Немецкий врач сборной России Изабель Кнауте: Сборная обязана быть чистой!

СОБЫТИЕ ДНЯ. ЛЫЖНЫЕ ГОНКИ

РАЗГОВОР О ГЛАВНОМ

Физиотерапевт Изабель Кнауте – первый в истории российских лыж медицинский специалист из-за рубежа. Десятилетний опыт работы в сборной Швейцарии с олимпийским чемпионом Дарио Колонья стал лучшей рекомендацией. Изабель не стесняется вмешиваться в тренировки, давать советы тренерам и поддерживать спортсменов. А заодно делает и говорит вещи, немыслимые для российского специалиста. В конце нашего разговора я назвала ее «свежий ветер». «Я одна, разве я могу быть ветром? Так, легкое дуновение», – рассмеялась Кнауте.

«КАК УЗНАТЬ, ЧТО ТВОРИТСЯ НА КАМЧАТКЕ?»

– Вы пришли в российскую команду в самый разгар допинговых проблем. Успели понять, почему именно российские спортсмены так часто попадаются на применении запрещенных препаратов?

– Насколько я знаю, в FIS и в других странах думают, что в России употребление допинга носит системный характер. Я подчеркиваю, это не мое мнение – это то, что думают другие люди, – Изабель повышает голос, и чувствуется: она взволнована.

– Но вы с этим мнением согласны?

– Не знаю, я в команде всего несколько недель. Но изменить точку зрения иностранных спортсменов и тренеров будет очень сложно. Слишком много у вас было положительных проб.

– Вы не боялись на фоне такого отношения к России за рубежом приезжать работать в нашу страну?

– Понимаете, я всю жизнь проработала в маленькой команде, где не было никаких проблем. В Швейцарии все замечательно: нет вопросов по допингу, хорошие результаты, отличная атмосфера… Для меня работа в России – нереальный вызов, что-то, с чем я еще никогда не сталкивалась.

– Как все-таки можно бороться с допингом?

– Вся проблема, что Россия слишком большая страна. Как тут ни контролируй, всегда будет масса спортсменов достаточно высокого уровня, которые не входят в сборную команду. Это вам не Швейцария или Германия, где лыжников не так много и все под контролем. Не представляю, что должна делать федерация, чтобы знать, чем занимаются спортсмены где-нибудь на Камчатке. Но сборная, безусловно, обязана быть чистой.

– Вы уверены, что как врач заметите, если спортсмены будут употреблять что-то запрещенное?

– Хороший вопрос, – Изабель на секунду задумывается. – Смотрите. Например, мы три недели проводим на сборе. Потом спортсмены на неделю разъезжаются по домам. Как врачи или тренеры могут знать, чем они там занимаются? Для меня в отношениях со спортсменами очень важно доверие. Мы не можем работать вместе, если не будем верить друг другу.

«В ШКОЛЕ УЧИЛА РУССКИЙ»

– Изабель, как вы появились в сборной России?

– Я давно и хорошо знакома с некоторыми российскими лыжниками. Помогала Дмитрию Ляшенко, когда в декабре 2008 года на этапе Кубка мира во французском Ла Клуза он на тренировке травмировал плечо. А в прошлом году в Фалуне поила на дистанции Александра Легкова. В конце этого сезона у меня закончился контракт со сборной Швейцарии. Я проработала в команде 10 лет, это было замечательное время. Но сейчас мне захотелось нового вызова. И я нашла его в России.

– Правда, что вы сами предложили россиянам свои услуги?

– Впервые разговор состоялся с руководителями компании «Адидас» (спонсор сборной России. – Прим. ред.). Мы вместе пришли к выводу, что было бы здорово дать российской сборной иностранного специалиста по медицине. Главный тренер россиян Юрий Чарковский тоже был за. Официально моя работа началась в июне. Сейчас я с командой на сборе в эстонском Отепя, присматриваюсь и пытаюсь понять, чем могу быть полезна. Планируется, по ходу сезона я буду с командой на всех этапах Кубка мира.

– По отзывам российских спортсменов, вы занимаетесь не только привычным массажем, но и предлагаете новые упражнения и тренировочные методики.

– Я физиотерапевт по профессии. А это значит, что могу не только восстанавливать, но заниматься предотвращением травм. Наверное, второе даже главнее. У меня есть программы по развитию чувства равновесия, закачке отдельных мышц и так далее. У каждого спортсмена свои слабые места. Я составляю индивидуальные планы и корректирую их в зависимости от самочувствия.

– С кем в российской сборной вы работаете?

– Индивидуально я составляю программы и делаю массаж шести спортсменам: Александру Легкову, Максиму Вылегжанину, Наталье Коростелевой, Илье Черноусову, Петру Седову и Сергею Новикову. Хотя в случае проблем ко мне может обратиться любой член команды, я никому не отказываю.

– Вы сами выбирали себе подопечных?

– Нет. Я работаю с теми, кого мне предложили.

– Вы сейчас единственная иностранка в команде. Проблем в общении не возникло?

– Мой родной язык – немецкий. Но, так как я из Восточной Германии, шесть лет в школе учила русский. Сейчас все – и спортсмены, и тренеры – потихоньку помогают мне вспомнить язык. По-моему, им даже нравится меня учить. – Изабель смеется, и, кажется, процесс обучения ей тоже доставляет удовольствие.

«У 5 РОССИЯН ИЗ 6 ПРОБЛЕМЫ СО СПИНОЙ»

– Как вам физическая форма россиян?

– Мне понравилось, что все спортсмены хотят тренироваться и очень мотивированны. Но система работы в российской команде совсем другая, чем та, к которой я привыкла в Швейцарии. Вся швейцарская сборная, включая спринтеров и дистанционщиков, составляла максимум 18–20 человек. В России спортсменов куда больше. Но проблемы у всех лыжников мира, пожалуй, одинаковые. Они все задают одни и те же вопросы и беспокоятся об одних и тех же вещах… Система, национальность тут ни при чем.

Российские лыжники хором рассказывают про новые упражнения, которые вы внесли в подготовку. Многое пришлось менять?

– В основном я занимаюсь со спортсменами тренировками по развитию специальной силы. Команда никогда не делала упражнений, которые применяются в командах Швейцарии, Германии, Норвегии. А ведь, например, чувство равновесия, которое я развиваю, зимой очень пригодится на спусках или в контактной борьбе на спринте. Растяжка, гибкость помогут предотвратить травмы. Наверное, это одна из основных моих функций: попытаться объяснить тренерам и спортсменам, что, если у тебя что-то болит, не нужно загружать себя еще больше. Лучше пару дней отдохнуть и потом снова работать в полную силу, чем довести дело до серьезной травмы и вылететь на несколько недель. Тренеры просто обязаны понимать, что тренироваться с полной нагрузкой круглый год невозможно. И если перебрать летом, потом это может сказаться в самый неподходящий момент, зимой.

– Российские тренеры это понимают?

– Сейчас из шести человек, с которыми я работаю, у четырех-пяти есть проблемы с коленями или со спиной. Пока я пытаюсь объяснить все спортсменам, а они уже должны донести это до тренеров. Говорю буквально: «Эй, если у тебя что-то болит, скажи тренеру! Если будешь молчать, потом пропустишь не одну тренировку, а целый месяц». Элитные спортсмены не должны быть глухи к своим ощущениям. Но, возможно, со следующего сбора я буду разговаривать с тренерами и сама.

– Думаете, они вас услышат?

– Не надо думать, что я какой-то революционер! Я не хочу ничего менять в команде просто ради факта перемен. Я просто хочу, чтобы мне дали качественно выполнять свою работу.

– Наш лидер Александр Легков долгое время мучается различными травмами. Сейчас с ним все нормально?

– Когда я только пришла в команду, спросила Александра о самочувствии. Сейчас, летом, пока не холодно, он чувствует себя хорошо. Я очень надеюсь, что у Легкова хватит ума в случае чего тут же сказать мне и тренеру. Тогда мы вместе что-то изменим в тренировочном плане.

«ИНОСТРАНЦЫ С УДОВОЛЬСТВИЕМ ПРИЕДУТ В РОССИЮ»

– Руководство российской сборной хочет пригласить еще двух иностранных врачей. Помощь вам действительно нужна?

– А вы представьте, каково мне. В Швейцарии всегда были люди, на которых я могла положиться. Если я направляла спортсмена к врачу, я была на сто процентов уверена: он знает, что делать, и сделает все, как надо. В России я никого не знаю. А одна не могу справиться со всеми проблемами. Это нормально, когда разные специалисты лучше разбираются в разных областях и могут помогать, советовать друг другу. Сейчас у меня такой возможности нет, мне даже не с кем обсудить возможное лечение.

– Вы думаете, с вашим приходом негативное отношение к России за рубежом изменится?

– Разве один врач в команде – это много? Я одна при всем желании не смогу ничего сделать. Я могу только качественно работать с моими спортсменами. Но влиять на всю команду, тем более на отношение из-за рубежа, не в моих силах, я же даже не тренер. Если вы хотите что-то изменить, приглашайте новых людей во всех областях. И еще – ведите себя немного по-другому.

– Что вы имеете в виду?

– Иногда я замечала, что российские спортсмены на соревнованиях как-то замкнуты. Они порой не столь общительны и улыбчивы, как мы. Да, допустим, не многие россияне говорят по-английски. Но чтобы улыбнуться и сказать «Hi, how are you?*», особых знаний не нужно, правда? Я привыкла работать в идеальной атмосфере. Я знаю, что со спортсменами можно говорить о многом, а не только о работе. При случае я люблю шутить, прикалываться и считаю, что это на самом деле помогает!

– Вы думаете, норвежские или немецкие тренеры поедут сейчас в Россию воспитывать конкурентов своей родине?

– Я считаю, наши тренеры и врачи с удовольствием согласились бы поработать в России. Потому что Россия – страна талантливых, мотивированных спортсменов. Это страна, с которой можно побеждать. А победы – то, ради чего мы работаем.

* Привет, как дела? (англ.)

ВСЕ РОССИЙСКИЕ ЛЫЖНИКИ, ДИСКВАЛИФИЦИРОВАННЫЕ ЗА УПОТРЕБЛЕНИЕ ДОПИНГА ЗА ПОСЛЕДНИЙ ГОД

Источник: www.sovsport.ru