ГРУППОВЫЕ УПРАЖНЕНИЯ

Совместное рисование возможно и в больших группах. Для перехода выполняется следующее упражнение: сначала дети рисуют парами, затем объединяются по две пары и рисуют одну картину вчетвером. Потом «четверки» объединяются, и вся группа вместе рисует одну картину. Я предлагаю ребятам рисовать абстрактные формы: линии, геометрические фигуры, символы и т. д. Можно задать тему или предоставить детям полную сво­боду.

Потом мы обсуждаем, что происходило в от­дельных группах, какие ощущения пережил каж­дый ученик. Некоторые дети с большим облегче­нием воспринимают «разрешение» уйти от пря­мого контакта в парах; другим очень трудно определиться и начать действовать в большой группе. Во время беседы я всегда провожу парал­лели с реальной жизнью учеников и спрашиваю, так ли у них обстоят дела вне группы — дома, в школе, в компании сверстников. По возможнос­ти мы пытаемся вникнуть в историю каждого отдельного ученика, понять, почему он избрал именно такую линию поведения, от чего она его защищает. Мы выясняем, является ли данная защита необходимой в нашей группе.

Но даже если и не заходить так далеко, уверен­ность в себе робкого человека сильно возрастает, когда он замечает, что его принимают всерьез и считаются с ним так же, как и с другими.

Однако преподавателю нужно следить, чтобы ребенок вновь не попал в плен своей негативной роли, например, «козла отпущения». Это проис­ходит очень быстро, поскольку дети с удивитель­ной легкостью находят возможность вести себя так, как они привыкли, и их «программа» начинает выполняться. Старая роль — в данном случае «козла отпущения» — довольно неприятна, но это единственное, что известно о ней человеку. Ка­жется, людям более свойственно отдавать пред­почтения «знакомым» неприятностям, нежели со­здавать некие новые, неизвестные им ситуации. Группа должна перестроиться и больше не реа­гировать на сигнал «считайте меня козлом отпу­щения». А конкретный ученик должен научиться больше не посылать такого сигнала. Чаще всего это происходит, когда ребенок обретает уверен­ность в себе, и ему уже не надо привлекать к себе внимания негативными поступками. Часто поведение меняется только благодаря тому, что преподаватель обнаруживает эту игру и ведет себя соответствующим образом. Например, он, не реагируя на сигнал, продолжает комментировать происходящее. Он обсуждает с детьми выбранные ими роли, а также те способы, которыми ребята друг друга поддерживают. Решающее значение имеет то, что роли не только играются, но и осознаются.

- ^^^!^Рао«нени«

Розмари (16 лет) — очень замкнутая некоммуникабельная девочка. Во время ри­сования групповой картины на тему «Кон­такты» она впервые вела себя весьма смело и активно. Розмари отобразила себя в цен­тре картины ярко-красным цветом и про­вела «дорожки» к другим ученикам. Однако не получила ни одного «ответа», то есть никто не отреагировал на ее притязания, ничего не добавив к ее линиям. Во время финального обсуждения девочке высказали много негативных замечаний: мол, красный цвет очень яркий и грубый, он мешает и тому подобное. Девочка все больше «закры­валась», уходила в себя, а когда я спросила: «Тебя очень задевает, что говорят сейчас ребята?» — она воскликнула сквозь слезы: «Как только я, наконец, решилась, сразу же получила по голове!» В последующей беседе выяснилось, что Розмари крайне редко ос­меливается проявить себя, и каждый раз, встретив негативную реакцию, замыкается еще глубже. Чтобы активно вмешаться в какую-либо ситуацию, девочке приходится мобилизовать все свое мужество, и тогда ее поведенческая энергия перехлестывает через край.

Девочка всегда воспринимала негатив­ный отпор партнера как результат собст­венной ущербности: «Я недостойна любви и попросту никому не нужна». Это отнимало у девочки последнюю надежду, так как она не видела никакой возможности что-либо изменить.

Теперь Розмари смогла признать свой собственный активный вызов, тогда как раньше она лишь пассивно чувствовала себя оскорбленной.

Источник: medlec.org