Стивен Сигал (Steven Frederic Seagal)

Стивен Сигал родился в 1951 году в американском городе Детройт, рос в Чикаго, а в 9 лет переехал с родителями в Лос-Анжелес. Ещё в Чикаго, когда ему было 7 лет, отец повел сына на соревнования по каратэ. Это произвело на мальчика такое сильное впечатление, что он уже тогда, может быть, определил свой жизненный путь.

Со временем быстро обогнав по способностям и результатам всех своих американских ровесников и решив, что в Штатах ему уже нечего делать, он в 17 лет приехал в столицу Японии Токио, чтобы записаться в одну из многочисленных академий восточных видов единоборств. К нему, как представителю другой расы, отнеслись с неприязнью. Японцы издевались над ним и всячески унижали. Однако вскоре роли поменялись. Теперь отношение неприязни в сторону Стивена, было чревато неприятностями.

Удивительно, что его жизнь не оборвалась в Японии в те годы, так как Стивен побеждал не только своих коллег по школе,но и каждый вечер ходил в какой-нибудь небезопасный район Токио и затевал драки с местными хулиганами. Он стал не только одним из известнейших токийских хулиганов, но и одним из известных городских знатоков восточных боев.

Сигал выучил все, что можно и за несколько лет стал мастером айкидо, получил черный пояс в каратэ, познал тайны дзюдо, кендо, тайчи, кунг-фу, кен-джитсу. Он стал единственным неазиатом, который открыл свою школу боевых искусств в Токио. Там же, в Токио, в 19 лет Стивен женился на Миджико Фуджитани, дочери мастера айкидо. До разрыва их отношений в 1981 году у них родилось 2 сына.

Сигалу понравилась философия айкидо, соответствовавшая его убеждениям, и он начал тренироваться под руководством жившего в Калифорнии американца японского происхождения Харри Иститака. В 1973 году он стал одним из немногих тогда неяпонцев, получивших приглашение на двухгодичную стажировку во Всемирный центр айкидо «Айкикай».

Два года спустя выпускник «Айкикай» открыл свой клуб в Осаке в районе Дзюсо (район этот пользуется дурной славой, поскольку считается излюбленным местом якудза) и назвал его «Тенсин», что в переводе означает «Божественная воля». Поступок его был неслыханным и беспрецедентным-иностранцы ни до, ни после Сигала не осмеливались преподавать японцам японские же искусства, притом на их же земле. Японские мастера, очень ревниво относящиеся к своим традициям, никогда этого не допускали, а предположить, что жители Страны Восходящего Солнца пойдут изучать свое искусство, пронизанное традиционной философией, религией и культурой, к иностранцу, было невероятной наглостью и самонадеянностью.

Однако клуб начал процветать-жесткое силовое айкидо Сигала, создавшего свой индивидуальный стиль, который уже тогда отличался от обремененного условностями и не слишком реального айкидо, а также сам Сигал, сочетавший американскую физическую мощь с японским духом самурайства и японским образом жизни, привлекал в «Тенсин» учеников.

Но Сигал был не тем человеком, который может сидеть на одном месте и довольствоваться достигнутым. Его авантюрная сущность звала в дорогу, на поиски новых приключений. Еще во время пребывания в Японии он получал предложения из Гонконга сняться в нескольких фильмах, но решительно их откинул. Стивен решает, что лучше стать международным авантюристом и наемником. Не один раз появлялись сообщения, что он работал на ЦРУ. Недаром же сейчас Сигал пользуется огромным уважением среди американских военных и спецслужб. Разной масти узколобые и твердолобые силовики видят в нем своего. Он был также охотником за головами в Азии. Или, говоря более понятными словами, был наемным убийцей. Сигал работал в особой охране шаха Ирана и африканского епископа Десмонда Туту. После 15 лет скитаний по свету Стивен возвращается в США и открывает в Калифорнии школу боевых искусств. С его опытом и знаниями он стал ведущим инструктором Америки. Практически сразу после возвращения его начали привлекать к работе в качестве телохранителя особо важных персон.

Его школу боевых искусств посещали многие актеры, например Шон Конери. Среди посетителей школы был и Майкл Овиц, один из влиятельных магнатов Голливуда. Именно он втянул Сигала в мир кинематографа. Уже первая картина Сигала «Над законом» стала большим кассовым хитом. Первые 4 фильма Сигала принесли только от проката в Штатах прибыль в размере 100 миллионов долларов. И еще столько же в других странах. Много сюжетов в его фильмах основаны на богатой приключениями личной жизни Сигала. К его чести важно сказать, что Сигал не делает халтуру. Он редко выпускает фильмы, но очень старательно готовит их, сам часто выступает в роли соавтора и сопродюссера, даже хореографа. В 1994 году актер дебютировал в качестве режиссера картины «В смертельной зоне». Его фильм «Помеченный смертью» был одним из списка самых кассовых фильмов 1990 года.

Интересно, что Сигал до сих пор убежден, что «Уорнер Бразерс» испортила первый его фильм, навязав ему свои условия и заставляя делать все так, как хотелось того им. Недоволен он остался и второй своей картиной, хотя именно благодаря «Смерти вопреки» Сигал вошел в историю кино и опередил не только Чака Норриса, Дольфа Лундгрена и других коллег-конкурентов, но и покойного Брюса Ли.

Трудно поверить, но Сигал утверждает, что его идолом является мастер японского кино Акира Курасава. Он и сам в будущем хотел бы ставить серьезные фильмы. Сигал также и вполне удачливый бизнесмен. Он возглавляет личную кинопроизводственную компанию, и вместе с С.Сталлоне, А. Шварценнеггером и Б.Виллисом основал в нескольких странах рестораны «Планета Голливуд». На съемках фильма «Смерти вопреки» он познакомился с актриссою Келли Ле Брок, которая тогда была не только его партнершей на съемочной площадке, а и его пациенткой. Она посещала у Стивена сеансы акупунктуры. В последствии Келли стала его женой и матерью двоих детей. Но со временем она не выдержала этого замужества и рассталась со Стивеном. Этим браком была практически разрушена актерская карьера Келли.

Стивен активно «воспитывал» свою жену также и с помощью кулаков. Себе же он позволял иметь хоть табун любовниц. Хотя им также приходилось не сладко.

Главный секрет успеха фильмов Сигала, не в кинокомпании, не в режиссерской работе или сценарии, не в спец эффектах  которые, кстати, отсутствуют напрочь, а в личности самого Стивена. Высокий, мощный, фантастически мужественный Сигал превосходит других мастеров боевых искусств, снимающихся в кино, прежде всего чисто внешне, хотя мужественности не занимать и Норрису, а Ван Дамм и Лундгрен обладают более внушительной мускулатурой. Он крайне экстравагантно одевается-в «Смерти вопреки» Сигал расхаживает в ослепительном «лунном» жилете, о котором так мечтал Остап Бендер, и в свои годы носит оригинальную прическу, завязывая волосы в «хвост». Но главное заключается в том, что только Сигала можно смело назвать белым самураем-он излучает спокойную, но гранитно-неколебимую уверенность в себе, готовность и презрение к смерти, превосходство духа над телом, мягкость и доброту, которые при возникновении экстремальной ситуации переходят в беспощадность и жестокость.

Известно, что самурай одним своим видом внушал страх тем, кто собирался напасть на него-даже когда сидел к врагу спиной. Таков и Сигал. И можно стопроцентно утверждать, что до Сигала передать менталитет самурая на экране не удавалось никому из европейцев.

Другое коренное отличие Сигала от других кинозвезд, играющих в фильмах о боевых искусствах,-это предельная реальность поединка, отсутствие вычурности, красоты, эффектности и наличие максимальной эффективности. В его картинах не увидишь обилия головоломных трюков, которыми славится Джеки Чан, красивых высоких ударов ногами, которые так любит Ван Дамм. Здесь все достаточно прозаично, но зато сурово и сверхнадежно.

В жизни Стивен такой же, как и на экране. Как-то раз он едва не схватился с известным в прошлом каратистом Бобом Уоллом, снимавшимся вместе с Норрисом и Брюсом Ли в «Пути Дракона» и «Появлении Дракона». Уолл вступился за своего друга Чака, в чей адрес Сигал позволил себе сделать несколько не совсем корректных замечаний, и дискуссия завершилась тем, что Сигал вызвал Уолла на бой в полный контакт и без всяких правил, но последний столь заманчивое предложение не принял. А прочитав о претензиях к своим фильмам, Сигал через журнал «Блэк Белт» бросил всем желающим вызов на бой до смертельного исхода. Но, разумеется, и это любезное приглашение на казнь осталось без ответа. Хотя, говорят, были и курьезные случаи. Например, однажды на съемочной площадке, в перерыве между съемками, Сигал предложил любому желающему потягаться с ним силами в борьбе. Против него вышел пожилой каскадер и, обхватив Сигала своими ручищами, чуть приподнял его и довольно легко положил Стивена на лопатки…

Стивен Сигал актер многосторонний: он с одинаковым успехом может играть и злодеев, и благородных героев, но предпочитает роли мужественных, благородных рыцарей.

Источник: www.allbudo.ru