Приметы и обряды, связанные с родами и беременностью

Беременность

Беременная женщина в народе пользовалась дополнительным вниманием: ее освобождали, по возможности, от трудной работы и пытались удовлетворить ее запросы в пище и питье, неисполнение ее желаний считалось грехом. Считалось, что она способна приносить счастье: ее охотно угощали яблоками, поскольку если беременная отведает плода с молодой яблони, впервые принесшей урожай, эта яблоня весь свой век будет обильно плодоносить.

Беременная наделялась способностью заражать окружающих, поэтому ей не следовало посещать чужие семьи, а если она это делала, то только используя специальные меры предосторожности. Ее нельзя было приглашать быть кумой - считалось, если она станет крестной, то ее крестник не будет жить.

Приметы и обычаи для беременных женщин

• Родится мальчик, если у последнего ребенка в семье волосы не заканчиваются на шее косичкой; когда отец ожидаемого дитяти на дороге найдет кнут; когда кто-нибудь из семьи, выбежав с ткацким прутком, увидит первым какого-нибудь мужчину; когда ребенок, посаженный за стол, выберет из разложенных перед ним вещей какую-нибудь принадлежность мужчины, а не женщины, например трубку, а не платок.

• Беременная не должна была также целовать покойника при прощании и провожать его на кладбище.

• В период беременности женщина ни в коем случае не могла работать по церковным праздникам - нарушение этого запрета беременной, как считали, неизбежно должно было отразиться на новорожденном.

Рождение ребенка

И беременная женщина, и только что родившая женщина считалась нечистой, поэтому она даже зимой уходила рожать подальше от жилья - в баню, хлев, сарай (чаще в баню, которую протапливали). Впрочем, из хлева роженица все же, разрешившись от бремени, шла в баню и часто сама ее топила, если ей некому было помочь. Делали и по-другому: в момент родов все домашние уходили, с роженицей оставались только муж и бабка-повитуха, которые старались облегчить ее страдания.

Без повивальной бабки (как ее еще называли, пупорезки, пуповязницы, пупорезницы) не обходилась ни одна крестьянская семья. Обычно она жила или проводила большую часть дня у роженицы в течение трех дней: она купала роженицу и ребенка (повитуха должна была уйти только после трех бань), поила отварами различных лекарственных трав, правила опустившийся после родов живот, заговаривала младенца на долголетие. Но ее главной обязанностью было следить за тем, чтобы никто не испортил ребенка или роженицу, поскольку до крещения ребенок, а с ним и его мать считались незащищенными от всякой порчи. Поэтому повитуха находилась вместе с роженицей и новорожденным в бане (месте, по представлениям крестьян, весьма нечистом), не отходила от них, когда к ним наведывались посторонние лица. Если в доме не было ни одной взрослой женщины, кроме роженицы, то она играла роль хозяйки до тех пор, пока роженица не сможет работать сама. Если родившийся ребенок был слабеньким, болезненным, повивальная бабка могла его окрестить. Для этого святую воду разбавляли простой водой, она полива­ла малыша три раза со словами: «Во имя Отца, во имя Сына, во имя Святого Духа. Аминь», - и давала ребенку имя. В случае, если ребенок оставался жив, священник довершал обряд без погружения в воду и нарекал именем, которое дала повитуха. Повивальная бабка не могла отказать в просьбе прийти к роженице: ее отказ рассматривался как непростительный грех, который мог повлечь за собой немедленную кару.

Когда родильница достаточно оправится и бабка сочтет возможным уходить, происходило очищение всех присутствовавших и принимавших какое-нибудь участие при родах. Зажигали перед иконами свечу, молились, потом водой, в которую клали хмель, яйцо и овес, умывались сами и мыли младенца. Во время умывания родильницы бабка иногда говорила ей: «Как хмель легок да крепок, так и ты будь такая же; как яичко полное, так и ты полней; как овес бел, так и ты будь бела!» Когда повивальная бабка мыла ребенка, то приговаривала: «Расти с брус вышины да с печь толщины!» Этот обряд часто называют размыванием рук: обычно водой, в которую добавляли различные несущие определенную смысловую нагрузку предметы, мать и бабка поливали троекратно на руки друг другу и просили взаимно прощения, бабку награждали подарком (обычно мылом и полотенцем, иногда деньгами). После этого повитуха могла идти принимать следующего ребенка. Повитуха возвращалась в дом родильницы накануне сорокового дня после рождения ребенка: она должна была подпоясать его и напомнить матери о необходимости очистительной молитвы. Пояс, которым она повязывала ребенка, рассматривался одновременно и как магический оберег от злых сил, и как знак долголетия и здоровья. Повитуха приговаривала: «Как шнур длинен, так жить тебе; как шнур белый - так быть тебе: рая видать, а в горестях не бывать». Пояс символически делит человеческое тело на две половины - земную и небесную, нечистую и чистую - и выполняет функцию защиты от злых сил. Считалось, что неопоясанный ребенок может умереть. Современный обычай обвязывать одеяльце, в которое завернут новорожденный, розовой или голубой лентой, идет от обычаев царского дома Романовых: родившегося великого князя награждали орденом Святого Андрея Первозванного (синяя орденская лента), а великую княгиню - орденом Святой Екатерины (красная орденская лента).

На сороковой день мать с новорожденным, по правилам церкви, входила в храм: мать выслушивала очистительную молитву, а младенец воцерковлялся, то есть вводился в общину верующих.

Приметы и обычаи для беременных

• О том, что на свет вот-вот появится ребенок, никто не должен знать: роды бывают тем труднее, чем больше народу о них знает.

• На одежде роженицы и ее мужа не должно быть никаких узлов, тогда роды будут легкими. В доме надо отпереть все замки, открыть все двери и ящики, рас­плести косы.

• В бане повивальные бабки готовили воду от уроков - одно из самых сильных средств народной магии. Вода для этого использовалась обязательно речная, бабка специально ходила за ней с чистым ведром и зачерпывала ее всегда по течению реки. Возвратившись с реки в баню и сотворив Иисусову молитву, по­витуха погружала в ведро правую руку и, зачерпнув там горстью воду, спускала ее по руке через локоть в приготовленную емкость, нашептывая: «Как вода на локте не держится, так на рабе Божьей (имя) ни уроки, ни призеры не держитесь!» При этом вела счет до девяти с отрицанием - не одна, не два, не три и т. д. Таким образом воду на локоть черпала три раза. С молитвой бабка опускала в эту воду три накаленных докрасна уголька. Потом горстью правой руки через локоть левой лила эту воду трижды на крайний камень каменки, затем трижды на дверную скобу, держа емкость так, что пролитая вода опять стекала в нее же. При этом бабка каждый раз приговаривала: «Как на камне (или скобе) вода не держится, так на рабе Божьей (имя) ни уроки, ни призоры не держитесь!» После этого вода считалась столь сильно заговоренной, что ни один колдун не в силах уничтожить ее целительную силу. Затем бабка ставила родильницу лицом на восток - если только она могла стоять, в противном случае сажала ее на банный порог и три раза брызгала ей в лицо набранной в рот наговоренной водой, приговаривая: «Как вода на лице не держится, так на рабе Божьей (имя) ни уроки, ни призоры не держитесь!» Вылив из туеса оставшуюся воду родильнице на голову, бабка собирала воду при ее падении с головы в правую горсть и брызгала ею на каменку из-под своей левой ноги.

• Для легких родов женщина должна трижды обойти вокруг стола, на углах которого насыпана соль кучками. Она должна съесть несколько крупинок от каждой их них, приговаривая: «Ты, соль, свята; ты, соль, солона; ты, соль, крепка; расступись, соль, мне недуги отпусти, что во животной кости, во черной крови; услади все колотья и болести на трудну пору, а я, раба (имя), Богом молюся, утробою ласкаюся, скорого от тебя дитятка дожидаюся».

• Чтобы облегчить роды, надо зажечь в доме страстную или четверговую (при­несенные из церкви в Страстную пятницу или Великий четверг), или венчальную свечу.