоге отправили не куда-нибудь, а в миланский Ла-Скала.

Там он без устали осваивал бельканто, хотя, слыша отзывы старших товарищей, мог бы и расслабиться: его сравнивали с Карузо и Джильи. Однако Соткилава старался не заразиться звездной болезнью преждевременно, и честно 2 года «отпахал» на практике в Италии, после чего последовали 2 успешных выступления на вокальных конкурсах в Болгарии и Барселоне и… сцена Большого Театра. )

Вклад Зураба Соткилавы в искусство СССР считают чистым, искренним и бескорыстным как грузины, так и русские, итальянцы, и другие признанные «поющие» нации. Тут я который раз подчеркну, что человеческие жемчужины Грузии, имеют массу общего с ее природными жемчужинами, к которым несомненно относится Боржоми, так уж повелось. Соткилава очень долго пел в Большом, исполнял главные роли и центральные вокальные партии, такие как Отелло, Борис Годунов, Хозе, Водемон.

(с Еленой Образцовой)

С 1987 года он более стремительно ушел в преподавательскую деятельность – я пишу «более стремительно» потому, что преподавал-то он, вообще, с 1976 года, одновременно выступая на сцене, однако в 1987 стал профессором кафедры сольного пения в Московской консерватории.

У него есть жена, Элисо Багратиони, и две дочери – Тея и Кэти Соткилава. А также статусы заслуженного, а затем народного артиста Грузии, лауреата государственной премии имени Палиашвили, премии имени Шота Руставели, название которой я все чаще упоминаю последнее время в своем блоге… и это я перечислил только грузинские награды, на самом деле в списке его заслуг присутствуют и многочисленные итальянские, не говоря уже о русско-советских.

По последним данным, он относительно здоров и занимается творчеством. Редко, однако все же выступает на эстраде. Впрочем, даже будучи звездой оперной сцены в 70х-80х, он не особенно ею увлекался.

А теперь, что касается тезиса «талантливый человек талантлив во всем». Вы согласны с ним? Я – не очень. Но собирая факты о Соткилаве, я решил, что талантливый человек талантлив всегда как минимум во многом.

Источник: www.diary.ru